Радио "Стори FM"
Русская миссия француза Виктора Дравиньи

Русская миссия француза Виктора Дравиньи

В России служило немало иностранцев, способствовавших её славе и расцвету. Виктор Дравиньи – один из них. В начале ХХ века он создал российское шампанское, и марка «Абрау-Дюрсо» до сих пор живёт и процветает. Как он это сделал?

portret.jpg
Виктор Дравиньи

Когда управляющий элитными погребами в Эперне Виктор Дравиньи отправлялся из Шампани в Россию, коллеги заключали пари, сколько месяцев он продержится. Он продержался 14 лет, с 1905-го по 1919-й. Уезжал тридцатилетним, с женой и сыном, вернулся с пятью детьми, с золотым портсигаром, украшенным бриллиантовым орлом – наградой Николая II за «отлично-усердную службу». Но главное – Дравиньи взял на себя управление производством игристых вин в царском имении Абрау-Дюрсо и создал российское шампанское, не уступающее французскому. 

В 1913 году, когда праздновали 300-летие Дома Романовых, на парадном обеде в Зимнем дворце в списке подаваемых к столу вин значилось и творение Дравиньи – «Абрау-Дюрсо». А когда на Черноморском побережье Кавказа открылась выставка «Русская Ривьера», её председатель, А.С. Ермолов отчитался: «Знаменитое шампанское «Абрау-Дюрсо», единственное, подаваемое ныне к Высочайшему столу, известно уже по всей России; теперь оно вывозится и за границу и проникло даже в Соединённые Штаты Северной Америки». Вышло, что Дравиньи справился со своей миссией всего за семь лет.

Он был самоучкой с душой винодела и обожал в этом деле всё. Караулить момент, когда созреет виноград, когда на нём высохнет утренняя роса, но солнце ещё не нагреет ягоды, и тогда можно начинать сбор. Когда рождалось вино, любил колдовать в лаборатории, не позволяя проникать внутрь ни запахам, ни сквознякам. Слухи о его «Fermez la porte!» («Закройте дверь!») дожили аж до советских времён. Это были первые французские слова, которые пришлось выучить подчинённым. 

Он любовно выращивал вино, выдерживая его в горных подвалах Абрау, когда осадок сводился на пробку, чтобы оно стало кристально чистым. Он дотошно соблюдал все правила классического «шампенуаза» и следил, чтобы к столу шампанское подавали в достойном «наряде». В своём деле мастер был строг, несговорчив и решителен.

semiy.jpg
Виктор Дравиньи с супругой и детьми

Появившись в Новороссийске в 1905 году, он, конечно, рисковал: в городе шли забастовки, расстрелы, царское правительство было свергнуто, власть на время перешла к Советам рабочих депутатов… Но, как известно, кто не рискует – не пьёт шампанское. До поры до времени события в Новороссийске не касались царского имения. Сын Дравиньи, Робер, родившийся в Абрау, позже написал воспоминания о своём счастливом детстве. О двухэтажном доме с садом, полным роз, и хозяйстве с конюшней, кроликами, козами и курами. 

В доме гостили и французы (Дравиньи пригласил на работу восемь специалистов с семьями), и русские. На Пасху семья принимала поздравления и подарки от рабочих и служащих, и шампанское в такие дни лилось рекой. Члены императорской семьи являлись бенефициариями Арбау-Дюрсо, и великие князья, и мать императора Мария Фёдоровна приезжали охотиться на кабанов. В имении был даже автомобиль, грузопассажирское авто, вмещавшее 50 пудов вина, четырёх пассажиров и денежный сейф.

С обстоятельностью дисциплинированного европейца Дравиньи превращал Абрау-Дюрсо в райский уголок, где появилось не только отменное шампанское, но и качественное производство. Правда, процветать ему пришлось недолго. Французских специалистов мобилизовали на Первую мировую, их семьи остались в России. От этой истории столетней давности дошли сведения, что Дравиньи служил во французской химической лаборатории, а после сердечного приступа был комиссован. Но в 1970-е годы сослуживец Дравиньи, историк Эмиль Моро, в газетной статье рассказал, как во время войны начальнику интендантской службы передали письмо с изображением российского орла и надписью: «Мы, Николай II, Император Всероссийский, нашему другу Раймону Пуанкаре, Президенту Французской Республики». В письме была просьба разрешить господину Дравиньи вернуться как можно скорее к своим обязанностям в управление удельного имения Абрау-Дюрсо. Он и вернулся.

kollektiv.jpg
Виктор Дравиньи с рабочими и служащими удельного имения "Абрау-Дюрсо"
Удивительно, как стойко держалось Абрау-Дюрсо после отречения царя. В конце 1917-го по Новороссийску уже разгуливали банды, а в 1918-м начался террор. Дравиньи засыпали приказами то красные, то белые, то анархисты. Рабочие всё больше пили, всё меньше трудились. А шампанское, между тем, пользовалось спросом, как у законных властей, так и у грабителей. Дравиньи понимал, что, если он, спасаясь, покинет свой пост, никто не сможет производить игристые вина по классическому методу «шампенуаз». Дело его жизни будет погублено. Но что он мог в одиночку против холеры, тифа, хаоса, анархии, голода и враждебности? Добрые отношения с населением таяли на глазах, сменяясь подозрительностью, и попытки сохранить производство могли расценить как происки контрреволюционера.

Дравиньи сопротивлялся хаосу, пока не раздался звонок французского консула в Новороссийске. Тот рекомендовал уехать во что бы то ни стало – уходил последний французский корабль. В апреле 1919 года Дравиньи покинул Новороссийск навсегда. Его сын Робер записал: «В этот день, удаляясь от порта, мы чувствовали себя счастливыми, поскольку покидали этот ад, охваченный революцией, но, с другой стороны, было больно думать о том, что мы уезжаем из страны, где были так счастливы с самого раннего детства».

Дравиньи вернулся в родную Шампань, оставив России очень много. Могилу маленькой дочери, умершей в 1918 году, лучшие годы, любимое дело и рецепт производства уникального шампанского. Признания на родине он не получил – просто не успел. Умер от сердечного приступа. Из его потомков, рассеянных по всему миру, никто не стал виноделом. Но в семье бережно хранят и подарки последнего русского императора, и поздравления на Пасху, и фотодокументы столетней давности – всё, что связывает их с Россией. 

В ноябре 2010 года, приехавший в Абрау внук Виктора Дравиньи, Франсуа, от волнения не мог сделать ни шагу в Музее русского винного дома. Там, на стенах, старые фотографии начала прошлого века, и на каждой – его дед. А по черноморскому пляжу бегал мальчишкой его отец. Как хорошо, что память бывает долгожителем!

В Абрау-Дюрсо помнят о Викторе Дравиньи. Здесь он был счастлив и нужен, здесь реализовал свой талант винодела. Здесь его именем назвали шампанское с благородным вкусом. Россия приняла Дравиньи по-царски, но и он оставил ей царский подарок – шампанское «Абрау-Дюрсо» и винодельческую традицию.

фото: личный архив семьи Дравиньи

Похожие публикации

  • Дамы у его дверей
    Дамы у его дверей
    Эта история не просто о культовом писателе «серебряновековцев» Кнуте Гамсуне, а о «дорогах, которые мы выбираем». Или – они выбирают нас? Нет, все-таки мы выбираем их сами. И что получаем в результате?
  • Большой Па из Модены
    Большой Па из Модены
    Король верхних «до», самый обаятельный и обожаемый оперный певец XX века, миллионер Лучано Паваротти – легендарный чревоугодник
  • Барин
    Барин
    Виктория Токарева — о писателе Юрии Нагибине: «В нагибинской жизни можно было всё, не существовало никаких запретов»
Netrebko.jpg

redmond.gif


livelib.png