Радио "Стори FM"
Девочка ищет отца

Девочка ищет отца

Автор: Евгений Додолев

Тележурналист Владислав Листьев был убит 1 марта 1995 года. Экс-взглядовец Евгений Додолев во время съёмок «Битвы экстрасенсов», посвящённой загадке гибели Листьева, познакомился с его дочерью Валерией, почти ничего не знавшей о своём отце. Ради неё он встретился с друзьями и соратниками Листьева. Чтобы дочь наконец-то познакомилась с отцом

Бывают времена Чацких, бывают времена Молчалиных, мы уже многое поняли про лихие 90-е, но многое ещё предстоит осмыслить. Влад Листьев не был типичным представителем той эпохи. Не был авантюристом, не ставил перед собой глобальных целей, он жил своей жизнью и любил свою работу. Люди с такой жизненной парадигмой особых успехов в те годы не добивались. А он добился. Что помогло ему совершить этот взлёт?

Как многие «открытые» люди, Листьев был скрытным человеком. На то были причины. Жизнь в прямом смысле давалась ему с трудом, причём с самого начала. Его матери, беременной им, врачи категорически не советовали оставлять ребёнка, грозили смертью. Но она выжила и подарила жизнь сыну. Младенца тащили щипцами, хотя акушеры рекомендовали кесарево (на висках Влада остались следы). В 1963 году его отец устроился на работу в охранную организацию и вскоре вместе с женой отправился в далёкую командировку, в Африку, а наследника оставил со своей сестрой, крёстной Влада. В 1973 году, в тот самый день, когда Владислав поступил на журфак МГУ, отец покончил с собой. Через год после убийства сына его мать погибла в ДТП, она была в тот момент нетрезва, и, хотя многие говорили про «устранение» (женщина стала одной из наследниц), следствие пришло к выводу, что это несчастный случай − Зоя Васильевна переходила многополосное шоссе и её сбила машина.

Владислав Листьев

Листьев, повторю, не любил рассказывать о себе. Возможно, чего-то стеснялся в прошлом. Хотя, по мне, selfmademan – это круто. Родиться в ветхом бараке на территории старой фабрики по производству тюлей и стать любимцем элиты, да и всей империи, вершить победы, не имевшие аналогов на отечественном телевидении, – разве это не завидная биография? Не впечатляющий сценарий для байопика? А ведь его причисляли к «золотой молодёжи», поскольку отцы его соведущих служили дипломатами-шпионами, а Саша Любимов так и вовсе родился в Лондоне. Так что, рискну предположить, в какой-то момент Листьев начал отсчёт с другой картинки.

Думаю, что на создании мифа об идеальном гламурном телеведущем настояла его последняя жена – Альбина Назимова. Она, кстати, не терпит воспоминаний и о своей, достойной зависти и восхищения траектории: дочка неимущей дворничихи, выросшая в нищете, завоевала место в истеблишменте благодаря своим талантам и харизме.

За прошедшие десятилетия о Владе говорили лишь те, кому давали слово. Его биография словно стала объектом авторского права и перешла по наследству последней жене Альбине. Ну а творческая часть досталась владельцам «смежных прав» – коллегам и соратникам Листьева.

Ну а сама Альбина «Ночка» Назимова... В ней есть магия, и девушка она привлекательная. Хотя не все в компании её оценили; помню, Сергей Ломакин, получивший от Раисы Горбачёвой негласный титул «самого красивого телеведущего», рассказывал мне, что, увидев Альбину в первый раз, был удивлён выбором Влада. Сергей вспоминает, что они на пару с сатириком Смолиным обсуждали начинавшийся на их глазах бурный роман: «Мы не могли понять, что Влад в ней нашёл. Это Влад-то! Миллион девчонок вокруг ходило». Но Альбина сильно изменила среду обитания Влада, и пить он стал меньше. С подачи Альбины друзьями их семьи стали люди, далёкие от его прежнего круга: её экс-одноклассник Игорь Верник и адвокат Андрей Макаров.

«Он так увлёкся работой, что забыл не только о родственниках, но и мать вспоминал редко» 

Тамара Васильевна, тётя Листьева


Назимова, несомненно, стала женщиной номер один в жизни Владислава. Номер один по значимости, однако не по хронологии. К ней Листьев ушёл от преданной и любящей Татьяны Лялиной. Дмитрий Захаров как-то сказал: «Если бы Влад остался с Лялиной, его судьба могла бы сложиться иначе. Хотя уверен, что он при любой из своих жён достиг бы тех высот, которых достиг». Этот тезис я назвал бы социально-одобряемым; не уверен, что без амбициозной спутницы Листьев дерзнул бы возглавить главный ТВ-канал страны. Но это моё мнение.

Татьяна была ориентирована на семью; подарила своему избраннику двух сыновей, но тут в дело вмешалась судьба. Первенец Владислав умер в 1988 году, когда Влад стал уже звездой «Взгляда». Мальчик родился с патологией кишечника, в роддоме ему сделали неудачную операцию, в результате малыш ослеп и оглох. В шесть лет Владик умер от удушья: ночью ребёнок не смог позвать мать, родители его нашли в пять утра бездыханным. Похоронили на Хованском кладбище, рядом с отцом Листьева. Говорили, что
Влад пытался уйти из жизни и его спасли чудом, но сам он мне об этом никогда не рассказывал.

Ну а первой женой культового телевизионщика была мама той самой красавицы Леры, с которой мы принимали участие в съёмках «Битвы экстрасенсов». Лена Есина была знакома с Владом с шестнадцати лет. Познакомились они в Спортивной школе олимпийского резерва братьев Знаменских. В том браке тоже было всё не слава богу. Первенца Елена потеряла, малыш родился раньше времени и очень слабенький: прожив всего три дня, умер. Для молодых это была трагедия. Когда Лена снова забеременела, Влад уже познакомился на Олимпиаде с Татьяной Лялиной. Впрочем, из семьи не собирался уходить.

Но! Однажды позвонила секретарь Люба, с кафедры, где учился Влад. Трубку взяла тёща. «Срочно найдите Влада, собирается совещание о его отчислении из университета». На каком основании? «Его и Таню застукали в гостинице, которую готовили к Олимпиаде». Тёща нашла дочь, они приехали на кафедру и, увидев Влада и Татьяну вместе, всё поняли. После этого случая Владу «закрыли» стажировку на Кубе. Вместо этого он поехал работать в Белоруссию, на встречу ветеранов.

Валерия Листьева
Дочь Владислава Листьева Валерия

Влад метался между возлюбленными. И, по словам Есиной, в итоге она сама и поставила точку. Их дочь родилась 18 марта 1981 года. Целый месяц ребёнок жил без имени. Когда пришло время регистрации, Владислав, как говорит Елена, приехал посидеть с младенцем, а Лена поехала в загс регистрировать чадо. Влад сказал: «Ты только не называй её никаким чудным именем».

А 12 мая 1982 года родила Лялина. Владислава-младшего. И Листьев перестал приезжать к официальной жене. Все силы уходили на больного ребёнка. Встретившись с Лидией Ивановной, Владик рассказал, как ему тяжело. «В доме обстановка невыносимая, мы даже хотели отдать ребёнка в дом малютки, а на работе всё отлично».

На развод Владислав сам подал. Спустя год у Тани и Влада родился второй сын – Александр. Владу было трудно и зарабатывать, и платить первому ребёнку алименты. Лена пошла в суд: Влад требовал понижения алиментов, объяснив судье, что у него больной ребёнок и второй недавно родился. На что судья сказала, пусть, мол, у вас хоть сто детей, надо думать, чем их кормить, а не рожать без остановки. И отказала в понижении. После суда Лена подошла к Владу и сказала: «Если бы ты позвонил и объяснил всю ситуацию, я бы без вопросов всё сделала. Зачем же это надо было делать через суд?» После этого они не общались. Такова её версия, мне изложенная.

Замечу, что мать Листьева, Зоя Васильевна, при этом внучкой занималась: не раз сидела с Лерой, когда невестка отлучалась на экзамены. И крёстная Влада, работавшая в бассейне «Труд» на Варшавском шоссе, тренировала Леру.

Уже повзрослев, Валерия поняла: родителей не выбирают, их чтят и любят, несмотря ни на что.

Так вышло, что дочь Листьева знает об отце лишь то, что было сказано и написано после его смерти. Мне кажется справедливым, если Лера узнает об отце из первых уст. Её, ясное дело, не волнуют финансовые схемы откатов и сценарные разработки проектов, никто так и не разобрался, за что застрелили Листьева, ей важно понять, любил ли Влад детей, помнил ли о ней и каким он вообще был, Владислав Николаевич, давший ей отчество и фамилию, но ни разу не взявший на руки. Может быть, ей удастся понять, почему так сложилась его жизнь и могло ли быть иначе. Я призывал своих собеседников к предельной честности, без которой никакое осмысление невозможно.

Леонид Ярмольник, актёр

Влад Листьев
С Леонидом Ярмольником - одним из самых близких друзей знаменитого продюсера, который за пару лет до убийства уговорил артиста вести "L-клуб"

Как бы ты охарактеризовал Влада?

− Он был уместно тактичным, удивительно харизматичным, всё время был какой-то воздух радости общения, что бы он ни делал: брал ли интервью, вёл ли игру. Я никогда не забуду один эпизод − моя дочка Саша была в первом или во втором классе, как раз аж звенела популярность «Поля чудес», её ещё вёл Влад. Дочка училась в престижной школе, знаменитой 20-й, во Вспольном переулке, и у жены Оксаны родилась мысль, чтобы кроме Деда Мороза, которым в том году был Саша Филиппенко, чьи дети тоже там учились, в Сашином классе было «Поле чудес». И «Поле чудес» вёл ни много ни мало сам Листьев. И самое клёвое было, когда игра прошла, а дети и родители говорили: «Как похож на Листьева парень! Какой хороший пародист!» А это и был Влад, которому абсолютно нетрудно было доставить радость детям и, естественно, мне и Оксане. Это было настолько здорово! Это всё равно что твой приятель-космонавт взял тебя на выходные в космос.

Влад рассказывал друзьям о детях от предыдущих браков?

− О детях мы точно не разговаривали. Может быть, из-за того, что его жизнь складывалась бурно и он от этой темы убегал... Когда у него было свободное время, мы играли на бильярде у меня на даче, соревновались, у кого часы круче, у кого машина лучше. Было такое время, когда невероятную радость приносили именно мещанские радости. Сейчас смешно вспоминать, но, когда мне жена подарила на юбилей свадьбы часы Patek Philippe, Влад расстроился. Кажется, прошло дней десять, они куда-то поехали с Альбиной отдыхать, и первое, что он сделал, прибыв из аэропорта, − показал мне такие же часы. У него была маленькая Volvo, а у меня был большой Pathfinder, и он говорил: «Ну ничего, я себе тоже такой куплю». А знаешь, что самое непроходящее? Влад очень любил наш дом в Подмосковье, любил к нам приезжать, и ему настолько это нравилось, что я, используя свои знакомства, начал строить дом для них. Я нашёл землю буквально в десяти − пятнадцати метрах от моего, участок соседний, небольшой... Влада не стало, когда мы сделали цокольный этаж... Альбина там живёт, и всё замечательно, но всё равно для меня этот дом – это дом Влада, который там никогда не жил.

Гусарский имидж Влада подразумевает, что он был дамским угодником и любителем спиртного.

− Честно скажу, что за все годы нашего общения я Влада в этом качестве не видел. Хотя истории какие-то слышал, не сильно в них вникая. Я знал, что он выпивал, ну, то есть я всю жизнь выпиваю, но я вечером выпил, а утром пошёл на работу. А есть люди, как ты понимаешь, которые выпивают, и потом семь дней их нет, в российской культуре много таких примеров... Но в какой-то момент Влад понял, что ему это мешает, и он себе это запретил. Понял, что пьянство может испортить ему жизнь, подорвать доверие людей… А что касается гусарства, знаешь, не нужно... Конечно, Влад был бабником. И я бабник, и все нормальные мужики бабники. Другое дело, как мы это регулируем для себя, но у него был замечательный вкус. И тем счастливее женщины, которых он выбирал среди невероятного количества принцесс, которые готовы были по мановению руки подойти. По-этому, конечно, бабник, но это нормальное мужс-кое свойство, признак здоровья, энергии и жизни... Ну а вообще, зачем люди живут? Для того, чтобы влюбляться. Всё, что мы делаем в жизни, – от любви.

Владимир Мукусев, тележурналист, «взглядовец»

Какова дистанция между экранным имиджем Влада и реальным? Что знали коллеги о его личной жизни?

− Немногое… Где-то через полгода мы притёрлись друг к другу. Он пригласил меня домой, потому что об этом попросила его мама. Он ей рассказывал, что вот наконец его мечта осуществилась. Он не просто знаком с Владимиром Мукусевым, но ещё и работает вместе. И я приехал к ним. Стол был накрыт. Встретила не только мама, но и отчим. Мы сели за стол. Первый же тост: «Спасибо вам, Владимир». Две или три рюмки было выпито, и за столом повисла пауза. Потом они начали говорить, продолжая какой-то вечный спор, а то и скандал, я уж сейчас не помню тему. Ещё какое-то время они меня замечали. Влад их пытался урезонить и остановить, но скоро начался какой-то визг. Мы с Листьевым ушли на кухню. Он, дескать, «ну, извини». Второй раз, недели через три, – всё то же самое. Только они напились ещё быстрее. И Влад тоже напился. Он позвал меня на кухню: «У нас с тобой серьёзный разговор». − «Какой разговор?» − «Вот, смотри. Я тебе писал письма». Это было типа признание, что, чёрт возьми, как я был слаб, даже письма тебе писал. А теперь мы равны. Какой же я был раньше дурак! Спросил: «Ты знаешь, что я диплом писал про тебя?» Я говорю: «Покажи». − «Да он там где-то, на кафедре». − «Как назывался диплом?» − «Я писал про современника в передачах Мукусева…»

В нём при этом была агрессия. Он рванул дверцу холодильника: «Счас мы с тобой выпьем». Холодильник открылся… И вот дурацкая память! Я всё помню покадрово. Из холодильника выпала маленькая бутылочка с зелёнкой. А пол был покрыт старым линолеумом под паркет, стёртым возле холодильника со страшной силой. И вот бутылочка раскрывается, и расплывается зелёная лужа. Я взглянул на Влада − у меня было ощущение, что он меня убьёт. Вдруг откуда-то такая ненависть! Он взял половую тряпку, начал вытирать зелёнку, а ничего не стирается. У Влада все руки в зелёнке. Он вытер ими лоб, и лицо тоже стало зелёным. Он взглянул на себя в зеркало и сказал: «Уйди отсюда».

И я ушёл. Больше я у Влада не был. Не знаю, зачем я это рассказываю. Но это деталь, говорящая о том, что он не просто выпивал, как мы все. У него алкоголь, к сожалению, действовал на центры, вызывающие агрессию. То ли это генетика, потому что мамаша его тоже позволяла себе такое при чужих людях. «Как же здорово, что вы встретились!» И через пять минут мат-перемат и какой-то ужас. У Влада это тоже было. «Спасибо, Володя, ты даже не представляешь, что ты для меня». А через минуту агрессия.

В общем, мы с Владом разошлись после этих «зелёных рук». Практически перестали общаться.

Есть идея, кем бы он был сегодня?

− Думаю, Влад бы сегодня пригодился в администрации президента, например, или ещё где-то, где за большие деньги позволено всё. К сожалению, Влад не очень глубокий в нравственном смысле и патологически жадный до денег… Очень талантливый менеджер и организатор телевизионного производства, он был бы сегодня востребован.

А что, были поступки, которые характеризовали его как жадного человека?

– Вся эта ерунда с неотдаванием долгов… Учитывая, что он лежит в земле, даже и говорить не хочется. Но он был жаден по мелочам.

Какой-нибудь пример…

− Да ерунда… Опаздываем на съёмки, прыгаем в такси, и не помню случая, чтоб платил Влад. У него никогда не было денег. Не было возможности купить бутылку. А мы все получали по 140 рублей.

А ты знал, что он платит алименты первой жене, что у него тяжело болеет ребёнок от второй жены, что он растит ещё одного сына, Александра? У него не было тех материальных возможностей, которые были у остальных «взглядовцев». Это многое объясняет…

− Я ничего не знаю о его личной жизни. Говорю лишь о наших с ним отношениях.

Но они зависят от того, знаешь ли ты контекст жизни того, с кем общаешься...

− Не знаю.

Александр Политковский, тележурналист, «взглядовец»

Как человек Влад сильно изменился с 87-го по 95-й? Какие с ним произошли человеческие метаморфозы?

− Существует на самом деле два Листьевых. Совершенно отдельных и совсем не похожих. Один человек, которого я очень хорошо знал и понимал, – это такой гуляка-парень, который мог пропадать днями. Вылавливали, приводили в чувство, и всё в порядке. У нас не было ситуаций, чтобы я, как репортёр состоявшийся, был по отношению к нему заносчив. Он был симпатичный ведущий, с которым очень легко было вести программу. Я со всеми вёл, но с ним было особенно комфортно.

Почему?

− Потому что он был лёгким человеком, без заморочек. Потому что с ним не возникало ситуаций, когда двое или трое ведущих претендуют на лидерство. А дальше мы вдруг узнали Влада как совершенно фантастического менеджера. Было впечатление, что перед нами оказался двойник, другой человек. Вообще другой. И если я из программы «Политбюро» увольнял кого-то за профнепригодность, то через месяц-два мог спокойно увидеть этого человека в команде у Влада. И тот был абсолютно на своём месте! Влад умел находить для человека его нишу.

То есть у него «чуйка» была.

− Да, совершенно потрясающая! Я такой никогда в жизни не видел.

«Мороженое - излюбленное лакомство ТВ-легенды. Ему требовалась ежедневная доза. Непременно...» 

Евгений Додолев


 

Римма Шульгина, телепродюсер

Я помню, что на разборки с бандитами, на «стрелки», ездили три Александра. Политковский, Горожанкин и Любимов. А Листьев всегда уклонялся от такого рода контактов.

− Влад не ездил. Он ненавидел всю эту публику.

Согласно легенде, Влад стал успешным менеджером и переформатировался из простого ведущего благодаря Альбине Назимовой.

− Знаю я эту историю. Когда стали, что называется, делить портфели, распределять программы, Влад в то время сильно пил. И все взяли себе серьёзные программы. Любимов − аналитическую «Красный квадрат», Политковский − «Политбюро», Захаров − «Веди». Что делать Владу? Предложили ему «Колесо фортуны». Влад стал её делать. Через два месяца эта программа стала самой смотрибельной в России. Но Влад продолжал поддавать. Альбина, с её сильным характером, поставила условие: ты будешь со мной, только если бросишь пить. И Влад бросил. Я считаю, что она спасла всю его дальнейшую карьеру.

Но при этом ведь в жизни Влада появилась Вера, которая, насколько я понимаю, была последней любовью?

− Она работала врачом-гинекологом, Альбина с ней общалась. Они были и просто подружками. Вера прекрасно играла в теннис, Влад тоже был большой спортсмен и тоже отлично играл. Так они с Верой и доигрались до большой любви.

Ты как относилась ко всей этой ситуации? Если тема некомфортная, то проехали.

− Мне как раз это комфортно. Влад был абсолютно удивительный человек по отношению к женщинам. Ну совершенно потрясающий человек! У меня никогда с ним не было никаких отношений, кроме дружеских и рабочих. Но когда, например, мы с ним куда-то ездили вдвоём, я себя ощущала его женщиной. Так он умел общаться. Устоять перед его обаянием было тяжело. Влад любил делать подарки, был очень щедрым, очень внимательным. Если он звонил, а ты хрипела в телефон: «Влад, у меня болит горло. Мне тяжело говорить», − на следующий день он обязательно перезванивал и интересовался: «Как твоё горло?» Он так вёл себя не только со мной. Он вёл себя так со всем своим ближним кругом. Догадываюсь, как он себя вёл с любимыми женщинами.

Влад Листьев и Альбина Назимова
С последней женой Альбиной "Ночкой" Назимовой

Насколько люди, которые с ним работали на «видовском» этапе, знали его биографию? Он делился личным?

− Со мной поделился. Рассказал о своей личной жизни очень подробно, когда мы летели из Лондона четыре с половиной часа. Вдруг взял и всё выложил. И про Веру тоже. У него, конечно, были метания, как у любого мужчины. Но могу сказать одно. Что он всегда поступал как мужчина. Потому что, если он уходил от женщины к другой, он всё оставлял. Всё абсолютно. Это известная история, как он долгое время жил в гостинице, когда оставил квартиру Тане. И тогда он стоял на очередном перепутье, потому что действительно был в разгаре роман с Верой. Я тогда сказала: «Влад, ну если такая любовь, может быть, стоит уйти?» Потому что все о его романе знали. И Альбина, и все вообще. Ситуация была сложная. И он так на меня посмотрел! В глаза взглянул и сказал: «Римма, я больше не могу начинать с нуля. Не могу. У меня уже нет ни сил, ни здоровья».

Я, наверное, как любая женщина, тоже пережила кучу романов и увлечений. И сейчас я понимаю, что, если б я, например, была его женой, я бы, конечно, его не отпустила. Я бы удержала его всеми способами. Потому что Влад был удивительный.

Ты организовала прощание Веры с Владом, насколько я понимаю?

− Там была фантастическая история. 1 марта у меня дома были гости. А у моего мужа дядя в то время работал на «скорой помощи». И вдруг он звонит и говорит: «Мы получили информацию по «скорой помощи», что убили Влада». Я сказала: «Виталик, ну чё за ерунда? Ну какого Влада? Я тебя умоляю». И ровно через минуту раздался ещё один звонок. Тут я поняла, что всё правда. Я сняла трубку, звонил Разбаш. Я сказала: «Я всё знаю». Он: «Откуда ты знаешь? Мне только что позвонила Альбина». Вот такая история. Понятное дело, что дальше я практически впала в кому. И где-то, наверно, часов через шесть позвонила рыдающая Вера и сказала: «Я не знаю, что мне делать. Я позвонила Разбашу. Позвонила Андрею Макарову. Они сказали, что мне нельзя приходить на прощание с Владом. Неэтично. Неужели я его не увижу? Я тебя умоляю, помоги мне». Я связалась с друзьями Влада с Петровки и спросила, можно ли нам попасть в морг с Верой. Они ответили: «Ты что, мать, с дуба рухнула? Ты вообще понимаешь, что это такое? Идёт следствие. Там всё оцеплено».

Ну а дальше было как в детективном кино. Через час мне позвонили и сказали, что есть такая возможность: «Но ты должна быть одна. И Вера. Выходите на метро «Профсоюзная», дальше идёте туда-то. Выйдет такой-то человек. Назовёте ему пароль». Клянусь, так всё и было. Меня от страха стало колотить мелкой дрожью. Я спрашиваю: «Можно я возьму хотя бы мужа, чтобы он меня довёз?» − «Хорошо, мужа возьми. Но он в морг не пройдёт». Вот мы дошли до какого-то места. Действительно, вышел человек. Я сказала, от кого мы. Нас пропустили дальше. Потом я ещё раз сказала от кого. Нас снова пропустили. И мы вышли к моргу с заднего крыльца. И вывезли на каталке Влада. Сказали: «У вас есть десять минут».

А разве на похоронах Веры не было? 

− В том-то и дело, что была. Я после этого перестала с ней общаться. Она пришла на похороны, и был страшный скандал. Я была на прощании в «Останкино», Вера каким-то образом туда пробралась. В общем, было всё очень некрасиво.

Популярность программ Влада, проектов, которые он делал персонально – мы не про «Взгляд» сейчас говорим, – объясняется его личным обаянием или форматом?

− Только личным обаянием. Сейчас, наверное, никто, кроме нас, не помнит, с чего начиналось «Поле чудес». Влад удивительным образом относился к людям, с которыми общался. Каждый из них считал Листьева своим личным другом. Я сама это наблюдала. Когда мы летели на Гавайи, задержали рейс, и мы с Владом гуляли по Франкфурту. И вдруг подбегает какой-то мужик, кидается Владу на шею, говорит: «Что ты тут делаешь?» Влад рассказывает, куда мы летим. Потом: «Ой, ну всё. Привет. Давай. Конечно, созвонимся». Я думала, что встретились лучшие друзья. Человек отошёл, я спросила, кто он. Влад ответил: «Не знаю. Наверно, был у меня в «Теме».

А было что-то, что во Владе не нравилось? Конечно, после смерти всех идеализируешь. Но ведь он был живой человек.

– Я не принимала его резкость, иногда излишнюю. Если честно, меня лично это не коснулось. Но я была свидетелем того, как он мог унизить человека. Я считаю, что Влад был очень сильный и умный. И считаю, что унижать того, кто слабее тебя, неправильно. Влад ещё в те времена терпеть не мог Владимира Познера, с чем я совершенно согласна. Потому что я смотрю его замечательную программу и вижу, что, если человек слабей его, он его просто уничтожает. А если человек сильней и даёт отпор, то Познер сидит, как воробушек. Но это не только его черта. Влад тоже мог подобное сделать. Я видела, как человек плакал, выскакивая из его кабинета. Но Влад мог его догнать в коридоре и попросить прощения. Как это уживалось в одном человеке, я не понимаю… Но я начала с того, что, если бы у меня был такой мужчина, я бы боролась за него до последнего. Правда. Потому что, на мой взгляд, он был удивительный. Он был абсолютный мужчина. В лучшем смысле этого слова. Он мог просить прощения. Он был сильным. Он приходил на помощь, когда надо. Он был щедрым.

P.S.

Я понимаю: Валерия Листьева никогда не получит исчерпывающих ответов на вопросы об отце. И никакие мемуары не могут заменить тактильного общения отца и ребёнка. Однако я думаю, что помимо громких проектов Влада, таких как «Поле чудес», есть и такие, которые, не будучи известными широкой публике, тем не менее могут быть предметом его гордости. И один из таких проектов – его дочь, красивая, добрая и знающая себе цену. Полагаю, Влад может ею гордиться. А она – гордиться им. Гордиться по определению и долгу. Да, он порою ошибался. Нет, не был монахом и святым. Увы, так и не канонизирован: в серию «ЖЗЛ» отказываются включать книгу о нём. Но я помню, что был он лучшим. И не только в ТВ-ремесле.

фото: MIKHAIL SVICHEV/RUSSIAN LOOK; личный архив автора; МИА "Россия сегодня"; Игорь Уткин/ТАСС  


Похожие публикации

  • Рожденные революцией
    Рожденные революцией
    События 100-летней давности изменили не только Россию, но и весь мир, однако материальных следов от них почти не осталось. Бал правили идеи, пробивавшие себе дорогу сталью оружия и ворохом бумаг. То немногое, чем они владели лидеры революции, стало символами, или мемами, говорящими об их эпохе, удивительной и трагической
  • Лиза из кабаре
    Лиза из кабаре
    Она из тех, у кого при виде свежей булки могут затрястись руки, так захочется скорее в рот. А что вы хотите? Лайза Миннелли - человек страстный
  • Любовь в пригоршне
    Любовь в пригоршне
    «Четвёртого вылетаем». – «А сегодня какое?» – «Одиннадцатое». – «Прилетели уже, наверное». Эту шутку придумал русский драматург Владимир Павлович Гуркин, а всенародной она стала благодаря фильму Владимира Меньшова, снятому по пьесе Гуркина «Любовь и голуби»
Мария Миронова

Basi.jpg

lifestyle.png