Радио "Стори FM"

Личное дело

Сортировать по дате
[] []
  • Алексей Балабанов: По ту сторону добра и зла
    Алексей Балабанов: По ту сторону добра и зла
    Будучи противоречивым человеком, он, может, - единственный среди своих современников, кто сумел задеть нерв коллективного бессознательного.  Уже прошло 10 лет, как его нет на свете, с чем до сих пор трудно смириться
  • Георгий Данелия: Смех сквозь слезы
    Георгий Данелия: Смех сквозь слезы
    Среди условно «советских» режиссеров особенно выделяется Георгий Данелия  – московский грузин, он все-таки остается грузином, впрочем, равно как и москвичом
  • Нежная кожа
    Нежная кожа

    Франсуа Трюффо, один из величайших режиссеров ХХ столетия, чьи фильмы неоднократно входили в десятку избранных шедевров, умер неоправданно рано, в 52 года. С его уходом осиротел не только французский кинематограф, но и мировой: без Трюффо, несомненно, мы стали в чем-то беднее.

  • Покаяние Тенгиза Абуладзе
    Покаяние Тенгиза Абуладзе
    31 января – столетие Тенгиза Абуладзе, одного из лучших грузинских режиссеров, который наиболее известен благодаря «Покаянию»
  • Мой... Чехов
    Мой... Чехов
    Виктория Токарева рассказывает о своём любимом писателе – Антоне Павловиче Чехове
  • Владлен Бахнов: Монолог Дон Кихота (Часть 2)
    Владлен Бахнов: Монолог Дон Кихота (Часть 2)
    Редакция Story публикует вторую часть воспоминаний Леонида Бахнова о своем отце, Владлене Бахнове, одном из самых ярких представителей поколения шестидесятников, «Дон Кихоте» своего времени, которое, увы, не выбирают
  • Владлен Бахнов: Началось все дело с песенки
    Владлен Бахнов: Началось все дело с песенки
    На днях у Владлена Бахнова, знаменитого юмориста, автора литературных пародий и скетчей, сочинявшего для Юрия Никулина и Карандаша, соавтора сценариев  Гайдая, был столетний  юбилей
  • Педро Альмодовар на грани нервного срыва
    Педро Альмодовар на грани нервного срыва
    Педро Альмодовару, одному из самых оригинальных режиссеров конца прошлого-начала нынешнего века, как нельзя лучше подходит рубрика «Личное дело»: все его фильмы, даже если они повествуют о женщинах, воистину – личные
  • Лев Рудник: народный артист «Как Бы СССР»
    Лев Рудник: народный артист «Как Бы СССР»
    История Льва Рудника, красавца-мужчины, любителя женщин, эдакого советского Казановы, интересна прежде всего тем, как в ней отражается и искусство эпохи тоталитаризма, и личная жизнь творческих людей, находящихся под надзором партии
  • Моя... Агата Кристи
    Моя... Агата Кристи
    Татьяна Устинова рассказывает о том, как чтение Агаты Кристи помогло ей понять, почему в кипарисовом полене заключено большое счастье
  • Сергей Параджанов: Хочешь быть свободным, будь им!
    Сергей Параджанов: Хочешь быть свободным, будь им!
    9 января – столетний юбилей одного из гениев мирового кино, Сергея Параджанова. Известный киновед Андрей Плахов предоставил в распоряжение редакции главу из своей будущей книги «Тарковский и мы», посвященную дружбе двух великих режиссеров, Тарковского и Параджанова
  • Заслуженный плейбой Америки
    Заслуженный плейбой Америки

    Более 30 лет модельер Кельвин Кляйн был притчей во языцех в моде. С ним связано больше всего скандалов на душу модного населения и такое же количество громких наград. Что же толкало его на подвиги? 

  • Проповедь неистового Челентано
    Проповедь неистового Челентано
    Адриано Челентано не только певец и композитор, актёр и режиссёр. Есть у него одна ипостась, которая, может, и заставила его состояться во всех названных амплуа. Сегодня она почти вышла у Челентано на первый план. О чём речь?

  • Споткнувшийся о звезды
    Споткнувшийся о звезды
    Самое непостижимое в жизни Чехова – сама его жизнь, начавшаяся сто шестьдесят лет назад в «теневой столице империи», городе Таганроге
  • Мой любимый клоун
    Мой любимый клоун
    У актёра Льва Дурова было два главных жизненных принципа. Первый – всегда находиться в движении. За это друзья прозвали его «перпетум мобиле». Второй – никогда не унывать. Ни из чего не делать трагедий, любые невзгоды высмеивать...
  • Олег Ефремов: На одном дыхании
    Олег Ефремов: На одном дыхании
    Мало того, что Олег Ефремов был талантливым артистом и режиссёром - он обладал невероятной человеческой и мужской харизмой. За ним шли. И - это крайне важно - ему было что сказать и куда вести. Он был прирождённым лидером
  • Нина Русланова: Послесловие
    Нина Русланова: Послесловие
    Нина Русланова, совсем недавно ушедшая от нас, была живым опровержением тезиса о том, что достоинство, талант, яркая индивидуальность и прочие выдающиеся человеческие качества передаются исключительно по наследству: наоборот, каждый раз человек - вновь, шаг за шагом становится личностью
  • Виктор Астафьев: Сердце мира
    Виктор Астафьев: Сердце мира
    Никто не сказал бы, глядя на Виктора Астафьева, скромно одетого, коренастого, опирающегося на палку, что это колоссальный, стержневой для русской литературы ХХ века писатель
  • Ролан Быков: Повелитель бесконечности
    Ролан Быков: Повелитель бесконечности
    Интересный парадокс, о котором размышляет один из наших лучших (если не лучший) киноведов  Евгений Марголит
  • Неуёмная Мордюкова
    Неуёмная Мордюкова
    Известно, что Нонна Мордюкова вошла в десятку лучших актрис мира
  • Еретик Пазолини
    Еретик Пазолини
    В марте 1922 года, чуть более ста лет назад, родился один из самых выдающихся режиссеров ХХ века, Пьер-Паоло Пазолини. Обстоятельства его смерти до сих пор не раскрыты: 2 ноября 1975 года на пустыре неподалеку от Рима был найдено тело Пазолини со следами пыток
  • Писатель, которого невозможно «отменить»
    Писатель, которого невозможно «отменить»
    Большая литература необязательно трудна в восприятии. Она может быть легкой, увлекательной - и при этом глубокой. Сегодня наш автор Николай Гульбинский рассказывает о своём восприятии, пожалуй, крупнейшего современного писателя «школы Дюма, Стивенсона и Вальтера Скотта» - испанца Артуро Переса Реверте
  • Рыцарь без страха
    Рыцарь без страха
    Каждое время сторожит свой Рыцарь без страха и упрёка. «Я себя под Лениным чищу!» – это Маяковский. А мы –  при ком выросли, чьих идеалов придерживаемся? Из всех промелькнувших при нашей жизни «портретов» в душе остался, пожалуй,  лишь Дмитрий Лихачёв
  • Ольга Рязанова: Хрущев вместо фикуса
    Ольга Рязанова: Хрущев вместо фикуса
    Ольга Рязанова рассказывает захватывающие истории, связанные с блестящим окружением ее отца, выдающегося режиссера Эльдара Рязанова. Этот рассказ – об интереснейшем человеке, Василии Катаняне, ближайшем друге Рязанова и пасынке Лили Брик.
  • Наталья Негода: Тело как улика
    Наталья Негода: Тело как улика
    Наталью Негоду, суперзвезду конца восьмидесятых, запомнили исключительно по одной роли, маленькой Веры из одноименного фильма, ставшего символом Перестройки
  • Вивьен Ли: Легкое дыхание
    Вивьен Ли: Легкое дыхание
    Вивьен Ли, прожившая всего 54 года, всю жизнь доказывала, что она не просто красавица, а серьезная драматическая актриса – выдающаяся или нет, она и сама не знала, несмотря на Оскары и всеобщее восхищение. Знали другие – те, у кого был вкус. Большинство же полагало, что красота – препятствие для гениальности
  • Лукино Висконти, пленник Красоты
    Лукино Висконти, пленник Красоты
    Лукино Висконти - один из последних столпов европейской культуры; редкостный уникум, протянувший нить между гуманистическим девятнадцатым веком и чудовищным двадцатым
  • Война лейтенанта Чухрая
    Война лейтенанта Чухрая
    Когда на вступительных экзаменах во ВГИКе в 1946-м Григория Чухрая, только что демобилизованного лейтенанта с осколком в легком, спросили: «Не кажется ли вам, что то, чем вы занимались в армии и то, чем хотите заниматься в искусстве, — слишком разные вещи?», он твердо ответил: «Не кажется»
  • Долгожданное дитя
    Долгожданное дитя
    Чтобы состоялось литературное чудо, нужно, вроде бы, очень много: и силы, и новая идея, и времена подходящие, и издатель, готовый взять на себя ответственность… Для Корнея Чуковского, как оказалось, нужно было лишь одно: маленькая любимая девочка рядом.
  • Анни Жирардо: Жизнь как роман (Часть I)
    Анни Жирардо: Жизнь как роман (Часть I)
    Анни Жирардо, актриса безо всякого преувеличения великая. Уникальное природное дарование, обнаружившееся чуть ли не в детстве, поражало даже видавших виды профессионалов – например, классика Лукино Висконти, – не говоря уже о зрителях. Хотя в целом ее судьба была очень непростой