Радио "Стори FM"
  • Не оставляйте стараний, маэстро
    Интервью

    Не оставляйте стараний, маэстро

    Идея, возможно, не сверхоригинальная – поговорить с любителем и фанатом, в данном конкретном случае – музыки, но нам показалось это интересно. Вениамин Сапожников, автор Story, фанат музыки, ответил на несколько вопросов нашего обозревателя
  • 9 мая: Со слезами на глазах История цивилизации

    9 мая: Со слезами на глазах

    9 мая, возможно, - единственный день так называемого национального единения, памяти и скорби: почти в каждой семье кто-нибудь погиб на войне, не говоря уже о жертвах среди мирного населения
  • Ирина Левенталь: Мой секс Авторские колонки

    Ирина Левенталь: Мой секс

    Остроумное и откровенное исследование женской сексуальности и социальности в постфеминистском обществе. Ирина Левенталь рассказывает, как научиться сохранять свое уникальное отношение к жизни в мире, который иногда по-звериному жесток с женщинами, но чаще все-таки дарит им необыкновенное наслаждение собой и другими
  • Вильгельм Фуртвенглер, немецкий дух музыки История цивилизации

    Вильгельм Фуртвенглер, немецкий дух музыки

    Приятно симпатизировать героям своих очерков – великим, вроде Гульда или Пьяццоллы. С Фуртвенглером дело обстоит сложнее, хотя это один из лучших дирижёров ХХ века: он так и не покинул нацистскую Германию, более того, продолжал давать концерты, как-то даже выступив на дне рождения Гитлера
  • Татьяна Самойлова. Женщина-жизнь Личное дело

    Татьяна Самойлова. Женщина-жизнь

    Однажды на вопрос, как вспоминает войну, которую встретила девочкой, Татьяна Самойлова ответила, что они с мамой в эвакуации обе тяжело заболели. И подытожила: война – это болезнь
  • Резо Чхеидзе: Покаяние. Вторая Оттепель
    Личное дело

    Резо Чхеидзе: Покаяние. Вторая Оттепель

    Старшее поколение хорошо помнит фильм «Отец солдата» - с Серго Закариадзе в главной роли: знаменитая картина, классика советского кино; неувядаемый, как раньше говорили, шедевр. Снял его, как известно, Резо Чхеидзе, каннский лауреат. Его все звали Резо, ну а если официально - Реваз Давидович
  • Вячеслав Фетисов: Интервью

    Вячеслав Фетисов: "Я верю в судьбу и в предназначение"

    Вячеслав Александрович Фетисов – легенда мирового хоккея. Завершив спортивную карьеру, он стал успешным бизнесменом в США, но потом вернулся в Россию, чтобы возглавить Госкомспорт. Потом было депутатство в Государственной Думе, в Совете Федерации. Сейчас Вячеслав Александрович является послом доброй воли ООН по проблемам Арктики. Будучи "человеком мира", он, как никто другой, владеет искусством "хоккейной дипломатии"
  • Тонкая овчинка Личное дело

    Тонкая овчинка

    Далида её звали, как будто кто-то напевает: «Да-ли-да… Дали-дали-да». Лёгкая мелодия, чего никак не скажешь о ней самой: музыка её жизни временами переходила в тяжёлый рок и слишком часто звучала как траурный марш. Далида сделала невозможное: после Эдит Пиаф она сумела обольстить Францию. Но заплатила за эту любовь самую большую цену, какую только может дать женщина. Какую?
  • Ганна Слуцки: Истории из жизни Авторские колонки

    Ганна Слуцки: Истории из жизни

    Будучи очень щедрым (во всем, и в творчестве тоже) человеком, Ганна Слуцки довольно часто балует нас своими рассказами, которые очень нравятся и редакции, и читателям. Сегодня, например, на десерт – короткие рассказики, уморительно смешные. Ну, в общем, как всегда
  • Перфекционист Ал Пачино Личное дело

    Перфекционист Ал Пачино

    Сказать об Ал Пачино, что он - харизматик, от одного взгляда которого бедные дамы тут же падают в обморок, сраженные внезапно охватившим их чувством, а режиссеры-мужчины традиционной ориентации не могут оторвать от него глаз, - значит не сказать ничего
  • Кирилл Рябов: 777 Авторские колонки

    Кирилл Рябов: 777

    Кирилла Рябова сравнивают с Хармсом и Камю, говорят, что он Балабанов в современной литературе, называют главным писателем своего поколения. Роман «777» подтверждает эту репутацию. Внезапное счастливое событие — ошибка банкомата, выдавшего главному герою баснословную сумму, — запускает череду событий, насколько страшных, настолько же и смешных
  • Лев Рубинштейн: Не упустить бы Авторские колонки

    Лев Рубинштейн: Не упустить бы

    Когда она начинается, по крайней мере в календарном смысле, мы понимаем, что это не она, что не надо утешать себя созерцанием странички на настенном календаре