Радио "Стори FM"
«Восемь женщин» без мужчины

«Восемь женщин» без мужчины

Автор: Диляра Тасбулатова

Фильму «8 женщин» Франсуа Озона, фамилию которого у нас часто обыгрывали в «освежающем», эдаком «озонирующем» смысле – он, мол, свежий ветер французской режиссуры, - исполнилось 20 лет.

…Как, однако, быстро летит время, простите за трюизм: кажется, что этих самых женщин, одна другой прекраснее, самый что ни на есть цвет французского кино, вершина женственности, мы впервые увидели совсем недавно. Премьера состоялась в далеком уже 2002-м, на Берлинале, по традиции сильно политизированном: потому, видимо, фильм и показался глотком свежего воздуха. Хотя в основе озоновской шутки – старая пьеса, где по законам коммерческой драматургии каждая из восьми дам, начиная от старушки, которую играет 85-летняя Даниэль Даррьё, мамаши роскошной Габи (Катрин Денев), кончая служанками и юными девицами, подозреваются в коварном убийстве хозяина дома. Некого Марселя, лица которого мы так и не увидим – только окровавленную спину с вонзенным в нее ножом. Во время флешбэков – когда героини вспоминают, как заходили к нему в комнату, каждая по своим делам, - он тоже снят с затылка: то есть персонажа, вокруг которого вертится действие, как будто и не существует. Какой-то поручик Киже, фигуры не имеющий: даром, что все без исключения дамы как-то с ним связаны - сексом, браком, дочерним долгом, вожделением, родственными связями и пр. Интересно: интрига-то крутится вокруг него, а его нет как нет…

8-2.jpg
Кадр из фильма "8 женщин"

Мир без мужчины, чисто женский, «феминистский»? Да это просто прозрение, будущая повсеместная концепция, наше всё: существуют ли мужчины на самом деле, вот в чем вопрос. Не воображаемый ли это объект, о котором женщины чаще говорят, чем взаимодействуют с ним, а если и взаимодействуют, то в состоянии постоянной борьбы на взаимоуничтожение. Вот и здесь, яблоко раздора, как уже было сказано, уже валяется мертвый, пока «девчонки» разных возрастов ругаются, дерутся, ревнуют, угрожают друг другу судом и пр. То бишь сживают друг друга со свету ради …фантома.

Озон, не скрывающий своей ориентации, несомненно, лучше понимает женщин, чем этот не имеющий фигуры таинственный персонаж, единственный мужчина в женском царстве (да и чем любой другой мужчина, который не гей). Потому-то версии отношений с ним от самих дам сильно разнятся с подлинными. Подлинные, однако, озвучиваются другими дамами, соперницами и антагонистками: так что где здесь правда, а где ложь, понять сложно, запутанный клубок. Впрочем, порой визави каждой из них попадают точно в цель. И то правда - женщине часто кажется, что она любит кого-то, кто на самом деле просто может ее обеспечить или придать ей респекту за счет положения в обществе; или, вариантов несть числа, он просто хороший любовник, плюс задаривает дорогими вещами. То же самое, впрочем, можно сказать и о мужчинах: хорошая хозяйка, безропотная, другой вариант – роскошная женщина, пусть завидуют, третий – папаша у нее богатый, можно и потерпеть ее дурость… Здесь, у Озона то бишь, речь о женщинах, как правило, корыстных и развратных – даже милейшая бабушка, когда-то, хе-хе, отравила своего мужа за …безупречность. Известное дело, женщины предпочитают негодяев.

Правда, все эти краеугольные вопросы феминизма наизнанку у Озона звучат так саркастически, что адептам и теоретикам онтологического превосходства слабого пола построить внятную концепцию «унижения женщины», «второго пола» и «мизогинии», якобы присутствующим в этом фильме, пожалуй, не удастся. Впрочем, стоит только захотеть: помню, как мой документальный рассказ о том, что жена, не выдержав сексуальных аппетитов мужа, попросила его взять вторую, вызвал шквал оскорблений (и почему-то в мою сторону, хотя я всего лишь пересказала услышанное, безоценочно причем). Маниакальное стремление во всем видеть тенденцию, в которой мы уже лет пять, а то и все десять, мазохистски варимся, в те времена, в начале двухтысячных, еще не набрало такой оглушительной, сметающей все на своем пути агрессивной силы. Озон, стало быть, проскочил; неровен час, и этот милый фильм могут запретить (правда, сейчас, сами понимаете, явно не до того).

8-5.jpg
Кадр из фильма "8 женщин"

…Итак, убитый неизвестно кем предательским ударом в спину хозяин дома валяется в своей кровати, лежит ничком. Младшая дочка, Катрин (очаровательная Людивин Санье), никому не дает ключ – отдам, говорит, только полиции. Ворота особняка заперты, авто подпорчено, телефонные провода перерезаны (это ретро, пятидесятые, мобильных еще не было), деваться некуда, сообщить некому, сиди себе взаперти с трупом. Тем более, что кругом снежные завалы. Откуда-то, правда, является Пьеретта (Фанни Ардан), сестра хозяина и заклятый враг его жены Габи (Катрин Денев). В свою очередь сестра Денев, Огюстин, которую пародийно и с комедийным блеском, высмеивая свою же великую роль в «Пианистке», играет Изабель Юппер – старая дева и злобная фурия, постоянно говорит всем гадости. Переругиваясь и разоблачая друг друга, дамы тем не менее время от времени …поют (у каждой здесь – свой номер, танцевально-певческий): у Юппер - лирический, у Ардан – эротический, у Денев – изысканный, она же гранд-дама, красавица и аристократка, у девчонок – полудетский, у горничной Луизы, Эммануэль Беар, – сексуальный… И так далее.

Кстати говоря, постановку этой пьесы я видела во времена оны, чуть ли не в детстве, и по нашему телику: эффектный криминальный сюжет там звучал немного зловеще-разоблачительно, чего, мол, стоят эти буржуазные нравы; сделано было в духе британских крими, но с тяжеловесным советским уклоном.

8-7.jpg
Кадр из фильма "8 женщин"

Озон же, будучи легкомысленным французом, сотворил из этой истории нечто, что в целом можно назвать тотальным омажем, то бишь данью уважения французским звездам в лице интеллектуалки Юппер, звезды сороковых Даниэль Даррьё, символа французского кино Денев, чарующей Ардан и, наконец, совсем еще молоденьких Людивин Санье на пару с Виржини Ледуаейн. Будто встретились прошлое, настоящее и будущее: прошлое, причем далекое, символизирует, конечно, Даррьё, некогда красавица и звезда, а ныне – тихая старушка, постоянно ханжески возмущающаяся скандалами домочадцев. Настоящее, но уже тоже с уклоном в ретро – две самые прекрасные актрисы Франции, причем эротизм Ардан оттеняет холодный блеск всесветной красавицы Денев, некогда соперниц в реальной жизни. У обеих был роман с Трюффо, и кто кого победил, трудно сказать: будь я мужчиной, выбор был бы затруднительным, обе уж слишком хороши, каждая по-своему. Дела давно минувших дней - и потому бывшие соперницы с удовольствием согласились слегка обыграть старую жизненную коллизию, свое вечное соперничество, подравшись в кадре и закончив схватку на ковре недвусмысленным лесбийским поцелуем взасос.

Прелестно. Как с нежностью говорил Альмодовар – я, дескать, подозреваю, что порой девчонки украдкой обмениваются поцелуями. Потому-то Ардан-Пьеретта не без вызова заключает, что, устав от хамства мужчин, которых она ненавидит, переключилась на женщин. Мотив, которого в пьесе не было, и введен он Озоном, мне кажется, не из личных склонностей. Тяга Ардан к Денев, чисто, так сказать, эстетическая, может означать лишь взаимное восхищение и потаенный гомосексуализм, всем нам свойственный (который может быть и неосуществленным, человек все-таки не так прост).

8-6.jpg
Кадр из фильма "8 женщин"

Что же касается страшных разоблачений – махинаций с финансами, нежданной беременности молоденькой девчушки, гомосексуализма, измен и предательств и пр. – всё это лишь детективный фон для постмодернистской шутки Озона, человека одновременно глубокого и насмешливого, настоящего француза, носителя традиций самой элегантной и блестящей культуры Европы. И лишний повод полюбоваться прекраснейшими из прекрасных, Катрин Денев и Фанни Ардан, их зрелой женственностью, за которой стоит не только собственно красота и привычная для этой страны элегантность, изящество, особая пластика, талант, но и, что важнее, - миф. Замечу в скобках (особенно для тех, кто считает женщину за сорок залежалым товаром), что Денев здесь под шестьдесят, Ардан – за пятьдесят. Дело не в так называемом эйджизме, против которого современная тенденция выдвигает интеллект и личность женщины, ее личностную значимость, а в непотопляемой женственности, ведь обе они играют не докторов наук.

Ну и немного в сторону: когда шестидесятилетняя Денев прибыла в Москву представлять книгу о ней авторства Плахова, на вечеринке в ресторане, которую устраивал Vogue, за столом она легко побивала моделей лет эдак двадцати. Ардан, прибыв на один из российских фестивалей уже за шестьдесят – тоже.

Один критик говорил мне, что звезды такого уровня действительно излучают свечение: что правда, то правда. Причем далеко не все, эти - Денев, последняя, как ее называют, звезда, и Ардан - точно. Пересмотрите фильм, сами убедитесь: танец Ардан и правда стОит ошеломляюще прекрасного танца юной Брижит Бардо, хотя ей там чуть более двадцати.

И еще: за прошедшее время фильм, как говорится, хорошо настоялся, в свое время он казался более легковесным, затянувшейся шуткой. Однако лучшая проверка значения того или иного фильма – время. Так вот, «8 женщин» это испытание прошли. Как любят говорить любители словесных штампов – «с честью».

фото: kinopoisk.ru

Похожие публикации

  • Резо Чхеидзе: Покаяние. Вторая Оттепель
    Резо Чхеидзе: Покаяние. Вторая Оттепель
    Старшее поколение хорошо помнит фильм «Отец солдата» - с Серго Закариадзе в главной роли: знаменитая картина, классика советского кино; неувядаемый, как раньше говорили, шедевр. Снял его, как известно, Резо Чхеидзе, каннский лауреат. Его все звали Резо, ну а если официально - Реваз Давидович
  • Теодор Амадей Гофман, великий сумасброд
    Теодор Амадей Гофман, великий сумасброд
    Эрнст Теодор Амадей Гофман давно вошел не только в мировой, но и в российский культурный обиход: еще в далеком 1836-м о нем писали в России: «... мало ли штук делал он в жизнь свою; чем он не был: и юристом, и декоратором, и журналистом, и стенным живописцем. Отчего же не быть ему русским литератором?»
  • Подлинная история Кевина Спейси
    Подлинная история Кевина Спейси
    Человеческая цивилизация, все народы, населяющие нашу планету, не смогли за две тысячи лет объединиться перед такими вызовами, как бедность, войны, неизлечимые болезни, коррупция, мимикрирующий неоколониализм, эксплуатация человека человеком, деградация культуры. Единственное, что может нас объединить, – мы все готовы дать отпор педофилу, извращенцу… И совсем не обязательно, чтобы вина была доказана