Радио "Стори FM"
Макс Винер: Хочу, чтобы моя музыка была интернациональна и универсальна

Макс Винер: Хочу, чтобы моя музыка была интернациональна и универсальна

Записала Татьяна Пинская

Музыка влекла его с детства. В средней школе Максим освоил гитару, с 13 лет начал сочинять свою музыку и тексты к ней, а в 15 самостоятельно обучился игре на фортепиано. Четыре года назад он приехал в Нью-Йорк изучать теорию, композицию и историю музыки. Сейчас Макс сочиняет и продюсирует музыку для своих сольных проектов, кино и телевидения.

 Откуда любовь к музыке? Твои родители музыканты?

- Любовь к музыке возникла у меня в раннем детстве, а в нашей семье она жила всегда, хотя профессиональных музыкантов среди нас не было. Дедушка играл джаз на тромбоне в молодости. Моя прабабушка всегда напевала песни Булата  Окуджавы. Мама и бабушка коллекционировали грампластинки. А учиться игре на гитаре меня подвигла музыка Queen, Виктора Цоя, «Аквариума» и The Beatles.

Ты начал писать музыку и стихи в 13 лет. Когда ты понял, что музыка станет твоей профессией?

- Я всегда чувствовал себя музыкантом, но профессия это как правило карьера. Наверное, чувство уверенности, что я музыкант, появилось, когда я окончил университет и начал работать над своим дебютным альбомом, выступать. Не буду скрывать, сомнения есть даже сейчас, когда я живу музыкой 24/7. Наверное это черта творческих людей – стремление постоянно совершенствоваться.

DSCF8077.jpg

Ты вырос в культурной столице России, а потом переехал в столицу мировой музыкальной индустрии. Эти города тебя вдохновляют?

- Ах, Питер, мой любимый Питер! Я не был дома 5 лет, и за это время я понял, какой потрясающий и удивительный этот город. С удовольствием прогулялся бы белыми ночами часов в 5 утра по улице Рубинштейна до Васильевского Острова напевая «Город над вольной Невой». В этом есть своя магия.

Нью-Йорк прекрасен, в нем есть энергия и жизнь – такая же, как в Москве. Никогда не знаешь, что тебя ждёт или какое вдохновение придет в Нью-Йорке. Этот город живет музыкой, композиторами, артистами. Например, гуляешь по Восточной Деревне (East Village), сидишь читаешь, или пишешь стихи в Tompkins Sq Park, а на этом фоне играет молодой музыкант с гитарой. Проходишь пару метров, а там уже местная звезда, которая читает новые стихи. Нью-Йорк прекрасен. Он живой.

Но я с удовольствием уехал бы куда-нибудь в Кемеровскую область, город Актау или пригород Мельбурна, чтобы написать песни и музыку об этих местах. Каждый город, регион уникален.

Случаются ли у тебя «живые» концерты или тебя можно услышать только на интернет-площадках? Нравится ли живое общение с публикой? Планируешь концерты в России?

- Живые выступления – это совершенно другая энергия. Раньше было сложно, так как не было уверенности. Сейчас я получаю совершенно новые ощущения от выступлений. Общение с публикой, аутентичность живого звука. Все происходит здесь и сейчас, и это прекрасно. Очень часто выступаю в Anyway Cafe в Нью-Йорке на 2nd St and 2nd Avenue.

На данный момент я работаю над развитием своей аудитории, однако, слежу и за музыкальной жизнью в России, и мне было бы интересно сыграть в Питере, Владивостоке, Украине, Беларуси, Казахстане, Таджикистане или Грузии. Люди удивительные там.

Fortugno_MaxViner-50.jpg

По ощущениям, музыка твоя интернациональна. И все же, кто твои слушатели: национальность, пол, возраст? Есть ли обратная связь, что тебе пишут твои поклонники?

- Благодаря статистике могу ответить точно. Моя музыка нравится везде, где есть Spotify или Apple Music. Моя цель –передать свою истории, эмоции и мысли всему миру. Чтобы моя музыка была, как композиции Coldplay, Майлса Дэвиса или Pink Floyd, интернациональна и универсальна.

По поводу критериев тяжело сказать, так как за каждым артистом идёт его поколение. Конечно, мне приятно, когда мои песни слушают подростки, однако основная аудитория от 18 до 27.

Очень нравится общаться с аудиторией. Всегда приятно, когда пишут, что моя музыка помогает и вдохновляет. В такие моменты я понимаю, что не важно 10 или миллион прослушиваний. Главное, что мое искусство привлекает, а количество – это только цифра.

Что тебе ближе: сольные проекты? Музыка для кино, ТВ? Надо заметить, что твоя музыка кинематографична, хорошо ложится на видео и под сюжет.

- Все это я люблю в равной степени. Мои кумиры – музыканты, которые подобно художникам пишут картины на белом холсте, а не создают этикетки для шоколадок или газированных напитков. Одни из моих любимых альбомов A Moon Shaped Pool - Radiohead или Music For 18 Musicians Стива Райха, Moby, или музыка для фильма «Бегущий по лезвию 2049». Мелодия, слова - это история, которая передает ощущения, как произведения Ремарка или Чехова. Моя – цель создавать атмосферу кинетики в звуке.

Сольные проекты дают мне свободу для эксперимента, поиску чего-то нового. Музыка для кино или ТВ конечно погружает меня в определенный круг, где нужно точно передать задумку и атмосферу в определенном стиле без каких-либо переборов. 

Над чем сейчас работаешь? О чем мечтаешь?

- На данный момент работаю над новыми синглами, мини-альбомом и пиар-планом, которые помогут поддержать мой дебютный сольный альбом. Написана куча песен и полно идей для видеоклипов, поэтому приходится проводить строгий отбор.

Параллельно записи я делаю коллаборации с различными музыкантами, готовлю программы к выступлениям.

Я помню у Касты есть такая песня «Сочинять Мечты». Наверное, как и любой человек, я мечтаю о счастье. И о полноценном мировом туре, конечно. Отыграть в Штатах, Европе, России - это предел моих мечтаний на данный момент.

Новый сингл Мax Viner совместно с Gibs&LOOZ Thinkin` About You



Фото предоставлены Максом Винером

Похожие публикации

  • Вагрич Бахчанян: Бей баклуши – спасай Россию!
    Вагрич Бахчанян: Бей баклуши – спасай Россию!
    Вагрич Бахчанян, один из самых ярких шестидесятников, был, как он сам о себе говорил, «художником слова», и придумал многое, что потом вошло в поговорку
  • KENZO: Красота и здравый смысл спасут мир
    KENZO: Красота и здравый смысл спасут мир
    Если бы Кензо Такада родился на пару сотен килиметров западнее японского Химедзи, одним японцем было бы меньше. Ходил бы он в советскую школу, девчонки бы с ним дружили, а мальчишки лупили бы на каждой перемене и дразнили ботаником, потому что больше всего на свете Кензо обожал цветы: красные маки, золотые подсолнухи, нежную сакуру, побеги молодого бамбука, зеленую листву своего сада
  • Ванда Ландовска, реинкарнация Баха
    Ванда Ландовска, реинкарнация Баха
    Ванда Ландовска была выдающейся пианисткой, клавесинисткой и музыковедом – то есть не только исполнительницей, но и аналитиком-интеллектуалкой. Масштаб ее личности, как говаривали раньше, трудно переоценить, недаром ее ценил сам Лев Толстой - играла она так, будто сам Бах ожил
MUZH_535.png

535х535.jpg