Радио "Стори FM"
Большая жратва

Большая жратва

Автор: Ольга Исаева

Последний король Египта, его величество Фарук I, по милости бога царь Египта и Судана, суверен Нубии, Кордофана и Дарфура, любил женщин и быструю езду на красных автомобилях. Но больше всего на свете, куда больше скорости и женщин, и даже власти, он любил поесть – много и часто

У российского императора Петра I в детстве было потешное войско. Модели будущих войн он проигрывал с ровесниками. У египетского короля Фарука в детстве потешного войска не было. Зато у него была самая что ни на есть настоящая миска и большая ложка. И ему если и приходилось воевать, то только со своим несговорчивым аппетитом. Когда Фарук начинал перегонять в ширину самых упитанных подданных в округе, его папа Фуад, первый король независимого Египта, отдавал приказ найти и обезвредить очередной тайный провиантский склад сына. Проведя рекогносцировку каирского дворца, слуги безжалостно зачищали спрятанные принцем в самых неожиданных местах припасы. 

Чего там только не было! И сочная, благоухающая кюфта – подрумяненные тефтели из рубленого мяса, нанизанные на шампур и пропитанные дымком открытого огня, умытые лимонным соком, украшенные кольцами лука. И спрятанные под подушками лепёшки с пастромой. Остро пахнущее пустыней вяленое мясо куталось, как бедуин в бурнус, в пёстрые пряности – ммм… В чём-чём, а в еде наследник толк знал.

Как и многие мальчишки, Фарук любил птиц. Особенно голубей. Но в отличие от прочих ровесников – только в жареном и варёном виде. За махши (фаршированный рисом, овощами и пряностями запечённый на углях голубь) он готов был полкоролевства отдать и верблюда в придачу. Неудивительно, что папа Фуад нередко печалился на манер короля из известного фильма: «Во всём предки виноваты! В жизни вели себя как свиньи последние, а сейчас я  расхлёбывай их прошлое». Король знал, о чём говорил, – его собственный отец после плотного ужина и двух выпитых залпом бутылок шампанского рухнул замертво на стол, как подкошенный песчаной бурей саксаул. 

Последней каплей королевского терпения стало происшествие во дворце. Вместо того чтоб сесть на прописанную докторами диету, Фарук встал на четвереньки и слопал кошачий обед. Никто из славной династии Мухаммед Али за всю историю своего долгого правления ни разу не покушался на кошачьи объедки. Даже когда несчастья и голод годами не уходили с земли фараонов. И тогда король отослал наследника в место, где мальчиков-обжор превращают в мужчин-аскетов – в Британскую королевскую военную академию.

Еда, как известно, лучшее средство для поддержания жизни. Но далеко не все знают, что еда ещё и точный маркер, обозначающий границы между «своими» и «чужими». Так неаппетитная серая жижа овсянки на завтрак и клейкий пудинг на обед дали понять юному Фаруку, что Запад есть Запад, Восток есть Восток и им не сойтись никогда. Став, королём и принимая охотно помощь от британцев, он, как всякий уважающий себя восточный владыка, жаждал в душе поскорей избавиться от британского покровительства и при удобном случае тут же перешёл на сторону гитлеровской коалиции. Вот до чего может довести традиционная английская овсянка на завтрак.


«Жирный ублюдок»

Пища, что употребляет человек, иной раз скажет о нём больше, чем производственная характеристика. А наш герой не просто употреблял еду, он, ненасытная утроба, поглощал за троих всё что ни попадя. Каждый раз (не меньше пяти раз в день) «всё что ни попадя» представляло из себя минимум двенадцать блюд: затейливо приготовленных фазанов по-королевски сменяли душистые, зажаренные c чувством и толком рёбрышки молодых барашков, куриное фрикасе дурманило экзотическим для берегов Нила ароматом и мысленно возвращало Фарука в любимый Париж, к своим подвигам чревоугодия. Картины былого вновь пробуждали аппетит. Поглаживая натруженный живот, всесильный король вспоминал и про своих подданных, к которым Аллах был не столь милостив. Словом, всё как всегда в истории: «Утром мажу бутерброд, сразу мысль – а как народ? И икра не лезет в горло, и компот не льётся в рот».

Кстати, об икре. Однажды, в разгар Второй мировой, как писал сатирик, «на стол был подан страшный, нашпигованный сплетнями гусь». По Каиру поползли слухи, кровно обидевшие короля. Будто он, распутник и обжора, наворачивает красную икру ложками из бочки. Народ голодает, а король икру на завтрак-обед-ужин и даже полдник! Впервые за всю египетскую историю со времён Тутанхамона во дворец пустили журналистов засвидетельствовать скромное, из 12 блюд, королевское меню и что икры на том столе не наблюдается. После такой гласности пресса назвала Фарука самым «либеральным властителем в истории Египта».

Общественное мнение рождается лишь на хорошо подготовленной почве. И ЦРУ стало готовить это мнение. Да и Фарук почву удобрял как мог. Мчась как-то раз за рулём красного кадиллака, врезался в дерево. Прибывшие на место аварии медики переложили переломанного владыку на носилки, но до кареты скорой помощи не донесли – носилки не выдержали тяжести верховной власти Египта и с треском прорвались. 

Забыться ненадолго от вкусной и нездоровой пищи королю помогали женщины и его редкое хобби. С женщинами при таком аппетите и восточном темпераменте всё более-менее ясно. А вот хобби короля заслуживает отдельного разговора. Фарук забавы ради промышлял карманничеством. Этому древнему, как мир, искусству короля обучил помилованный им же вор-рецидивист. Когда на приёмах челюсти властителя смыкались и его взгляд при виде дам не затуманивался, значит, он обчищал карманы гостей. Судя по тому что из королевских уст ни разу не прозвучало: «Кофелёк, кофелёк, какой кофелёк?!» – Фарук был искусным щипачом. На переговорах с тогдашним британским премьер-министром Черчиллем обстановка была напряжённой, хоть ножом режь. Фарук решил разрядить её одному ему доступным способом – снять с премьера часы, а потом под предполагаемые аплодисменты и смех вернуть их владельцу. Но такой виртуозный приём международной дипломатии Черчилль почему-то не оценил и никаких уступок взамен не предложил. 

Пока Фарук либеральничал и показывал фокусы, упомянутое ЦРУ времени не теряло и подготовило сценарий по свержению египетского короля c кодовым названием «Fat Fucker» («Жирный ублюдок»). Уличные протесты, обличение власти, гнев оппозиции – всё для победы демократии и мира во всём мире. Но речь у нас не о политике. Хотя и с кулинарной точки зрения трудно не предугадать развязку карьеры короля.


Последний ужин

Судите сами. Фарук I воспринимал жизнь посредством желудка. Возглавивший заговор против него Насер был равнодушен к излишествам. Завтраку из лобстеров, телятины в сливочном соусе и прочих изысков Насер предпочитал тарелку бобов по-крестьянски (сваренных на воде и с солью) и чай c сыром. В отличие от свергнутого им короля, закатывавшего многодневные пиры по поводу и без, вскоре избранный президент запретил отмечать даже свои дни рождения. Если кто и пытался поздравить его в знаменательную дату, то на особые разносолы не рассчитывал – в президентском доме гостей потчевали скромно – чаем со сладостями. Деньги, страсть к роскоши и комфорту, безнаказанность всегда проиграют сдержанности того, кому совсем нечего терять.

Нашего героя спасла только собственная яхта, на которой свергнутый правитель уплыл в Европу, и, как ни странно его репутация чревоугодника. При выходе из гавани яхту обыскали, но не удосужились проверить ящики с газировкой и сладостями. Что взять с обжоры? Так экс-королю удалось вывезти золотые слитки и драгоценности и сохранить в эмиграции свой привычный образ жизни и тем самым приблизить её финал.

18 марта 1965 года 45-летний Фарук в третий раз за вечер ужинал c любовницей в одном из модных ресторанов Рима. Как было указано потом в полицейском протоколе: «Бывший король Египта съел семь цыплят, устрицы с соусом табаско, глазированный окорок, дюжину печёных картофелин, чашку риса, лобстера, несколько шоколадных эклеров, торт «Захер», выпил две бутылки вина и пять чашек капучино. Закурил сигару, схватился за горло и упал на стол вниз лицом». 

Наелся… и не скажешь же: отмучился. А ведь отец его предупреждал: «Обжорство, сынок, до добра не доведёт». 

Мясная кюфта по-египетски

Чтобы вкушать пищу с не меньшим наслаждением, чем король Фарук, но оставаться при этом в границах собственного веса, возьмите полкило говяжьего фарша, полчашки рисовой муки, мелко нарезанную луковицу, пучок укропа, столовую ложку сухой мяты и соль с чёрным перцем. Сделайте фарш и вылепите мясные колбаски. В сковородке RÖndell (коллекция Red Edition) с антипригарным покрытием Xylan Plus обжарьте их. Уберите с глаз долой, чтоб не соблазниться раньше времени. И беритесь за приготовление томатного соуса. Измельчите в блендере пять крупных помидоров, петрушку с кинзой (по вкусу). Обжарьте до цвета золотых слитков последнего короля порезанную луковицу, добавьте томатную смесь и, посолив-поперчив соус, торжественно погрузите в него обжаренную кюфту. Через 10 минут обоюдного томления смело вкушайте кюфту с любимым гарниром, чувствуя себя ни больше ни меньше повелителем Египта.

фото: TOPFOTO/FOTODOM

Похожие публикации

  • Сталкер
    Сталкер
    В этом году Анну Старобинец назвали лучшим писателем-фантастом Европы. Ещё она автор детективов для детей и документальной повести «Посмотри на него». И вот эта последняя книга мало того что вошла в шорт-лист премии «Нацбест» и наделала шуму в писательском цеху, так ещё и спровоцировала практически тектонический сдвиг в самой консервативной системе – здравоохранении
  • Место силы
    Место силы
    Мария Арбатова категорически заявляет: «Если вы не побываете в деревне Окунёво, что под Омском, и на Тарском увале, считайте, что жизнь прошла стороной». Что же это за место такое загадочное?
535х702.jpg

shishonin.jpg