Радио "Стори FM"
Михаил Осокин: Бал "а ля рюс"

Михаил Осокин: Бал "а ля рюс"

Одна из дат истории российской литературы: 85 лет назад, осенью 1929 года, Михаил Булгаков познакомился с американским послом Уильямом Буллитом – и благодаря этому событию роман “Мастер и Маргарита” стал таким, как мы его знаем сейчас.

Встреча писателя с послом привела к появлению в романе одной из самых ярких сцен – Великого бала у Сатаны. Буллит пригласил Булгакова на прием в своей резиденции в Спасо-хаусе – и Булгаков вспомнил об этом приеме, когда писал 23-ю главу романа.

Сам Буллит этот бал в стиле “а ля рюсс” в отчете президенту Рузвельту описывал так: “Мы устроили в столовой подобие колхоза с крестьянами, играющими на аккордеоне, танцовщиками, птицами, козлятами и парой медвежат”.

О чем Буллит не докладывал, так это то, что один из этих медвежат устроил дипломатический скандал. Среди гостей на балу был заведующий бюро международной информации ЦК Карл Радек, известный шутник. Он забрал у медвежонка бутылку молока и надел его соску на бутылку с шампанским.

Медвежонок выпил, начал скулить, оказавшийся поблизости маршал Егоров взял его на руки чтобы успокоить – но когда он стал качать медвежонка, того обильно вырвало на Егорова. Сотрудники посольства вспоминали, как официанты суетились вокруг маршала, пытаясь очистить его мундир, а тот кричал: “Передайте вашему послу, что советские генералы не привыкли, чтобы с ними обращались, как с клоунами!" 

Кроме Радека и Егорова среди советских функционеров на приеме были еще замечены Будённый, Бухарин - в старомодном сюртуке, как вспоминали сотрудники посольства, Бубнов в защитной форме. Подавали шашлыки, устрицы, икру – а закончился бал в 9 утра лезгинкой, которую исполнил Тухачевский.

И вот, как писала жена Булгакова Елена, этот прием стал прообразом Великого бала в “Мастере и Маргарите”. По ее словам, в роскоши этого бала отразилось то, что Булгаков увидел в Спасо-хаусе.

Действительно, многие детали бала Сатаны очень напоминают сценарий, придуманный Буллитом: оглушительно кричат птицы, на столах горы устриц, ананасы, икра, у стены - дрессированные животные с трубами и барабанами.

И как в Спасо-хаусе, опять возникает картина “а ля рюс”: “Маргарита видела белых медведей, игравших на гармониках и пляшущих камаринского…” Только в Спасо-хаусе вместе с дрессированными животными был еще и дрессировщик Владимир Дуров – и как вспоминали американцы, животные исправно показывали номера до тех пор, пока Дуров не напился.

Да, в романе на Великий бал собрались совсем другие гости - не советские маршалы, дрессировщики и балерины – но в то же время можно заметить персонажей, которые были и в Спасо-хаусе, и в романе.

На американском приеме присутствовал Бухарин – а в романе, как считают исследователи, Булгаков вывел Бухарина в образе так называемого “нижнего жильца” у Маргариты. У него такое же имя и отчество, у него тоже "светлая борода клинышком" – и одет он тоже в старомодную одежду (вспомним, что на американском приеме у Бухарина отмечали старомодный сюртук).

В романе “нижний жилец” бегает за девушками - и в наказание за похотливость его превращают в борова, доставившего Маргариту на бал Сатаны. Некоторые видят и в этом намек на Бухарина, который имел успех у женщин и умело этим пользовался.

В Спасо-хаусе одним из гостей также был барон Штейгер, уполномоченный наркомата просвещения по внешним сношениям. В обязанности Штейгера входило знакомить иностранцев с Москвой – и при этом он был штатным сотрудником ГПУ.

У Булгакова барон Штейгер превращается в барона Майгеля. Он тоже попадает на бал, и Воланд говорит о нем то же самое, что говорили о реальном бароне в московской тусовке: “Наушник и шпион”. Эти слова в адрес барона очень напоминают то, что жена Булгакова услышала от кого-то при появлении Штейнгера на американском приеме: “А вот и наше домашнее ГПУ…” 

Впрочем, эти детали - как и многие другие - Булгаков и его жена могли почерпнуть не только на балу у Буллита, но и из других источников. Подобные приемы тогда устраивались не только в Спасо-хаусе – и они тоже представляли собой весьма фантасмагорическую картину.

Развлечения советской номенклатуры описывал работавший тогда в Москве итальянский журналист Курцио Малапарте: в разговорах со своими московскими знакомыми, в том числе и с Булгаковым, в статьях для итальянских газет.

На этих балах появляется все тот же барон Штейгер, там бродит и уже знакомый нам по Спасо-хаусу Бубнов - по словам Малапарте, "злобный интриган, который каждый день вслух мечтает о смерти Луначарского”. Бубнов был заместителем наркома просвещения и надеялся занять его место – что и произошло в 1929 году.

На приеме у Буллита, как мы помним, отличился начальник Генштаба Красной армии маршал Егоров – а у Малапарте одна из главных участниц балов – его жена Галина.

 – Угостите виски? – попросила мадам Егорова, опираясь на мою руку. Мы прошли вдоль бального зала в буфет, продолжая обсуждать гостей. Егорова демонстрировала холодное презрение ко всем beаuties советского общества, особенно к жене Луначарского.

В целом участники этих приемов, советская элита предстает в книге Малапарте “Бал в Кремле” в довольно неприглядном виде:

Оркестр нежно играл мелодию венского вальса. Драгоценности сияли на шеях и толстых пальцах… Я видел разложившихся, ничтожных, полных личных амбиций людей, искателей приключений, прибывших из азиатских степей,    высокомерных  интеллектуалов, борющихся между собой за верховную власть.

Малапарте в своей книге описал советскую элиту весьма карикатурно - и так же карикатурно ее описывал в своем романе Булгаков. В персонажах романа он зашифровал разных советских деятелей.

Например, литературоведы указывают на Азазелло из свиты Воланда, демона войны (в романе этот демон еще упоминается и как Абадонна). И вот некоторые считают, что в образе Азазелло Булгаков описал Троцкого: "худой человек в очках", тоже глава военного ведомства.

Сторонники этой версии вспоминают другой роман Булгакова "Белая гвардия". Там у одного из пациентов в больнице в бредовых снах Абадонна превращается как раз в Троцкого.

А в конце романа упоминается и Сталин. Воланд, улетая из Москвы, видит истребители, которые пытались преследовать его – и говорит о том, кто послал их:

У него мужественное лицо, он правильно делает свое дело, и вообще все кончено здесь. Нам пора!

На первый взгляд - похвала, но слова "правильно делает" в устах Воланда наводят на мысль, что хозяин Москвы пользуется расположением и симпатиями дьявола.

А у меня с “Мастером и Маргаритой” связано и одно личное воспоминание - как магия романа, возможно, накрыла и меня самого. Когда в 2001 году в новостях освещали 110 лет со дня рождения Булгакова, я в одном из выпусков решил напомнить о том, какие исторические фигуры он описал на балу у сатаны.

Все уже была готово к эфиру – и вдруг перед самым началом новостей в студии вырубились осветительные приборы. Пришлось срочно перебираться в резервную студию. И вспомнилось, как Коровьев-Фагот объяснял Маргарите темноту в квартире у Воланда: “Мессир не любит электрического света...”

фото: Depositphotos.com/FOTODOM

Похожие публикации

  • Дмитрий Воденников: Пробел и умолчание
    Дмитрий Воденников: Пробел и умолчание
    "Когда шокировать может смешное"
  • Вера Павлова: VITA BREVIS
    Вера Павлова: VITA BREVIS
    «Жизнь коротка, наука обширна, случай шаток, опыт обманчив, суждение затруднительно»
  • Михаил Осокин: Грузите джинсы бочками!
    Михаил Осокин: Грузите джинсы бочками!
    Жители американского города Элизабет-Сити в Северной Каролине начали сбор подписей под петицией за установку памятника русским пилотам. Во время Второй мировой войны в Элизабет-Сити прошли обучение сотни советских граждан - из них формировались экипажи гидросамолетов «Каталина», которые американцы предоставили СССР для защиты морских конвоев с грузами из США
 Арт-Партнёр XXI

shishonin.jpg  Арт-Партнёр XXI