Радио "Стори FM"
Георгий Дронов: «Историю начинает рассказывать не продюсер, а режиссер»

Георгий Дронов: «Историю начинает рассказывать не продюсер, а режиссер»

Беседовала Юлия Васильева

Мы записывали наше интервью в Московском Доме актера. Зал, на стенах которого десятки фотографий актеров, режиссеров, музыкантов, поэтов - лица эпохи... Начало разговора с актером Георгием Дроновым родилось само собой, когда мы оказались у портрета Булата Окуджавы...

Шла на нашу встречу по Арбату мимо памятника Окуджаве, где в голове каждый раз звучат строки: "Совесть, благородство и достоинство - вот оно, святое наше воинство..."

- Я думаю, если родители, бабушки, дедушки слушали Окуджаву и привили любовь к такому искусству детям, а те - своим детям, то все это "святое наше воинство" не изменится, несмотря на потрясения, и сохранит свои ценности и идеалы.

Своим детям прививаете ценности, о которых говорил и пел Окуджава?

- Кстати, у моих детей сейчас период "Кино"! Мои дети слушают, играют на гитаре "Группу крови на рукаве", "Звезду по имени солнце", "Мы ждем перемен", "Кукушку" (улыбается - Авт.).

Сколько же лет вашим детям, что они слушают и поют песни "Кино"?!

- Десять и одиннадцать, и весь их класс этим увлекается! Для них это как для моего поколения и старше - Булат Шалвович. Это связано с потребностью в энергетике, которую несет эта музыка, дети еще не обладают социально-политическим и мировоззренческим багажом, чтобы в полной мере понять смысл и подтекст этих песен, но эмоционально они им откликаются - в их бунтарском переходном возрасте, который сейчас, кстати, очень помолодел.

5.jpg

Кто из великих, чьи портреты мы видим на стенах Дома актера, вам наиболее близок в профессии?

- Я в профессии всегда равняюсь на Игоря Ильинского. Его творческий путь сложнейший, интереснейший! Начинал с комедий, фарсов, буффонад, черно-белых фильмов, на заре кинематографа он уже был в нем - то есть, представляете, какой это топ! В зрелом возрасте сыграл множество драматических ролей, объяв дистанцию персонажей от острокомедийных до остротрагических. Закончил актерский путь в преклонном возрасте, играя на сцене Малого театра серьезнейшие роли. Хотелось бы, чтобы и я в своей жизни проделал подобный творческий путь.

В интервью вы признавались, что являетесь апологетом патриархального режима в семье, едва ли не домостроя, а ведь по вам не скажешь, такой обаятельный мужчина!

- А почему вы думаете, что одно противоречит другому? Домострой это же не БДСМ (смеется - Авт.)! Для меня домострой - это правильное распределение домашних сил, правильные отношения женщины и мужчины. Сейчас все меняется, темп жизни ускоряется, меняются модели взаимоотношений, но даже сегодня, согласитесь, существует понятие домостроя, и подсознательно мы все к нему стремимся. Домострой - это уютный дом, взаимопонимание, отношение к детям, собака дома - для тех, у кого нет аллергии (улыбается - Авт.). Мы все хотим домашнего уюта, который поддерживается соблюдением определенных правил обеими сторонами - мужской половиной и женской.

Совместимы любовь и домострой?

- Любовь и семейная жизнь - это ведь, помимо счастья, достаточно серьезная работа, и прежде всего, работа над собой.

Например, я играю в спектакле "По особым случаям" в Театре Антона Чехова - и в нем мы с моей партнершей по сцене Ингой Оболдиной показываем на сцене как раз то, о чем мы сейчас говорим. Когда люди начинают совместную жизнь, они так беззаветно любят друг друга, но что же с ними происходит, когда через пятнадцать лет они начинают друг друга ненавидеть, плевать под ноги, бить посуду и сжигать полотенца, которыми пользовались вдвоем! И мы нередко тыкаем пальцем друг в друга, мол, ты это не сделал, а это сделал не так! Но главное - вовремя остановиться и развернуть этот палец на себя, постараться понять: "А что я делаю не так?.."

Но, конечно, не все отношения надо спасать, иногда, может быть, и нужно, чтобы люди разошлись, многие пары, когда расходятся, только и начинают друг с другом нормально, по-человечески общаться! Да и детям ни к чему жить в семье, где ругаются родители, ведь в это время формируется детское сознание и, возможно, ребенок понимает, что это - нормальная модель, и тогда не надо удивляться, что сын или дочь, став старше, повторят за вами ваш не вполне удачный жизненный сценарий.

В начале разговора вы сказали, что на днях играли спектакль по Чехову - актуален сейчас Антон Павлович?

- Более чем! Этот спектакль в свое время шел на сцене Театра на Юго-Западе под названием "Старые грехи", и сейчас режиссер Александр Горшков решил восстановить его, внеся определенные изменения и дополнения. Что Чехов, что Булгаков, что другие классические авторы создали такие точные человеческие характеры, что сравниваешь их с нами, сегодняшними, и понимаешь, а ведь мы никак не изменились, за исключением того, что стали более циничными.

Какие театр нам сейчас нужнее: социальный, обличающий или тот, что говорит о том, что волнует каждого, о житейском и человеческом?

- Мне кажется, нужен разный театр, так как все мы - разные, и каждого из нас подталкивают к решению внутренних проблем и вопросов, мотивируют совершенно разные вещи. Кому-то чтобы снять стресс, надо пойти на драму и ощутить катарсис, а кому-то надо посмотреть комедию. Но ведь комедии бывают разными: социальные, на потребу публике, легкие комедии положений... Сначала я, признаюсь, напрягался, что меня приглашают в основном в комедии, что я существую в основном в комедийном жанре, но я понял, что и без драмы можно прожить, так как существует такой жанр, как трагикомедия, который гораздо более широк по эмоциональному диапазону, чем драма. Ты падаешь вниз, а потом смеешься - и обратно, как в нашем спектакле, о котором мы говорили выше - "По особым случаям".

3.JPG

Есть ли жизнь после развода - этот спектакль как раз об этом?

- Есть, и тому огромное количество примеров! Даже замечательная пара из нашего кинематографа - Вера Алентова и Владимир Меньшов, которые расстались, но поняли, что не могут друг без друга. Да сколько таких случаев вокруг нас!

Этот спектакль говорит: не доводите до точки невозврата! Вспоминая в каждой сцене о том, что привело к такому итогу, мы с Ингой Оболдиной тем самым даем подсказки людям, которые находятся в зале. И мы знаем истории, когда люди восстанавливали отношения, - вот она, сила театрального воздействия! Мы не говорим о том, чтобы все после спектакля встали и пошли рушить второй брак и возвращаться к первому, но если вдруг хотя бы один человек или одна пара что-то для себя возьмет, уже будет замечательно!

Вы не страдаете от стереотипа восприятия себя режиссерами как комедийного актера?

- Не режиссерами - продюсерами! К счастью, ситуация начинает меняться, приходят новые молодые продюсеры, которые понимают, что историю начинает рассказывать не продюсер, а режиссер. Да, влияние продюсеров на подбор актеров еще достаточно велико, но мы видим, что они все чаще отдают это на откуп режиссерам. Не продюсер же полетел в космос с Кристиной Асмус, а режиссер (улыбается - Авт.)!

Хотели бы, кстати, в космос полететь?

- Да! Но только навсегда! (смеется - Авт.) Я об этом мечтаю... Обожаю фантастику!

А какой ваш любимый фантастический фильм?..

- "Пятый элемент" Люка Бессона! Также среди любимых режиссеров Терри Гиллиам, Ридли Скотт и, безусловно, Стивен Спилберг и все его фильмы! Спилберг в моем понимании - человек безграничной фантазии и эмоционально безграничный - просто вселенная! Он даже фантастику умудрился снять как драму! Видели его фильм "Искусственный разум"?! Я дважды смотрел этот фильм и два раза в конце он выворачивал меня наизнанку, я испытывал катарсис! Так же, как и "Интерстеллар" Кристофера Нолана или "Прибытие" Дени Вильнёва! В "Искусственном разуме" маленький робот, машина, пытается разгадать тайну своего происхождения, и Спилберг показывает, на какую человечность он способен в отличие от бесчеловечных людей. Когда я видел, как мальчик издевается над роботом меня пробило насквозь, а когда его повезли в лес и оставили там, я начал рыдать! Как можно так довести себя и человечество до такого состояния жестокости?!..

Что с нами не так?

- Наверное, мы очень напуганы и закрыты в попытке защитить себя от неких социальных проблем, от общей политической ситуации - мы не готовы к таким сильным эмоциям, а мы должны принимать их, потому что эти эмоции делают нас чище! Некоторые, посмотрев наш спектакль, говорят: "Я больше не пойду!" - "Почему?" - "А я не готов к таким потрясениям и эмоциям..." А по-моему, надо двигаться как раз в сторону подобных потрясений. Мы стали пугающе разобщены, и, я думаю, главная причина - это страх: вдруг доллар будет по 120, вдруг рубль упадет, вдруг гречка пропадет. Этот страх лежит на бытовом уровне, и у каждого свой болевой порог - иногда ты видишь здорового мужчину, у которого сломался палец на ноге, и он лежит и не может встать, а маленькая хрупкая женщина бегает вокруг него: "Витя! Соберись, сейчас все сделаем!" А Витя кричит: "Я умру-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!"

Работы каких российских режиссеров вам наиболее близки?

- Если продолжить разговор о фантастике, то это Георгий Данелия и его "Кин-дза-дза!" - это потрясающий шедевр постапокалиптической фантастики, кино с глубочайшим смыслом и высочайшим уровнем юмора, громадными подтекстами, вторыми и третьими планами и, конечно, восхитительной игрой невероятного актерского ансамбля.

А вообще к любимым российским режиссерам я бы отнес Михалкова, Гайдая, Рязанова, Бондарчука-старшего. У нас много режиссеров, чье творчество я очень высоко ценю.

4.JPG

Банальный вопрос: театр или кино? Задаю его человеку, который не сходит с телеэкрана и которому в силу огромной узнаваемости наверняка невозможно находиться в публичном пространстве!

- Воздействие актера на зрителя в театре никогда не сравнится с воздействием актера в кино, через экран! Я не умаляю киношедевров, телесериалов, но ничто не заменит прямое воздействие. Это магия театра!

Самое важное событие, которое произошло со мной в жизни, случилось на сцене. Я не имел вообще никакого отношения к театру, в школе учился в спортивном классе, и когда встал вопрос, в какой идти институт, то выбор пал на институт культуры, факультет режиссуры. Когда я поступил, со мной произошел "большой взрыв"! Я открыл для себя даже не вселенную, а мироздание - отдельные галактики режиссуры, актерского мастерства, созвездия вокала, сценической речи, пантомимы, фехтования, сценического боя, драматургии! А на втором курсе в моей жизни появился еще и самодеятельный театр. Моей первой ролью была роль старика-почтмейстера в спектакле по "Запискам сумасшедшего" Гоголя, я был самый юный в этом театре, а играл человека преклонных лет, мне делали полуторачасовой грим. И вот я начал играть, в зале был, как мне казалось, аншлаг, и в процессе спектакля я вдруг понял, что мои действия на сцене, речь, походка, ситуация, которую мы изображаем, - всем этим я могу повелевать зрителями! Могу в какой-то момент заставить смеяться над собой, а в какой-то момент плакать. Я ощутил целостность, гармонию, сотворчество, подобно тому, как две половины соединяются и становятся целым... Наверняка вы, часто бывая в театре, замечали, что в момент поклонов, когда звучат аплодисменты, происходит как будто момент рождения из кромешной темноты зала, из того, что происходило на сцене, и ты был соучастником этого благодаря таланту драматурга, благодаря мастерству актеров. Уникальный момент совместного, обоюдного творчества, когда ты отдаешься, и тебя расслабляют, тебя уличают, тебя предупреждают, тебя зовут за собой, тебе признаются в любви!

Когда в театре подобные эмоции испытывали?

- Вчера!

Что смотрели?

- Не смотрел - играл (смеется - Авт.)! Чехова!

По нашу, зрительскую, "сторону баррикады" часто оказываетесь? Какой спектакль из последних произвел наибольшее впечатление?

- Расскажу о двух спектаклях, которые поразили меня, это "Чайка 73458" в Театре на Таганке и "Тартюф" в Ленкоме - работы моего друга литовского режиссера Дайнюса Казлаускаса. Эти спектакли ошеломили меня настолько, что я захотел принять в них участие. Мне предлагали роль Оргона, но я не смог ее себе позволить в силу огромного дефицита времени и занятости в кино- и телевизионных проектах. История Тартюфа рассказана совершенно уникальным образом, "в обратную сторону", она начинается с ужаса, и показывается, что были возможности этот ужас, это злодейство остановить, - и заканчивается абсолютно неожиданно.

Где наши опорные точки для того, чтобы остаться людьми ?

- Это опорные постулаты нашего воспитания, то, что родители привили нам, для меня огромное количество подобных опорных точек - родом из детства, когда наша идеология формировала гражданина своей страны. Сейчас многое, к огромному сожалению, утрачено и надо восстанавливать идеологию, это жизненно необходимо и каждому из нас, и нашему государству в целом.

фото: Богдан Пузаков и Александр Иванишин (локация "StandArt Отель").

Похожие публикации

  • Мария Смольникова. Дойти  до самой сути
    Мария Смольникова. Дойти до самой сути
    Мария Смольникова – молодая, но уже титулованная актриса. Как водится, широкую популярность ей принесли роли в кино – в проектах «Сталинград» и «Дочь». Но театралы уже давно оценили талант актрисы, покупая билеты «на Смольникову». А еще Мария – муза знаменитого театрального режиссера.
  • Лия Ахеджакова: изображая жертву
    Лия Ахеджакова: изображая жертву
    Лие Ахеджаковой, актрисе совершенно особенной, начинавшей в театре как травести, с пионэров (как произносила это слово Раневская) и зверушек, которых ей приходилось изображать почти 20 лет, пока ее не заметили серьезные режиссеры, исполнилось 84
  • Режиссёр своей судьбы
    Режиссёр своей судьбы
    Она сделала одну из самых успешных карьер в истории советского кино, обойдя все мыслимые идеологические рифы, не отвлекаясь на разрушительные кампании и компромиссы. Хотя исходные данные у неё были аховые: женщина, никому не родственница, не любовница и не жена. В профессиональной среде про её удачливость и неуязвимость слагались легенды. Кто-то, впрочем, полагал, что эти истории она сама же и придумывает, на худой конец – тонко режиссирует то, что рассказывают про неё другие…
naedine.jpg

bovari.jpg
onegin.jpg