Радио "Стори FM"
Нина Русланова: Послесловие

Нина Русланова: Послесловие

Автор: Диляра Тасбулатова

Нина Русланова, совсем недавно ушедшая от нас, была живым опровержением тезиса о том, что достоинство, талант, яркая индивидуальность и прочие выдающиеся человеческие качества передаются исключительно по наследству: наоборот, каждый раз человек - вновь, шаг за шагом становится личностью.

Или – не становится, будь он хоть трижды аристократ, по отцу-матери, дедушке-бабушке. Некогда популярную лженауку евгенику, да и обывательские предрассудки, что, мол, от осинки не рождаются апельсинки, опровергают многие – скажем, такой великий человек, как Луи Армстронг. Но если наследственность преодолеть, как выяснилось, можно, то условия жизни и воспитание – сложнее. Мы, впрочем, не знаем, кто именно были родители Руслановой, они или погибли, или просто не появились в ее жизни: то есть ее судьба подкидыша – тоже ведь в своем роде мистическая, как, собственно, и талант. Искрометный, всеобъемлющий, идущий из глубин натуры, а не наращенный, так сказать, технически, в результате бесконечных штудий или освоенный благодаря духу семьи и культурного окружения, визитов в театр, чтения и разговоров об искусстве.

Известное дело, дух веет где хочет, иногда попадая точно в цель, в «тело», его достойное: и это как раз случай Руслановой, найденной младенцем прямо на улице, 76 лет назад, в 45-м, в год Победы. Кем-то подброшенной и впоследствии сменившей целых пять детдомов: можете себе представить, как «сытно» было тогда и на воле, в семьях, а уж в домах для брошенных детей тем более. Для сироты, детдомовской девочки тех лет (да и нынешних тоже) профессия маляра-штукатура, которую Нина освоила в ПТУ, была в каком-то смысле престижной: без куска хлеба, что называется, не останешься, штукатур – это тебе не писатель или филолог, в ремонте все нуждаются, а вот писать грамотно у нас, судя по всему, необязательно.

Нина (имя было ей дано, так вышло, не родной матерью, а директрисой детдома, как, собственно, и фамилия - в честь великой певицы), как и Оля, героиня володинской пьесы «Дочки-матери», по которой Сергей Герасимов когда-то поставил фильм (лучший у него, по-моему), видимо, не имела семейных навыков, воспитанная советским коллективом. Со всеми, так сказать, вытекающими: мечта коммунистов сбылась, хотя персонально Русланова эту уродливую затею, жертвой которой стала даже не по их воле, как известно, преодолела. (Может, между прочим, косвенно и по их – но не будем вдаваться, долгий разговор).

То есть, как сказала одна женщина (в соцсетях о Руслановой сильно скорбели) – именно такая судьба и подвигла ее проявить недюжинный характер, от противного, так сказать. Выработать волю к победе.

Грубо говоря, не будь Русланова полной, полнее некуда, сиротой (никаких сведений, даже год и день рождения пришлось выдумать, случай уникальный, на ней даже бирки не было, каковую иногда оставляют нерадивые мамаши, то есть у нее и возраст приблизительный) – то, может, актрисой бы не стала. Как ни парадоксально, человек иногда стартует с нуля именно потому, что не обременен знаниями о мире и, стало быть, разнообразными комплексами. Решиться пойти в артистки, поехать не куда-нибудь, а в Москву из Харьковской области (ее детдом был даже не в городе), будучи сиротой, но при этом уверенной в своем предназначении – согласитесь, поведение «экзотическое», нелогичное, странное, не бытовое, поперек предрассудкам.

Не бытовой, несмотря на бытоподобие, была и игра Руслановой – недаром ее заметили такие значительные режиссеры, как Герман и Муратова, на которых не угодишь, и у кого типажность должна быть как бы подсвечена чем-то вроде инобытия - человеческим объемом, масштабом, таким как бы «вывертом», непохожестью на других.

1.jpg
Кадр из фильма "Короткие встречи"
«Короткие встречи» стали ее первой пробой, где она, неопытная дебютантка, сразу показала высочайший класс (у Муратовой иначе нельзя, с ней не забалуешь), хотя, увидев себя на экране, сама Русланова …испугалась. Частый случай, между прочим: людям неприятно видеть себя же, и красавицам в том числе, чувствовать отчуждение, раздвоение личности, будто твоя тень гуляет сама по себе. И коль скоро так, то пусть эта чертова тень будет хотя бы прекрасной: недаром многие кинозвезды вымеряют ракурсы и требуют фильтров, и молодые тоже. Потому-то Русланова, органичная как дыхание, ужаснулась: неужели, говорит, я такая страшная, а Муратова ей - дескать, да, это ты, Нина, вся как есть. Даже не утешала: привыкай, Нина, к своему «острАненному» образу, это, Нина, часть профессии, видеть себя со стороны.

«Страшная» Русланова или нет, вопрос, так сказать, дискуссионный: в своем роде красивая, и в зрелости, и в молодости, настолько органичная и естественная, полная жизни в такой мере, что тут не до гламура. (У меня, впрочем, на этот счет свои представления). Лучше, по крайней мере, во сто крат, чем смазливые однодневки. Это как феномен Чуриковой, с годами превратившейся чуть ли не в красавицу благодаря масштабу своей уникальной личности, такие раз в сто, а то и в двести лет являются.

Интересно, что с Руслановой - на несоответствии экранного образа и реального (только со знаком наоборот) - случались и казусы: таксист, она сама рассказывала, который вез ее в театр, влюбленно говорил об одной ее героине, а когда Русланова призналась, что это она и есть, заорал, возмущенный «самозванкой», и чуть из машины не высадил.

Вот вам наглядный пример преображения: как-то раз я вплоть до финальных титров не верила, что в главной роли - великий актер, случайно включив убогий фильм, где он играл: Федот, да не тот. Оказался тот самый, как ни удивительно: но какой-то сникший, потухший, будто не он блистал в картинах великих режиссеров.

Между тем, Руслановой чаще не везло, чем наоборот: больших режиссеров на ее пути, кроме Германа и Муратовой, было не так много, если они вообще были. И только эти двое могли разглядеть и использовать ее талант и, главное, органику, во всей полноте ее дарования, размахе: повезло бы чуть больше, она сравнялась бы с самой Мордюковой (в каком-то смысле и сравнялась), став эмблемой, символом поистине «народной» артистки.  

В театре, который она любила, тоже не задалось: роли вроде как были, но она и оттуда дважды уходила, меняя коллективы, - так получилось, не судьба, видать. Может, не умела просчитывать риски, а кто из актеров умеет, профессия-то зависимая. Если сама Жирардо, при их-то мощном производстве, изобилии тем, разнообразии режиссерских имен и международной известности иной раз фатально прокалывалась, то что говорить…

2.jpg
Кадр из фильма "Мой друг Иван Лапшин"

Русланова и запомнилась-то у Германа с Муратовой: в «Иване Лапшине», например, сверхшедевре, который украшает историю мирового кино, где она - вровень не только с самим Андреем Мироновым, но и конгениальна замыслу Германа (что, как вы догадываетесь, совсем непросто). У Муратовой – и ранней, и поздней, и в «Коротких встречах», уже упомянутых, и в «Настройщике», более коммерческом, нежели ранние ее фильмы, но тем не менее требующем от актеров меры особой условности, поверх реализма. Кроме того, Русланова здесь в дуэте с Демидовой: а ведь ничего более противоположного, чем эти две актрисы, холодновато-рациональной и стихийной, представить себе невозможно.

То есть, используем уже расхожий штамп (он и в моих статьях кочует из одной в другую, а как иначе скажешь) Русланова может буквально всё. Вплоть до комедий, иногда настолько абсурдных, что сначала не поймешь, кто над кем смеется – Русланова над нами или мы над ней: например, у Максима Пежемского, тогда неприлично юного, в роскошном экспериментальном «стёбе» эпохи девяностых «Мама не горюй», малобюджетной, но истерически смешной картине, где Русланова запоминается чуть ли не больше всех, хотя у нее короткий эпизод.

3.jpg
Кадр из фильма "Собачье сердце"

Конечно, недостатка в предложениях у нее никогда не было, она не простаивала, не ждала работы годами, на ее счету все-таки 150 фильмов. Другой вопрос, каких: много эпизодов (вон у Любови Соколовой, всесоюзной мамы, их вообще триста, а что толку, почти сплошь эпизоды, да еще и однообразные), много шелухи, средней драматургии и пр. Использовавшей разве что фактуру Руслановой и ее талант мигом вживаться в роль, играть в полпинка, без душевных затрат.

Финал тоже весьма трагичен: дочь ее пишет в соцсетях (не знаю, насколько это соответствует истине, может, уже действительно время пришло, и врачи были бессильны), что Руслановой не оказали положенной помощи, хотя деньги брали, и немалые. Если уж звезда под таким ударом, то что говорить о простых людях.

Как бы там ни было, сюжет ее судьбы завершился, жаль, правда, что на трагической ноте. Русланова скоро начнет отходить в область мифа, которому как мало кто соответствует: она действительно была, что называется, русской актрисой, талантом со всеми его национальными признаками, с лучшим, что есть в этом народе, оставив за скобками худшее, какового тоже хватает, но в ней, как ни странно, не наблюдалось (мелочи, а у кого их нет, не в счет). В целом она равна самой себе – размашистой, масштабной, непомерной, то есть такой, какой представляют восторженные западные слависты русского человека. Митю Карамазова или Настасью Филипповну, или, ближе к нам, персонажей писателей-деревенщиков.

Устаревший дискурс? Возможно. Но Русланова вписывается именно в такой, хотя умела, как выше замечено, свободно проявиться и в «декадентских» драмах типа «Настройщика».

Очень жаль, очень. Хочется произнести расхожее, штамп, слишком заезженный об уходящей на наших глазах эпохе, что в случае с Руслановой есть чистая правда.    

фото: Архив фотобанка/FOTODOM; kinopoisk.ru

Похожие публикации

  • Анни Жирардо: Жизнь как роман (Часть I)
    Анни Жирардо: Жизнь как роман (Часть I)
    Анни Жирардо, актрисе безо всякого преувеличения великой, 25 октября могло бы исполниться 90. Уникальное природное дарование, обнаружившееся чуть ли не в детстве, поражало даже видавших виды профессионалов – например, классика Лукино Висконти, – не говоря уже о зрителях. Хотя в целом ее судьба была очень непростой
  • Андерсен: Сказка о моей жизни
    Андерсен: Сказка о моей жизни
    Великий датский сказочник Ханс Христиан Андерсен – гений, никогда не чувствовавший себя счастливым. Не имевший успеха у женщин, вечно одинокий, чувствительный, нервный, он каким-то чудом и вопреки обстоятельствам создал сияющий мир вечного детства, став лучшим сказочником Европы
  • Ален Делон: Человек-символ
    Ален Делон: Человек-символ
    Тут в Фейсбуке разгорелся спор (участвовали женщины, были даже специалистки по французской культуре) – кто на свете всех милее, всех румяней и белее, хотя речь шла о мужчинах. Как я ни сопротивлялась, ни пропихивала своих кандидатов, от Марлона Брандо до Пола Ньюмана, с огромным отрывом победил Делон
535_702.jpg

OT.jpg