Радио "Стори FM"

Авторские колонки

Сортировать по дате
[] []
  • Ольга Курносова: Сон разума рождает постмодерн
    Ольга Курносова: Сон разума рождает постмодерн
    Не знаю как вы, лично я только недавно осознала, что живу в стране победившего постмодернизма. Вы не подумайте, я не сама такая умная, умный у меня сын, а я просто умею задавать вопросы
  • Лев Рубинштейн: Что-то среднее
    Лев Рубинштейн: Что-то среднее
    Ища в Википедии уже не помню что, а помню только что это «что-то» начиналось с приставки «без», я наткнулся на словарную статью «Безличные предложения»
  • Александр Иличевский: Бутылочка
    Александр Иличевский: Бутылочка
    Когда идёшь в пустыню, минимальный запас дневной воды составляет шесть литров
  • Лев Рубинштейн: Интересные дела
    Лев Рубинштейн: Интересные дела
    Тайнинка. Так назывался, - впрочем, называется и теперь, -  небольшой дачный поселок рядом с Мытищами, в котором я прожил значительную часть своего детства
  • Анатолий Головков: Собака ела дыню
    Анатолий Головков: Собака ела дыню
    Друнов и Нечаев выпивали на даче, закусывали дыней и угощали собаку...
  • Дмитрий Воденников: Оторванная подошва
    Дмитрий Воденников: Оторванная подошва
    Кажется, ну где туфли и Модильяни? Листаешь-листаешь его картины по именному запросу в Гугл: одни портреты. Вытянутые прекрасные лица, большие глаза и шляпы, преувеличенно длинные шеи. Ни одной самой завалящей туфли. Хотя сам сидит на одной фотографии в грубых таких башмаках
  • Ольга Курносова: Есть ли жизнь без телефона?
    Ольга Курносова: Есть ли жизнь без телефона?
    Вот вы с чего свой день начинаете? С телефона? Будильник выключить. Ну или, если вам будильник не нужен, то время посмотреть. Так ведь?
  • Лев Рубинштейн: Вершки и корешки
    Лев Рубинштейн: Вершки и корешки
    Над столом, где стоит мой компьютер, на котором я пишу в том числе и этот самый текст, расположены книжные полки. Их много. И они плотно забиты книгами
  • Анатолий Сосновский: Не пережить себя
    Анатолий Сосновский: Не пережить себя
    Когда мне было 15 лет, я украл библиотечную книгу. Впоследствии такое случалось еще дважды, но тот случай был первым и, пожалуй, наиболее оправданным. Я похитил третий том из чёрного четырехтомника Хемингуэя 1968 года издания. «По ком звонит колокол» и публицистика времён испанской Гражданской войны, чудовищный дефицит в конце 60-х
  • Дмитрий Воденников: Комната, в которой не повезло
    Дмитрий Воденников: Комната, в которой не повезло
    Сколько же мусора от тебя. Даже с утра, за пятнадцать минут. Вдруг заметишь: вышел из ванной, почистив зубы, мимоходом прихватил с собой валявшиеся на деревянной доске (осталось от бабушки, на доске стоял таз, там бабушка стирала, и эта доска тоже, в сущности, мусор) пустую благоуханную обёртку от мыла, коробку от тюбика новой зубной пасты, давленный жизнью предыдущий тюбик, прожившую свой недолгий век кассету для бритвенного станка
  • Дмитрий Воденников: Из цикла «СТРАННО ИЗБРАННЫЕ»
    Дмитрий Воденников: Из цикла «СТРАННО ИЗБРАННЫЕ»
    … А надо быть смиренней,
    я же говорил.
    Хотя автозамена предложила: сиреневей.
    Ну и сиреневей тоже.
  • Лев Рубинштейн: Встреча с песней
    Лев Рубинштейн: Встреча с песней
    Сначала я все же объясню, почему эту песню, ее мелодию и, главное, ее текст я запомнил прочно и навсегда
  • Лев Рубинштейн: От анютиных глазок до золотых шаров
    Лев Рубинштейн: От анютиных глазок до золотых шаров
    О чем с самого раннего детства до глубокой старости думает городской человек, начиная с мрачноватой неприглядной осени, кончая слякотной, сырой и гриппозной весной? О чем думает он, гладя сквозь запотевшее окно на бесконечный безысходный снегопад? О чем вспоминает он в минуты нечастых просветлений?
  • Денис Драгунский: Старинный вальс
    Денис Драгунский: Старинный вальс
    Город Клюев, бывший Проточный Перескок, носил свое имя вовсе не в честь крестьянского поэта, а в память красного командира, которого в марте 1918 года лично изрубил шашкой генерал Марков на своем пути от Дона к Екатеринодару
  • Лев Рубинштейн: Игра в куклы
    Лев Рубинштейн: Игра в куклы
    Вы ведь, конечно, тоже, как и я, постоянно натыкаетесь в самых различных контекстах, чаще всего пропагандистских, на слово «кукловоды»?
  • Анатолий Головков: Старушенция
    Анатолий Головков: Старушенция
    Когда случается проезжать мимо этого дома, я останавливаю машину и смотрю на четвертый этаж, где гипсовые ангелы поддерживают балкон, а жимолость ползет по чугунной решетке
  • Дмитрий Воденников: Нам есть что делить
    Дмитрий Воденников: Нам есть что делить
    Поэт Осип Мандельштам когда-то говорил, что есть две противоположные профессии по природе своей: это актер и поэт. Актер весь на свету, он для этого света (луча света), искусственного света и создан
  • Александр Иличевский: Платочек
    Александр Иличевский: Платочек
    Александр Иличевский не нуждается, как говаривали раньше, в представлении: писатель он известный, широко признанный, лауреат множества премий и пр. При этом не громогласный – и когда говорит, что известностью тяготится, ему веришь
  • Лев Рубинштейн: Лишь бы не было войны
    Лев Рубинштейн: Лишь бы не было войны
    Сколько-то лет тому назад я попал в австрийский город Фельдкирх, где принял участие в поэтическом фестивале. Город находится на самом западе страны, поэтому лететь надо было не до Вены, а до Мюнхена, который намного ближе
  • Григорий Симанович: Клеточник, или Охота на еврея (Эпилог)
    Григорий Симанович: Клеточник, или Охота на еврея (Эпилог)
    За ошибкой в кроссворде потянулись необъяснимые кровавые события. За тихим, незаметным евреем-кроссвордистом идет большая охота. Один за другим, гибнут те, кто как-то с ним связан
  • Лев Рубинштейн: Если бы не мигрень
    Лев Рубинштейн: Если бы не мигрень
    С самого детства слово «ресторан» затейливо мерцало в моем сознании. Оно звучало торжественно, оно пахло свеженачищенной обувью и духами «Красная Москва». Но в этом слове различался также и некий оттенок комизма, заимствованный, конечно, из советских кинокомедий, где фигурировали смешные и часто неуклюжие официанты с салфетками, перекинутыми через руку, с проборами и усиками
  • Ганна Слуцки: Страна советов
    Ганна Слуцки: Страна советов
    Мои родители много лет снимали дачу под Звенигородом, в обычной деревне совхоза «Вперед»
  • Григорий Симанович: Клеточник, или Охота на еврея (Часть III. Глава 9)
    Григорий Симанович: Клеточник, или Охота на еврея (Часть III. Глава 9)
    За ошибкой в кроссворде потянулись необъяснимые кровавые события. За тихим, незаметным евреем-кроссвордистом идет большая охота. Один за другим, гибнут те, кто как-то с ним связан, но он пока жив
  • Лев Рубинштейн: Сквозь узкую щель
    Лев Рубинштейн: Сквозь узкую щель
    Летом 1957 года в Москве прошел Всемирный фестиваль молодёжи и студентов - фестиваль левых молодёжных организаций, проводившийся с 1947 года.
  • Михаил Осокин: Месть Сталина
    Михаил Осокин: Месть Сталина
    Известный всем борщевик - гигантский сорняк - наносит огромный вред российскому сельскому хозяйству. Но вот сейчас представители Института проблем химической физики РАН объявили, что из борщевика, оказывается, удобно делать бумагу - причем именно так нужную всем бумагу белого цвета
  • Ольга Курносова: Культура отмены насилия
    Ольга Курносова: Культура отмены насилия
    Если вы раньше и не слышали про культуру отмены, то уж последнее время эта история точно не смогла пройти мимо вас. О том, что сегодня в мире повсеместно отменяют русских, да и всю русскую культуру, не говорит только ленивый
  • Григорий Симанович: Клеточник, или Охота на еврея (Часть III. Глава 8)
    Григорий Симанович: Клеточник, или Охота на еврея (Часть III. Глава 8)
    За ошибкой в кроссворде потянулись необъяснимые кровавые события. За тихим, незаметным евреем-кроссвордистом идет большая охота. Один за другим, гибнут те, кто как-то с ним связан, но он пока жив
  • Дмитрий Воденников: Пена стишков и дней
    Дмитрий Воденников: Пена стишков и дней
    Увидел тут в интернете: Nascebatur, spem parentalem demebat, moriebatur. Перевод, который дается там же, неправильный: «Родился, разочаровал родителей, умер»
  • Григорий Симанович: Клеточник, или Охота на еврея (Часть III. Глава 7)
    Григорий Симанович: Клеточник, или Охота на еврея (Часть III. Глава 7)
    За ошибкой в кроссворде потянулись необъяснимые кровавые события. За тихим, незаметным евреем-кроссвордистом идет большая охота. Один за другим, гибнут те, кто как-то с ним связан, но он пока жив
  • Лев Рубинштейн: Юбилей Книксона или Полицейская идиллия
    Лев Рубинштейн: Юбилей Книксона или Полицейская идиллия
    Помните анекдот про двух приятелей, один из которых рассказывал другому о том, как он устроился на работу пожарным. «В целом я доволен! - говорил он. - Зарплата не очень большая, но по сравнению с предыдущей вполне нормальная. Обмундирование хорошее. Коллектив дружный. Начальство не вредное. Столовая вполне приличная. Одна только беда. Если вдруг где не дай бог пожар, то хоть увольняйся!»