Радио "Стори FM"
Календарь: Лев Дуров

Календарь: Лев Дуров

Автор: Диляра Тасбулатова

23 декабря Льву Дурову, выдающемуся российскому актеру, исполнилось бы 90 лет.

Дуров, преимущественно театральный актер, игравший выразительные, почти всегда главные роли в пьесах классического репертуара, еще и снялся в астрономическом количестве фильмов, числом около трехсот (!). И хотя в театре у него было «всего» сто ролей, киноперсонажи этого выдающегося актера не идут ни в какое сравнение с его театральными образами. Повсеместно узнаваемый, для так называемого простого зрителя, провинциала, не видевшего его в театре, он так и остался гением с «обочины» основного действа: всех этих трехминутных выходов второстепенных персонажей, вроде шофера в «Стариках-разбойниках» или провокатора из «Семнадцати мгновений».

И все равно, впечатляет: почти триста фильмов, сто ролей в театре – и это не считая телевидения, радио, эстрады. Такое ощущение, что у него были «двойники», по логике один человек столько успеть не смог бы: жадный до работы, он поспевал всюду, хотя никакой суетливости и торопливости за ним не замечали. Дуров так «вкалывал», что его жена и дочь, «уголок Дурова», как их называли в Ленкоме, а потом и театре на Малой Бронной, его обожаемые «девочки», ни в чем не нуждались. Обеих уже нет в живых, дочь Катя, замечательная актриса, умерла довольно рано, от рака, через четыре года после отца, жена, наоборот, на четыре года раньше него, такая вот грустная символическая арифметика… Хотя для Дурова, очевидно, было делом чести обеспечить семью, далеко не деньги были для него главной жизненной целью: его, скорее, снедала страсть к работе, а не к стяжательству.

В отличие от актеров, переживавших, что в кино снимаются мало и, стало быть, не так популярны, как кинозвезды, Дуров буквально купался в театральной стихии: актер мхатовской школы с ее глубинным психологизмом, он легко и играючи обогащал свою классическую выучку такой яркой театральной выразительностью, что это было невозможно не заметить. Причем с младых ногтей, уже во времена его юности, во время работы в Центральном детском театре. И это с его-то заурядной внешностью советского шофера, над которой он сам посмеивался, и небольшим ростом, 165 см. «Говорящая Тучка» в «Цветике-семицветике», Пудель Артемон в «Золотом ключике» или … «Репья» в «Волшебном цветке» до сих пор на слуху у давно подросших «детей», ныне пенсионеров. Забавно, что в те времена этот самый детский театр под руководством блистательной Кнебель, прямой ученицы Станиславского - «несерьезный» по сравнению со взрослым, блистал почище любого академического. Порой такого тоскливого, что одно его упоминание вызывает зевоту. Именно Кнебель, сосланная в Центральный детский из Художественного, создала здесь на редкость живую атмосферу, раскрыв талант Олега Ефремова, Анатолия Эфроса и Льва Дурова.

portret.jpg

Зарядившись «репетиционной» страстью от Эфроса, который считал репетиции важнее самого представления (действительно, читая его книги, убеждаешься, что самое интересное происходит ДО премьеры) Дуров не расставался с ним целых тридцать лет. Из Центрального детского он последовал за Эфросом в Ленком, а потом и в Театр на Малой Бронной. Наверно, лучшее, что сумел создать Дуров, было сделано им под руководством своего друга и учителя: Чебутыкин в «Трех сестрах», штабс-капитан Снегирев в «Мальчиках» Розова (по роману «Братья Карамазовы»), Сганарель в мольеровском «Дон Жуане», Яго в «Отелло», Жевакин в «Женитьбе». Как пишут театральные критики, Дуров состоялся как великий актер именно в спектаклях Эфроса. Впоследствии он попробует себя и в театральной режиссуре, а в начале двухтысячных сам возглавит театр, который по традиции называли эфросовским.

У Дурова не было амплуа - великий трагик и одновременно смешливый человек, комик, он чем-то напоминал природой своего дарования Евгения Леонова, то трагичного, то смешного, то одновременно того и другого, виртуозно перетекая - в течение чуть ли не секунды - в иное состояние. Доводя зрителя до слез и состояния катарсиса, сам порой умирая на сцене, он был пересмешником, каких поискать. Писал, скажем, смешные истории, попробовав себя в жанре легкой прозы и предварив свою книжку «Байки на бис» эпиграммой Гафта:

Актер, рассказчик, режиссер

Но это Леву не колышет

Он стал писать с недавних пор

Наврет, поверит и запишет...

Заверяя, несмотря на гафтовский эпиграф, что, мол, все его россказни – чистая правда. В той, наверно, мере, в какой искусство, каким бы фееричным, фантастическим оно ни было, - в своем роде правда. Или то, что НАД правдой. То, чем владел Лев Дуров, исполнитель настолько совершенный, что никогда, даже в молодости, не боявшийся конкуренции. И не потому, что был самовлюбленным, а потому, что знал некую тайну театрального всемогущества. 

фото: Архив фотобанка/FOTODOM; kinopoisk.ru      

Похожие публикации

  • Под присмотром саламандры
    Под присмотром саламандры

    В расстановке мебели, в привязанности к вещам так или иначе проявляется характер, индивидуальность, а иногда и судьба человека. Следуя этой логике, писатель Максим Горький был очень верным человеком. Потому что всю жизнь хранил верность одним и тем же вещам. Каким же?

  • Победа Володина
    Победа Володина
    Я ходил на все театральные премьеры Александра Володина, но больше всего меня волновала пьеса, идущая каждый день у меня на глазах: «Жизнь Александра Володина». Самый невероятный сюжет!
  • Мой любимый клоун
    Мой любимый клоун
    У актёра Льва Дурова было два главных жизненных принципа. Первый – всегда находиться в движении. За это друзья прозвали его «перпетум мобиле». Второй – никогда не унывать. Ни из чего не делать трагедий, любые невзгоды высмеивать...