Радио "Стори FM"
Михаил Осокин: Синьор Дринь-дринь, Стрекозел и другие

Михаил Осокин: Синьор Дринь-дринь, Стрекозел и другие

"Чарльз - принц китов”. Эта фраза стала ярким примером обвинений в адрес президента США Дональда Трампа, озвученных в Конгрессе при голосовании о его импичменте. Противники Трампа говорят, что он смешит весь мир, путаясь в названиях стран, в должностях и именах иностранных лидеров. 

Киты возникли, когда американский президент написал в Twitter о Чарльзе, принце Уэльском. Трамп ошибся с названием Уэльса, написал вместо Wales - whales (“киты”), вот и получился “принц китов”. 

Но чаще смешные названия появляются не по ошибке, а сознательно: тот же Трамп, да и многие другие политики  любят давать прозвища и друг другу, и мировым лидерам. 

Культура политических прозвищ универсальна, ее можно найти в любой стране, в любой правящей элите. Но все эти американские увлечения прозвищами не идут ни в какое сравнение с тем, что было у нас. 

Множество самых разнообразных прозвищ было у советских лидеров в первое время после революции. В основном использовались еще подпольные клички, придуманные, чтобы обмануть царскую охранку. Например, у Ленина было 148 прозвищ: “Тулин”, “Николай”, “Петрович”, “Лукич” – и даже “синьор Дринь-Дринь”. 

Такое прозвище появилось в партийных кругах в 1908 году, после того, как во время эмиграции Ленин пожил в Италии. Местным жителям запомнилось, как Ленин ходил на рыбалку и, поймав крупную рыбу, весело кричал “дринь-дринь” - так его и стали называть. 

А одно из первых прозвищ Ленина, еще в детстве, было "Кубышкин". “Кубышка” – так в Симбирске, да и вообще по всей Волге называли плотного, коренастого человека с короткими ногами и большой головой. Голова у Ленина действительно была большая, в прямом смысле. Даже слишком большая. Вот что вспоминала его сестра Анна в книге “О В.И. Ленине и семье Ульяновых”: 

“У Володи были слабые, короткие ножки и большая голова. Упав, он крутился туда-сюда, пытаясь подняться, и в отчаянии бился головой об пол”.

Интересно, что в последние годы при реставрации памятников Ленину сразу в нескольких городах у статуй появилась какая-то непривычно большая голова. Какое точное воспроизведение – или угадывание – малоизвестных деталей  биографии вождя... 

Что же касается прозвища "Кубышкин", то свои первые журналистские работы Ленин не раз подписывал именно так, и ближайшие соратники позже тоже его использовали. Так что если бы Ленин захотел оставить свое любимое детское прозвище, то теперь коммунисты называли бы его "Вождь мирового пролетариата товарищ Кубышкин". 

Ленин был большим, самым большим начальником в СССР – но формально пост главы государства занимал Михаил Калинин. Он был председателем ВЦИК (примерный аналог президента в других странах). 

Этого милого старичка с бородкой все называли не иначе как "всесоюзный староста". Но в партийных кругах у него было другое прозвище – "Стрекозел"– и не за козлиную  бородку, а за любовь к балеринам. Вот что писала в своих мемуарах певица Вера Давыдова:

“Михаил Иванович дарил балеринам шоколад, импортное белье, приглашал на ужин. В расчете на подарки они не отказывали ему в маленьких вольностях..."  

Маленькие вольности превращались в большие: кого-то Калинин добивался сам, других балерин ему подсовывали сотрудники ГПУ, чтобы на всякий случай иметь на него компромат. А началось все с того, что после победы революции соратники Калинина по политбюро поручили ему присматривать за Большим театром. В общем, как говорится, пустили козла в огород… 

В итоге Калинин полюбил не только балерин, но и балет вообще. Он вызывал к себе балерин, и те танцевали у него на столе, обитом зеленым сукном. 

У Калинина был высший пост главы государства, но он послушно исполнял то, что хотел Коба - так сам “Стрекозел” и другие партийные вожди уважительно называли Сталина. Сталин сам выбрал себе это прозвище – взял его из грузинского романа Александра Казбеги “Отцеубийца”. Там описывался вождь народного восстания XIX века Коба, который скитался по горам и пережил немало приключений – в общем, “поколобродил”, как это любил называть Сталин.

Он и о себе так говорил - например, в письме из санатория в Сочи членам ЦК в Москву: “Сначала я поколобродю, а потом буду отдыхать и лечиться”. Слово “поколобродить” вполне подходило и для описания того, как Сталин развлекался в Москве: он устраивал пиры, во время которых играл на гитаре, или заставлял гостей слушать пластинку, где певицу сопровождал собачий вой и лай. А еще участники застолий зимой должны были угадывать, сколько градусов мороза на улице – на сколько делений они ошибались, столько рюмок должны были выпить. 

Кроме Кобы у Сталина было еще множество других прозвищ. Начинал он c милого и незамысловатого “Cосо” - уменьшительное от Иосифа – и рассылал письма лидером большевиков, чтобы напомнить о себе: “Пишет вам кавказец Сосо...” 

Затем появились другие прозвища и псевдонимы, призванные запутать царских ищеек: “Тотомянц”, “Нижерадзе”, “Осип”, “Чижиков”, “Крикорьян-Меликьянц”. Звучит почти анекдотично – но, впрочем, не более, чем у Ленина, с его “синьором Дринь-Дринь”. 

Среди прозвищ Сталина было даже такое – "Бесович". Прозвище не имело ничего общего с демоническим лексиконом – имелось в виду имя отца – Виссарион – которого друзья сокращенно называли Бесо. Но по итогам правления Сталина прозвище “Бесович” воспринимается довольно жутко.  

Ну а народ к партийным кличкам Сталина добавил еще прозвище “Гуталин”. Происхождение такого прозвища объясняли тем, что отец Сталина был сапожником – а еще на Сталина походили лицом айсоры, многочисленные московские чистильщики обуви. И в блатном шансоне того времени была песня со словами: 

В кремлевском зале музыка играет, 

Благоухает ландыш и жасмин, 

А за столом с друзьями выпивает 

Большой начальник усатый Гуталин…

фото: Depositphotos.com/FOTODOM

Похожие публикации

  • Михаил Осокин:
    Михаил Осокин: "Что в имени тебе моем?"
    Британские энтомологи решили назвать новый вид жука в честь шведской школьницы Греты Тунберг, которая прославилась своим недавним выступлением на Генеральной Ассамблее ООН
  • Михаил Осокин: Бал
    Михаил Осокин: Бал "а ля рюс"
    Одна из дат истории российской литературы: 85 лет назад, осенью 1929 года, Михаил Булгаков познакомился с американским послом Уильямом Буллитом – и благодаря этому событию роман “Мастер и Маргарита” стал таким, как мы его знаем сейчас
  • Михаил Осокин: Все профессии нужны...
    Михаил Осокин: Все профессии нужны...
    Эксперты из “Сколково” составили “Атлас новых профессий”, которые могут появиться в ближайшие пять лет. Красивые названия радуют глаз: дизайнер интерфейсов, консьерж роботов…