Радио "Стори FM"
Игорь Свинаренко: Кочерга и свечка (про гибридные и прочие войны)

Игорь Свинаренко: Кочерга и свечка (про гибридные и прочие войны)

Сбитый на днях Боинг будоражит тему абстрактного гуманизма, само собой – мы ж цивилизованные люди, тянемся к политкорректности (на словах по крайней мере). Но еще же есть и своя рубашка, которая вплотную примыкает к телу. Может ли ее кто-то не примерять на себя? Есть ли люди, которые думают:

--Да ну, я всегда буду летать легко и безмятежно, и со мной ничего не случится! Мне так всегда приятно смотреть из окна Боинга на облака, это ж сплошное счастье!

Но я точно знаю, мне люди признавались, что немало и таких, которые начинают паниковать сразу, только войдя в аэроплан, и со страшной скоростью напиваются в своем кресле, чтоб притупить ощущения и не было б сил устроить истерику:

--Аааа выпустите меня отсюда! Остановите самолет, я сойду!

Сам я, как и всякий уважающий себя носитель истины, со своим мнением расположился где-то посередине. Перед выездом в аэропорт пытаюсь привести в порядок дела, раздаю указания личному составу, как себя вести в случае чего (чего же именно? Да понятно, чего) и разглашаю свои пинкоды. В полете расслабляюсь и выпиваю, но – полбутылки, к тому же всего лишь сухого вина. Ну, наверно, мое подсознание в панике, но в сознание я эту херню не впускаю, ни разу она не проскочила, тварь. Но вот что меня раздражает, дико причем, так это мудацкие аплодисменты – в тот момент, когда колеса самолета только касаются ВПП.

--Дебилы б…ть! – ору я мысленно, и это, конечно, признак паники, хоть и глубоко спрятанной. Я в такие минуты вспоминаю о самолете, который уже приземлился в Иркутске и катил по взлетке, и все уже праздновали победу! Аплодировали – полет завершен успешно! Но на пустыре, который примыкал к коротковатой, в обрез, полосе, стояли частные гаражи, в которые и врезался аэроплан, совершенно трагически. Среди жертв была и дочь писателя Распутина, она летела с германского ПМЖ на родину, навестить старика отца... И да, я не тороплюсь звонить своим, докладывая о прибытии, когда самолет уже остановился и пипл достает сумки с полок. Рано! Надо сперва выбраться из этой тесной трубы, ступить на твердую землю – и уж тогда диагностировать прибытие.

Впрочем, нет. Это не паника. А вот когда мы с генералом Шамановым летели на вертолете из Северного в Шали, в первую чеченскую, было-таки весьма неуютно.

--А что мы так низко летим, чуть за крыши не цепляем? – задал я штатский вопрос.

--Если высоко, так они там внизу издалека нас услышат и увидят, и успеют прицелиться! А так просто будет грохот непонятно откуда. Простых вещей не понимаете, а держите себя за умных...

Помню, я рассматривал фото с детскими игрушками, подобранными в степи донецкой у города Снежное (ударение тут строго на «о»), где упал сбитый тоже кстати Боинг, тоже гражданский, и думал в первую очередь о том, что мои дети уже выросли... И такой участи избежали, и избегают до сих пор. К счастью.

Ужас-ужас, который всегда с тобой, стоит тебе пристегнуться к креслу.

Что сказать еще? Вот меряются хронометражем. Ага, иранцы признались через три дня, а русские не сознаются шестой год? Насколько это важно? Принципиально ли это? Вопросы... Но можно точно сказать, что здесь спор не столько об этике и принципах, сколько о том, что это даст лично тебе, читатель. Больше ли ты станешь ненавидеть ситуации, когда избежать перелета не удастся – или так же, как и раньше, но уж точно не меньше.

Еще идут такие дискуссии: кто быстрей сознался, тот круче или нет? Пишут про иранцев, что они сильная нация и потому быстро взяли на себя ракету. Украинцы, сбив израильский лайнер, отпирались дольше. И что? Но рекорд поставили американцы, которые долго-долго отнекивались, сбив иранский гражданский самолет... Что же, надо брать в пример американцев? И в этом тоже? А не только с джинсами, майками, бейсболками, произношением в английском, айфонами и прочей ерундой? Раз не можем догнать их с наукой и нобелевскими премиями, полетами на Луну, медициной, крепостью валюты, кинематографом и ВВП? (Это все, увы, по не зависящим от редакции причинам.) Когда казенные патриоты восклицают: «Почему американцам можно, а нам нельзя?» – они имеют в виду не лунные экспедиции и не Илона Маска, а намекают на право сдуру начинать войны где приспичит. Тут я соглашаюсь с охранителями, делая, правда, оговорки. Да, американцы воюют где хотят! Но у них хватает ума затевать свои безумные войны не с Мексикой или там Канадой, – а так, чтоб до фронта было лету часов 10! А не как наши наемники на уик-энд мотаются поохотиться на украинцев, а к понедельнику им уже выходить на службу в театр... Американцам вон как разонравится где воевать, так они грузятся в самолеты – и улетают домой, и забывают свой страшный сон.

Вот и с Ираном – они грохнули видного революционера, не особо по этому поводу переживая, а в ответ получили разве только удары по голой пустыне, причем не по аризонской, а совсем чужой и далекой. И у них там в Штатах нету ни одной мусульманской республики в отличие от нас, это чтоб вы понимали, а то некоторые не в курсе.

Вот и с этим терактом против выдающегося деятеля КСИР и крайним (боюсь, не последним) сбитым Боингом война может – ну, или могла бы — начаться сильно далеко от США. От Вашингтона до Тегерана – я специально мерил рулеткой, а то лень в Интернете искать – 21 сантиметр. А от Москвы – всего-то 5 см. Да, давайте мериться сантиметрами! У них всего 21, а у нас аж 5. Размер, как врут девушки мужикам, у которых маленький, dosn't matter. На самом же деле он, сука, ох как matters... Но зачем нам столица? Иранская провинция у нас вон соседка по Каспию, рукой подать. Трампу эта война – по барабану. Ну вот с Вьетнамом, до него 23, что ли, сантиметра, воевали – и ничо. Подумаешь, американцам одной войной больше, одной меньше – какая разница? Трамп там сидит на ранчо и думает:

--Ну а что, можем и ядерный удар на Ближнем Востоке нанести – плевать! Вон на Японию Трумэн кинул аж две бомбы, так у нас никто и не почесался! Что Ближний, что Дальний – нам без разницы...

И он в чем-то прав – до Токио от Вашингтона аж 24 сантиметра. Это даже если в спокойном состоянии!

Так что война с Ираном – это проблема наша, а не американцев. Какая удача, что она до сих пор не началась!

Еще сильней, как мне кажется, радуются евреи. Там счет вообще на миллиметры. Как мы ни вооружали воинственных мусульман, каких только ни слали им военных советников, среди которых немало моих знакомых – они не смогли скинуть Израиль в море. Сейчас мы, в смысле Кремль, снова вооружаем террористов от Юго-Востока до Ближнего Востока. Типа принесли в детский сад для детей с особенностями развития – ящик заряженных револьверов. Те стреляют и иногда попадают. В какую-то цель. Что с этим делать? Не знаю. Бедные евреи...

Похожие публикации

  • Игорь Свинаренко: Леонардо да мы
    Игорь Свинаренко: Леонардо да мы
    Знакомую даму критикессу, весьма почтенную, я после многолетней разлуки случайно встретил – где ж еще -- в ресторане ЦДЛ. Она была на удивление крепка и бодра в свои 90, это ж просто чудо. Не то что нынешнее племя. В предыдущий раз я виделся с ней еще при глубокой неколебимой совецкой власти...
  • Игорь Свинаренко: День пожарника (из цикла «Русские праздники»)
    Игорь Свинаренко: День пожарника (из цикла «Русские праздники»)
    В пятницу вечером бывший морпех Дима, давно уже безнадежно (офис с видом на Кремль) погрязший в бизнесе, выпил по стопке с соседом по даче – тот зашел напомнить, что завтра у него шашлык и день рождения. Быстро махнули и разошлись, вроде как до субботнего вечера
  • Игорь Свинаренко: Искусство оплодотворения
    Игорь Свинаренко: Искусство оплодотворения
    Летом 96-го, когда мы навсегда – так мнилось – окончательно победили, я поехал в деревню, для здоровья и попить парного молока и самогонки на природе