Радио "Стори FM"

Мой...

Проницательный читатель - Тайны белой собачки

Чехов, Антон Палыч, как за углом живёт, на моей улице, или в соседнем подъезде, и на собрание пришёл по поводу сноса пятиэтажек – так он для меня рядом. Он – хорошо знаком с гармоничным абсурдом нашей жизни. Он – наш. Гоголь – это квадрокоптер такой, беспилотник, сверху всё рассматривает, а Чехов – это шунтирование, прямо в сосуды русской жизни вошёл. Недаром врач. И каждый из нас у него на приёме. Врач участковый, не кремлёвский. К нему толпа, без привилегий, обслуживает всех, кто придёт, кто записался, или в порядке живой очереди, и всем прописывает одну пилюлю.Бесплатную, доступную, может показаться, для всех – думайте. Может быть, поможет? Может быть… О своём Чехове размышляет писатель и журналист Григорий Каковкин.

Шекспир

До двадцати пяти лет как все рано полюбившие книги дети, а потом как все порядочные филологи, Михаил Веллер полагал, что много читал и хорошо усвоил прочитанное. Но когда начал писать сам, выяснил, что это всего лишь приятные иллюзии. Произведения классиков нужно было переосмыслить, понять их подлинный смысл, открыть для себя заново. Из сложных авторов на все времена Шекспир стал первым, о котором Веллер задумался всерьез. По мнению писателя лучшие и знаменитейшие трагедии Шекспира по-настоящему не прочитаны до сих пор. Несмотря на то, что не сходят с театральных подмостков. Давайте отбросим привычные представления и порассуждаем, что собственно нам сказал гений монологом Гамлета «Быть иль не быть?» И почему Ромео не мог не влюбиться в Джульетту?

Остаться с Носом или без

Герой повести Гоголя майор Ковалёв потерял свой нос. Это нам всем хорошо знакомо из школьной программы. Понятно, что «нос» в одноимённом произведении – некая метафора. Чем же, казалось бы, безобидная фантазия автора так напугала издателей благонамеренного журнала «Московский наблюдатель», что они отказались её публиковать?  И почему к варианту пушкинского «Современника» беспощадно цеплялась цензура? Ключом к разгадке  этих непростых вопросов может стать трактовка известного выражения – «остаться с носом». Оказывается, к носу как части тела, упомянутая фигура речи не имеет отношения. Тогда о чём же она?

Вишнёвый сад на новый лад

Скорее всего, любой старшеклассник, прилежно посещающий уроки литературы, может вполне толково рассказать о конфликте представителей разных поколений, лежащим в основе пьесы Антона Павловича Чехова «Вишнёвый сад». Вернувшиеся из Парижа разорившиеся дворяне Гаев и Раневская живут иллюзиями и воспоминаниями прошлого. Практичный купец Лопахин, как это и положено энергичному деловому человеку, берется решать финансовые проблемы здесь и сейчас. Молодежь, как водится, мечтает о наступлении счастливого «завтра». В итоге сад вырубают, хозяева уезжают, оставив старичка-лакея помирать в заколоченном доме. Занавес... Всё так. А что если попробовать представить, что могло произойти с чеховскими героями и их обожаемой усадьбой дальше. Во времена Сталина, Хрущева  или вот в наши дни. 

Булгаков

Актёр и режиссёр Сергей Юрский рассказывает о том, что много лет не расстаётся с книгами Михаила Афанасьевича Булгакова.  Как одно за другим приходили к нему произведения великого писателя – сначала «Жизнь господина де Мольера», затем «Записки юного врача», а позже, самиздатовский, напечатанный на машинке, роман со странным названием «Мастер и Маргарита». Размышляет о безошибочной, целебной мере булгаковского юмора и удивительном стиле, соединившем феерию и реальность. Вспоминает «Пражскую весну», разбитую бутылку дефицитного «Чинзано» и своё неожиданное знакомство с прообразом Маргариты, воплощённом в реальной, и очень привлекательной женщине – Елене Сергеевне Булгаковой.

Чехов

Английский историк Дональд Рейфилд написал книгу «Жизнь Антона Чехова», которая не просто стала бестселлером – она взбудоражила поклонников писателя и любителей читать биографии великих. Это при том, что речь идёт о русском классике, чья биография для его соотечественников, казалось бы, известна в подробностях. Нашлись и те, кто возмутились: как можно было вытащить на свет некоторые «неприглядные» факты, обходились же раньше без них... Рейфилд попытался открыть Чехова заново. Английский исследователь считает, что чем больше про человека знаешь, тем больше ему доверяешь. А значит, для полного понимания писателя надо знать о нём всё – и хорошее, и плохое. И, кстати, из всех русских авторов Антон Павлович Чехов, может быть, единственный, кого Дональд Рейфилд хотел бы иметь в качестве соседа.


535х702.jpg

shishonin.jpg