Радио "Стори FM"
Есть город золотой

Есть город золотой

Автор: Игорь Свинаренко

Как развиваются современные города? Чем руководствуются люди, их проектирующие? Может ли вообще архитектура сама по себе сделать человека счастливым? За всю архитектурную братию ответ держит знаменитый архитектор, основатель и ректор архитектурной школы МАРШ, профессор МАРХИ Евгений Аса

Вот какой вопрос меня страшно беспокоит как москвича. Снос старинных зданий, трусливо причём, тайком. Точечная жлобская застройка. Строительство 50-этажных зданий вплотную друг к другу. Сужение проезжей части. И это у нас называется архитектурой! Если бы я был главным архитектором, я бы застрелился, причём прилюдно...

– Ты думаешь, что главный архитектор, поставленный в ситуацию, с которой не может справиться, должен покончить с собой?

Ну ладно, хотя бы уволиться, признав своё бессилие.

– Ты предполагаешь, что на всех позициях стоят сильные люди? Почему вообще все нападают именно на архитекторов, а не на кого-то другого?

Вы на виду. Вы навязчивы. Вот, к примеру, человек пишет плохую музыку. Пускай! Я могу её просто не слушать. Или кто-то снял дурацкий фильм – плевать мне на него. Но вот я выхожу в город – и вижу кругом то, что мне не нравится, что раздражает. Когда ты идёшь по городу, у тебя нет выбора, смотреть на дома, архитектуру или нет. 

– Да, архитектор – тяжёлая профессия. Самая, может быть, уязвимая. Вот ты в курсе, что во многих городах нет главных архитекторов?

Они как порядочные люди застрелились.

– Нет, они просто не заступали на работу. Там нет такой должности... А чем вообще должен заниматься главный архитектор? Должен ли он быть главнее всех остальных архитекторов? Или он обязан знать, как город должен правильно расти? В каких-то странах есть законы, где прописано, что может появиться, а что не может, – к примеру, оговорена высота зданий. Есть чиновники, которые отвечают за соблюдение законов. Эстетическая оценка вообще не входит в сферы интересов такого чиновника... А вот у нас главный архитектор виноват даже в эстетическом несовершенстве его времени...

Я очень хорошо понимаю весь ужас персональной ответственности, которую мы, архитекторы, несём. Я понимаю, что самоубийство грозит не только главному архитектору, но и просто архитектору, и такие случаи в истории известны. Например, автор Венской оперы повесился, когда узнал, что построенное им здание не нравится императору. И никто об этом не вспомнит сегодня, глядя на прекрасное здание Венской оперы. 

Ты уважаешь покойного за этот поступок?

– Абсолютно не уважаю. Вот представь, если бы писатель прочёл разгромую рецензию на свою книгу – вдруг взял бы и покончил с собой.  

Фадеев застрелился.

– Но не из-за рецензии! Он просто понял, что дальше жить невозможно – с тем, что он натворил. Это благородный поступок, очень честный. Человек был каким-то слизнем – и вдруг!  

А вот архитекторы...

– С архитектурой всё гораздо хуже. Вот ты как-то спросил: как можно было построить в Москве на проспекте академика Сахарова эти банки, три одинаковые конструкции? А я знаю архитектора, который это построил. Его фамилия – Тальковский.

Он жив?

– Нет. Умер своей смертью, вполне удовлетворённый построенным.

А тебе нравится то, что он построил?

– Нет. Мне вообще очень мало что нравится.

Ситуация в архитектуре принципиально усложнилась тем, что произошла драматическая смена, извините за грубое слово, парадигмы. В ХХ веке случилась художественная революция. Кубизм – какое дело простому человеку до кубизма? А вот когда города стали похожими на кубики, народ заволновался. Я сейчас это примитивизирую: в ХХ веке произошёл фундаментальный слом в художественном, социальном и экономическом плане. Такие изменения, которые не могли не повлиять и на архитектуру... 

Кроме того, началась невероятно массивная урбанизация. Шквальный рост населения в городах. Все хотят где-то жить. Что с этим делать? Такое происходит во всём мире, это не только проблема Москвы, Лондона или Нью-Йорка.

фото:DEPOSITPHOTOS/FOTODOM; LEGION-MEDIA

Прочитать материал полностью можно в номере Сентябрь 2019



Похожие публикации

  • Режиссёр своей судьбы
    Режиссёр своей судьбы
    Она сделала одну из самых успешных карьер в истории советского кино, обойдя все мыслимые идеологические рифы, не отвлекаясь на разрушительные кампании и компромиссы. Хотя исходные данные у неё были аховые: женщина, никому не родственница, не любовница и не жена. В профессиональной среде про её удачливость и неуязвимость слагались легенды. Кто-то, впрочем, полагал, что эти истории она сама же и придумывает, на худой конец – тонко режиссирует то, что рассказывают про неё другие…
  • Сердечное дело хирурга Вишневского
    Сердечное дело хирурга Вишневского
    Поэт Александр Аронов (помните, "если у вас нету тёти"?), не нуждающийся в представлении поэт Бродский, выдающийся хирург Александр Вишневский. Что связывает эти имена? Женщина по имени Нина...
Мария Миронова

Basi.jpg

lifestyle.png