Радио "Стори FM"

Истории из жизни знаменитых людей

  • Календарь: Жан Ренуар
    Календарь

    Календарь: Жан Ренуар

    15 сентября родился Жан Ренуар, выдающийся кинорежиссер и сын знаменитого художника Огюста Ренуара, унаследовавший от отца талант, простоту в обращении и, как замечали все без исключения, колоссальную доброту
  • Ганна Слуцки: Части жизни (13 часть) Авторские колонки

    Ганна Слуцки: Части жизни (13 часть)

    Что делали советские люди, решив навсегда покинуть «шестую часть суши»? Верно. Перед эмиграцией евреи и к ним примостившиеся члены семьи делали ремонт в квартире, которую у них перед бегством отнимало симпатичное государство
  • Домовладелица Люди&Вещи

    Домовладелица

    Королева детектива Агата Кристи была убеждена, что жизнь ее книг недолговечна и слава вряд ли ее переживет. 
  • «Рокко и его братья»: величие трагедии История цивилизации

    «Рокко и его братья»: величие трагедии

    «Рокко и его братья» – один из величайших шедевров в истории кино, эпос о бытовании послевоенной Италии – за прошедшие шестьдесят лет не то что не устарел, но будто вновь обрел трагическое дыхание. И это при скоротечности искусства кино – будучи молодым изобретением, оно и стареет фатально быстро
  • Театральный роман Мужчина & Женщина

    Театральный роман

    Для режиссёра любимая актриса становится музой. Для актрисы «её» режиссёр – почти божество, манящее в райские кущи. Сергей Арцибашев и Елена Стародуб – не исключение. А что бывает, когда божество сверзается с небес?
  • Положительно заряженная атомная бомба Личное дело

    Положительно заряженная атомная бомба

    Он обожал юных девушек. Он умел добывать деньги из воздуха. Он чуть было не угодил за тюремную решётку. Но главное – Александр Татарский делал мультипликационное кино: «Пластилиновая ворона», «Следствие ведут Колобки», «Падал прошлогодний снег» – помните? Как рождались эти остроумные притчи для детей и для взрослых на понятном любому возрасту языке?
  • Лагерфельд в футляре
    Личное дело

    Лагерфельд в футляре

    По мере того как Карл Лагерфельд становился знаменитым, на нём нарастал панцирь. Он нацепил тёмные очки, обзавёлся высокими воротничками, надел перчатки и больше их не снял. От кого же он прятался или, может, скрывал чего?
  • Мой.. Толстой Личное дело

    Мой.. Толстой

    Кинорежиссёр Сергей Соловьёв – о своём восприятии Льва Толстого, которого считает одним из первых неформалов среди русских писателей, причём не только в искусстве, но и в жизни
  • Ганна Слуцки: Части жизни (12 часть) Авторские колонки

    Ганна Слуцки: Части жизни (12 часть)

    Нас было трое, блондин-альбинос Сережа, раскосый Олжас и я, черненькая. Все трое из разных московских школ, третьеклассники, которых возили по торжественным мероприятиям - поздравлять именитых гостей СССР
  • Оклеветанный Сальери: История одной сенсации История цивилизации

    Оклеветанный Сальери: История одной сенсации

    Как оправдать того, кого уже давно нет на свете и кто, разумеется, не может защитить себя сам? И что может быть важнее чести и доброго имени кого бы то ни было? Тем более такого выдающегося человека, как Антонио Сальери
  • Анатолий Головков: Спасение утопающих Авторские колонки

    Анатолий Головков: Спасение утопающих

    Мы публикуем отрывок из романа Анатолия Головкова «Террористы», где, как всегда у него, фантастическое погружено в реальное - и уже непонятно, где фантасмагория, а где наше повседневное существование
  • Лев Рубинштейн: Золотые шары Авторские колонки

    Лев Рубинштейн: Золотые шары

    Эти торчащие из-за дачных заборов ярко-желтые цветочки, эти застенчивые с виду «шары» с самого-самого детства из раза в раз, как только я на них натыкаюсь, грубовато и не без назойливости намекают, что миновало, мол, еще одно лето, что давай-ка, дружок, беги в Культтовары и покупай новые тетрадки в клетку, в линейку и в косую линейку, доставай-ка из-под шкафа постылый пыльный портфель...
  • Евгений Леонов: от смешного до великого Личное дело

    Евгений Леонов: от смешного до великого

    Евгений Леонов был актером такого масштаба, какой случается, наверно, раз в тысячелетие. И это не риторическая фигура, не преувеличение – его мастерство и правда поражает, как говаривали раньше, до глубины души. Именно он - а таких единицы в целом мире - способен довести до слез самого упертого зрителя