Радио "Стори FM"

Автор: Эльвира Сабова

У оперных звезд Анны Нетребко и Юсифа Эйвазова дуэт и на сцене, и в жизни. Сплочённая пара - это всегда дополнительная энергия. У них тоже появился свой дополнительный козырь. Какой же?

Анна, ваша коллега Динара Алиева как-то призналась: «Я очень уважаю Аню Нетребко, во многом благодаря именно ей поменялся стереотип: что оперная дива должна быть толстой, неуклюжей дамой в летах. Сейчас уже её все копируют: её открытость, зажигательность». А было время, когда вы кого-то копировали? Кого?

Анна: Один раз было дело. На первом курсе консерватории мы гуляли всю ночь с однокурсниками. И решили устроить хохму – все попробовали петь а-ля Каллас. Часа полтора старались. Орали все ее известные арии. После чего голос у меня пропал... На следующий день я пришла на занятия и, вместо голоса, - одно шипение. Мой педагог Тамара Новиченко очень тихо произнесла: «Вон!»- и я быстро ретировалась… С тех пор мысли о копировании меня не посещали. Удостоверилась – до добра это точно не доведет. Петь надо своим голосом.

Юсиф, в свое время, чтобы оплатить учебу в Италии, вы работали и официантом, и переводчиком. Чему научил вас тот опыт?

Юсиф: Это был колоссальный жизненный опыт. Он научил меня терпеть, ждать, идти к цели медленно – теми способами, которые на данный момент возможны. А это – работа, работа и еще раз работа. Я горд и счастлив, что у меня именно так все и случилось.

Что, по-вашему, принципиально отличает звезд прошлых лет и нынешних? Скажем, времён Шаляпина, Каллас, Дель Монако…

Юсиф: Звезды того времени были королями не только на сцене, но и в театре. Ни дирижеры, ни режиссеры были им не указ. Они были абсолютными звездами. Они всем диктовали правила игры. Начать с того, что сами выбирали постановки – под себя. Сейчас артист должен удовлетворить целый полк: дирижера, режиссера, сценографа и так далее. Больше рамок. Но у многих к этому уже выработался иммунитет, так что   современные артисты научились выживать даже в этих непростых условиях.

Анна: На порядок увеличилось количество певцов, больше конкуренции. К тому же теперь важно не просто петь, но и играть, танцевать, - уметь создавать на сцене шоу. Но тех, кто хорош во всем: и в технике, и в артистизме, и в харизме, - таких во все времена немного.

В последнее время много наших соотечественников солирует на мировых сценах. С чем это связано, по-вашему?

Анна: Это давняя тенденция. Русские певцы обладают роскошными голосами. И большим талантом. Гулегина, к примеру, давно царит на западных сценах.

Юсиф: Русский человек – вообще сильный человек по своей природе. И русские певцы ценятся везде.

Сейчас модно осовременивать популярные классические оперы. Как к этому относитесь? Где грань между прорывом, новым прочтением и дурновкусием? Как вы для себя это определяете?

Анна: Действительно появилось много именно режиссерских спектаклей, где все переставлено с ног на голову, сюжет перенесен в другую эпоху, персонажи действуют с новыми мотивировками… Я видела такие спектакли и даже участвовала в них. Если режиссер талантлив – что случается все реже и реже, – это интересно. Пусть публика выбирает сама. Что ей сейчас интереснее: интеллектуальные взрывы, хороший вокал или сочетание и того и другого, что встречается, правда, крайне редко.

Юсиф: Подписываюсь под каждым словом. Добавлю только, что самая главная задача в оперном театре – это оставаться верными партитуре. Тому, что написал композитор. Поэтому в рамках вот этого - пусть режиссеры делают, что хотят, но не более…

Есть известный анекдот: «Знаменитый тенор уединяется с любовницей в свой альков. Страсти только разгораются. Вдруг – телефонный звонок. Тенор берет трубку. Голос   импресарио: «Я только что обговорил контракт на ваше выступление в «Ла Скала». Через четыре месяца…» Тенор вешает трубку. И обращается к любовнице: «Дорогая, вам придется меня оставить. Я должен готовится к выступлению…» В свое время Ирина Архипова сказала: «У оперного артиста просто монашеская жизнь! Ничего нельзя – курить, пить. Нельзя, извиняюсь, любить с избытком. Зато будешь петь...» Согласны? Или это уже устаревшие правила? Меняется жизнь, меняются и правила. Как сейчас должен оперный артист организовывать свою жизнь, чтобы сохранить и голос, и репутацию?

Анна: Если имеете в виду нашу личную жизнь, то поверьте, у нас абсолютно все в порядке.

Юсиф: Если завтра премьера «Трубадура» в Ла Скала или любая другая премьера – за день до этого не желательно экспериментировать с   «Камасутрой»… Вообще, артист, нормальный, конечно, человек, может и покурить, и выпить… просто для всего есть свое время. Хотя есть артисты - знаю кто, не могу назвать, - которые занимались сексом во время антракта. И потом прекрасно пели.

Та же Архипова рассказал одну интересную деталь про Хворостовского. Впервые тот показал себя на конкурсе Глинки еще в конце 80-х. Пел артистично, но в конкурсе не победил. Первым тогда стал Кульков, технически он лучше пел. Только где этот Кульков сейчас?.. Вы нашли формулу, поняли, что должно совпасть, чтобы оперный певец состоялся, пришла мировая слава? Наверное, дело не только в голосе, удаче, везении… В чем же, как по-вашему?

Юсиф: Были певцы, с которыми я учился, совершенно потрясающие, их вокальные данные превосходили мои, но карьеру они не сделали. Время показало, что дело не только в голосе. У кого-то не хватило целеустремленности, у кого-то – терпения, кому-то было лень, кому-то не хватило везения. Много факторов…

Анна: Я считаю, что голос должен быть обязательно. Красивый, узнаваемый. Человек должен быть талантлив. И должен быть невероятно умён, чтобы сделать карьеру. Ну и трудолюбив тоже. Есть люди посредственные, которые все равно и, казалось бы, вопреки всему делают карьеру - и мои им аплодисменты. Но всё равно без таланта, голоса и трудолюбия точно ничего не добиться.

Опять же ваша коллега Динара Алиева как-то рассказала: в тринадцать лет у нее появился первый педагог по вокалу, так вот она не просто жёстко преподавала – откровенно унижала, даже била девочку. У кого-то другого это навсегда бы отбило охоту к музыке. А для Динары, наоборот, это был тот кнут, который заставил проявить характер и доказать: могу!.. Были у вас в жизни ситуации, когда вы были на грани и готовы бросить музыку? Что помогло этого не сделать?

Юсиф: Динарочка оказалась очень сильной и слава богу. Я даже знаю педагога, о котором она говорила. Меня не били, но до истерики доводили. Есть практика в педагогике, сродни той, как учат плавать. Бросили в реку и смотрят: выплывешь – молодец, утонешь – ну и бог с тобой. Я не сторонник этого подхода. И хороших педагогов однозначно мало.

Анна: У меня был потрясающий педагог. Она идеально меня чувствовала.   Если я пела хорошо, она никогда не хвалила. А если пела неудачно – не ругала, чтобы не унизить. И этот правильный баланс помог мне поверить в себя.

Анна, это ваше определение: «конец света» - когда узнали о болезни сына Тьяго, что у него аутизм. Как вы изменились – стараясь принять сам факт болезни, и потом, когда начали действовать, искать врачей, способы справиться с этим?.. И что изменилось, когда Юсиф стал частью вашей семьи?

Анна: Для любого родителя, когда он узнает о таком страшном диагнозе, это именно конец света, да... Но опускать руки не стала, начала действовать: нашла педагогов, врачей, точнее, даже не врачей, потому что медицинского лечения как такового не было – были психологические занятия. На это ушло несколько лет. Я очень рада, что сейчас все хорошо. И в этом большая заслуга Юсифа, который появился в нашей жизни, сделал нас всех счастливыми, сделал нашу семью настоящей - полной.

В своей книге Галина Вишневская написала: «Вся моя настоящая жизнь прошла в театре. Там я могла оставаться сама собой. Могла выйти к зрителю и сказать словами своих героинь все, что меня беспокоило. Это там я могла открыться и быть настоящей. А вот в жизни всегда играла, кого-то из себя представляла». Как по-вашему, творчество – великая иллюзия или, наоборот, великая реальность, помогающая человеку достойно пройти жизненный путь?

Юсиф: Сложный вопрос. Не готов ответить. Давайте поговорим лет через… двадцать пять. Тогда, возможно, смогу дать достойный ответ.

Анна: Каждый человек чувствует по-разному. У Вишневской было так, знаю многих артистов, которые могут повторить ее слова… Про себя скажу так: я люблю жизнь. И сцену тоже люблю, но… это вторично.

фото: Пресс-служба А. Нетребко  

Похожие публикации

  • Ave Майя!...
    Ave Майя!...
    Майя Плисецкая смогла вылепить из себя образ настолько волшебный, гармоничный, воздушный, что, глядя на нее, забываешь, что балет –тяжелейший труд. Кажется, что и в жизни Плисецкой не приходилось продираться не через какие тернии. Как ей удалось создать эту иллюзию?
  • Божественная Бернар
    Божественная Бернар
    Французская актриса Сара Бернар познала невероятную славу. Среди актрис докинематографической эпохи соперниц у нее не было: более сорока лет она вызывала восторг, ненависть, любовь не только у театралов, но и у тех, кто никогда не посещал театр. К концу жизни ее имя воспринималось как название некого феномена. Почему?
  • Юрий Башмет
    Юрий Башмет
    У художника Ренуара была следующая жизненная философия. «Я, − говорил он про себя, − как пробка в воде». Имел в виду: несёт по течению – и пусть несёт, прибило к берегу − значит, так надо, потому что, куда нужно, обязательно и так вынесет. Вот и Башмет всё время повторяет: все его удачи в жизни дело случая. Всё складывалось само собой. Но что-то же помогало ему рано или поздно оказываться в выигрыше. Так что же помогло?
Сергей Безруков

Селективная парфюмерия