Радио "Стори FM"
Соня Рикель: «Не бойся все перекроить по своему вкусу»

Соня Рикель: «Не бойся все перекроить по своему вкусу»

Автор: Татьяна Пинская, Париж      

Кутюрье-женщин не так уж много. А тех, кто добрался до Олимпа Высокой моды, и вовсе единицы. Но вот такая заводная и огненно-рыжая - точно одна-единственная. Ее имя – Соня Рикель. 25 мая 2020 года ей исполнилось бы 90 лет.

Для Сони Рикель мода была чистой страницей, она никогда не работала с оглядкой на общепринятые тенденции, предпочитая руководствоваться собственной философией, которая укладывалась в одно слово – «demode», что означает «антимода», позволяющей женщине преобразовывать моду под себя, а не следовать диктату ее создателей. Соня Рикель создала удивительный, уникальный стиль, в котором основное место занимают изысканный черный цвет, причудливые яркие полоски, хрустальные или стеклянные стразы и надписи на свитерах. В мае 1968 года Соня Рикель открыла свой первый бутик в Париже на rue de Grenelle на левом берегу Сены. Первые же модели Сони Рикель, созданные под влиянием студенческой революции, стали знаковыми: демократичные широкие брюки, свободные трикотажные пуловеры, открытые топы. Вскоре к ним добавились вязаные кофты с объемными и графическими узорами, полосатые свитера, комплекты-двойки и соответствующие им береты, ставшие символом антибуржуазного шика, который по всему миру принято называть парижским. Стиль марки Sonia Rykiel легко узнаваем: насыщенный черный цвет, отсутствие подкладки и подплечников, неподшитые кромки, распущенные бахромой пуловеры с надписями, многослойность одежд. Позднее кутюрье изобрела вывернутые наизнанку швы, ввела неподшитый подол и убрала тяжелую подкладку.

Дочь Сони Рикель - Натали Рикель - начала работать в компании с двадцати лет, выйдя на подиум. Обе Рикель снимались в кино у Роберта Олтмена в "Pret-а-porter" (1994, в российском прокате фильм называется «Высокая мода»). Прототипом героини, которую сыграла Анук Эме, стала Соня Рикель. Натали Рикель была художественным ассистентом Олтмена, а также сыграла в картине саму себя. Сразу после этого американский журнал Women’s Wear Daily назвал Соню Рикель «королевой трикотажа».

Соня Рикель
Соня Рикель и Татьяна Пинская

Если пустить колесо истории вспять, то припомнится 1996 год, когда я впервые встретила Соню Рикель на неделе «Готовой одежды» в Париже. Я была журналистом одного глянцевого журнала и телепрограммы о моде, что позволяло общаться напрямую со всеми кумирами фэшн-индустрии. Вопрос-ответ, вот, пожалуй, и все беседы. Но один случай нас сблизил. Однажды мы делали очередную программу о закулисье моды, и пока оператор Сережа 25-килограммовой камерой снимал моделей, я читала модную в то время книгу Андрея Макина «Французское завещание». Соня - а к ней обращались именно так и стар и млад - проходя мимо поинтересовалась названием книги. Мы разговорились, и я открыла интереснейшую собеседницу, для которой русская литература не укладывалась в штампованный ряд Толстой-Пушкин-Достоевский. Нет, Соня отлично знала русских поэтов, писателей, и мы с жаром пустились в обсуждение интересующей нас обеих темы, пока Соне не напомнили, что вообще-то пора начинать показ. С тех пор при встрече мы не упускали возможности поговорить о книжных новинках, о том, кто получил Гонкуровскую премию, кто написал новый интересный роман. Я узнала, что Соня и сама пишет книги и купила ее роман «Et je la voudrais nu» - «Я предпочел бы ее нагой». Мой французский в то время не был таким богатым, и мне пришлось перечитывать некоторые абзацы по нескольку раз, чтобы понять смысл. Но книга мне понравилась. Особенно слова о вещах: «Я не просто даю форму и цвет одежде, я также даю свое тепло и душу».

Время шло, весенне-летний сезон сменялся осенне-зимним. У Сони подраcтали внучки, и маленькая Саломея с удовольствием помогала своей знаменитой бабушке в создании коллекций. Мы много говорили о России, и она гордилась тем, что ее мама родом из Мелитополя. Сама Соня родилась уже во Франции. А что касается цвета волос, то тут разговор особый. В семье все были шатены, и, когда родилась Соня с ослепительно рыжими волосами, то мать даже расстроилась. Она ждала мальчика, как впрочем, и последующие четыре раза. Рыжей Соня была настолько, что на улице на нее даже оглядывались. Такая маленькая ведьмочка! Жила семья Рикель в окрестностях Нейи, пригороде Парижа. Это была очень дружная семья. Как в романах у Льва Толстого: воскресные обеды, чтение книг за круглым столом. Сестры собирались вместе и запоем читали романы Виктора Гюго. Особенно им полюбилась Козетта из «Отверженных». Сколько девичьих слез было пролито над судьбой сиротки! Родители боялись, что Соня испортит себе глаза, и прятали книги. Самым большим наказанием для Сони было лишиться чтения. Однако после школы она не стала озадачивать себя получением образования, потому что встретила мужчину своей жизни, вышла замуж и решила посвятить себя детям. Родилась дочь Натали.

Модельером Соня стала случайно: во время первой беременности связала себе свитер, подруге понравился, и она попросила такой же. У мужа Сэма был свой магазинчик, и он попросил сделать несколько свитеров на продажу. На дворе стояли семидесятые – время хиппи, и Соня попала в точку со своими свитерами. Казалось бы, чего желать еще, чтобы быть счастливой? Когда наконец родился долгожданный сын Жан-Филипп, то не было женщины счастливей ее. Два месяца безмерного счастья, а потом словно гром среди ясного неба - приговор врачей. На всю жизнь Соня запомнила металлический звук ланцета, ударившего в кювет, и такой же жесткий голос доктора: «Сожалею. Ваш сын - слепой». Соня была уже достаточно состоятельным человеком и могла бы оградить своего сына от всех проблем при помощи сиделок и нянек. Однако она не стала этого делать, а воспитывала сына и дочку абсолютно одинаково. Малыш даже ездил на велосипеде, играл в футбол и «смотрел» телевизор. Жан-Филипп - любимец всей семьи, отменный музыкант и прекрасный аранжировщик. Редко, когда показы Дома моды проходили без его музыкального сопровождения. Семья – мать, отец, бабушка - всегда поддерживала Соню, была ее надежной опорой.

Однажды Соня пригласила меня прийти к ней домой и я, пользуясь такой привилегией, выпросила разрешение поснимать на фотоаппарат. И вот я уже на левом берегу Сены, на маленькой улице под названием rue de Saint Peres - Святые отцы. На этой улице стоит дом постройки XIX века за высокими каменными воротами… В доме широкие ступеньки, по которым удобно подниматься наверх. На последнем этаже ступеньки заводят в черную-черную комнату. В этой черной-пречерной комнате - черная мебель. И там в черном кресле сидела женщина в черных одеяниях с ослепительными рыжими волосами. Соня не любила яркого света и солнца. То есть она его не отрицала, но предпочитала полумрак. Поэтому и спальня у нее выкрашена также в черный цвет. Здесь у кровати всегда находились ее любимые книги и газеты. Квартиру Соня обставляла собственноручно. Она любила домашний уют и считала, что полумрак способствует этому. Минималистка в моде, в своей квартире Соня предпочитала эклектику. Классическая мебель прекрасно сочеталась со знаменитым ритвельдовским красно-синим креслом. Так же мирно здесь уживались вещи знаменитых дизайнеров с самыми обычными предметами. По всей квартире - мягкие иранские ковры и велюровая мебель. Обилие подушек, в которые удобно «проваливаться», разбросаны по всему пространству квартиры. Чтобы можно долго было сидеть при свечах, пить ароматный чай и наслаждаться беседой. Эдакий дом - плавучий остров, на котором мы сидим и слушаем оперу «Турандот».

Соня Рикель

Между прочим, Мадам Рикель с удовольствием занималась дизайном вещей и интерьеров. Самой известной ее работой стала реконструкция парижского Hotel de Crillon. Теперь отель – одно из наимоднейших мест европейской столицы. Именно здесь проходит ежегодный бал невест. Кроме того, Соня рисовала этикетки для вина, делала эскизы столовых приборов, фарфора. И при этом объявляла свою работу развлечением. А вот коллекционированием картин увлекалась не на шутку, а со всей серьезностью страсти. С удовольствием вспоминала, какое огромное впечатление произвела на нее встреча с Марком Шагалом в начале 70-х годов. «Даже в глубокой старости у Шагала были пронзительно-синие глаза. Мы обедали в «Золотой голубке» (излюбленном месте богемы того времени) и говорили, говорили. Шагал остался в моей памяти большим ребенком». На многочисленных холстах коллекции изображена сама Соня, и им несть числа. О портрете кисти Уорхола Рикель рассказывала: «Когда я приехала в Нью-Йорк, и меня представили Уорхолу, он сделал сразу же пятьсот фотоснимков, а затем, выбрав наилучший ракурс, написал десяток моих портретов. Я думала, что Уорхол подарит мне его, но он заломил большую цену, и я была расстроена. Однако уже после смерти художника я получила один из них, и было радостно, что Уорхол помнил обо мне». А вот и картина художника Ботеро, которым так восторгается мадам Рикель. На небольшом паспарту прикреплена работа Карла Лагерфельда. Он считал, что никто не умеет придумывать такие цвета тканей, как мадам Рикель. Однажды, придя к производителю тканей, Соня показала ему засушенную розу и попросила сделать ткань, в точности повторяющую цвет лепестков. Вдоль стены стоят стеллажи с книгами. И это не ради декора. Книги - ее любимые друзья. Без них жизнь, считает дизайнер, была бы менее интересной. Книги занимают несколько шкафов и находятся в полном беспорядке. Многие из них зачитаны чуть ли не до дыр. Любимый писатель? Конечно же, Владимир Набоков, а также Борис Пастернак, Иван Бунин и Михаил Чехов. Из соотечественников любила поэзию Поля Верлена. К пятнадцати годам Соня прочитала всю классическую литературу. Однажды в юности Соня с подружками сидела в любимом кафе, когда к ним подсел Федерико Феллини с ее знакомой - актрисой Анук Эме. Соня впервые увидела режиссера и была смущена встречей, а тот после короткого разговора внимательно посмотрел на нее и сказал, что у Сони несомненный талант писательницы. И он оказался прав. Со временем на книжных полках появились четыре книги авторства Сони Рикель. Это книги о моде, романы о любви, один из которых - «Красные губы» - с эротическим оттенком.

kabinet.jpg

Один из балконов квартиры с ранней весны и до поздней осени сплошь заставлен цветочными горшками. Он выходит в не менее зеленый внутренний дворик. Больше всего Соня Рикель любила розы. Цветы в вазонах и вазах причудливых форм в доме в любое время года. В квартире Рикель огромное количество серебра. Особенно хорош кофейный сервиз, он достался ей в наследство от бабушки. Фигурки, пепельницы и украшения расставлены на всех подоконниках, камине и столах. Ох и несладко же приходилось домработнице! Но зато красота-то какая – глаз не отвести! Кухня в квартире спрятана от посторонних глаз. Зато огромный стол занимает важное место. Здесь по праздникам собирается все многочисленное семейство – дети, внуки, собаки…Такие мгновения счастья, из которых соткана наша жизнь. Я верю, что встречи с дорогими нам людьми не проходят даром. Сони Рикель нет уже четыре года. Но когда наступает зима, я беру свой любимый свитер в полоску от Sonia Rykiel, который отлично греет даже в сильные морозы, и вспоминаю ее слова: «Главное - верить в себя. Открывай новые горизонты, не останавливайся на достигнутом. Учись всюду и всему. Ничто не пройдет даром. Все пригодится обязательно. Иди вперед, всегда вперед и конечно же прислушивайся к окружающему миру, чувствуй его и не бойся однажды все перекроить по своему вкусу».

фото Владимира Сычева из архива Татьяны Пинской 

Похожие публикации

  • Жан Клод Житруа: «Кожа – это люкс, кожа – это я!»
    Жан Клод Житруа: «Кожа – это люкс, кожа – это я!»
    Прошли те времена, когда кожаные вещи были защитой от непогоды. Качество кожи очень изменилось и сегодня люди не стремятся расстаться с любимой курткой. Чем дольше ее носишь, тем любимее она становится. Жан Клод Житруа известен всему миру как «король кожаной одежды»
  • Кристиан Лубутен: Выход в красном
    Кристиан Лубутен: Выход в красном
    Ну, с каким еще мужчиной, скажите мне, можно часами говорить об искусстве ходить на каблуках? С мужем? Не смешите меня – в лучшем случае этот диалог продлится пару минут и закончится его монотонным речитативом: «Иди-покупай-что-хочешь-не-мешай-мне-смотреть- футбол»… С бой-френдом? Ой, я вас умоляю: даже не хочу развивать эту мысль… Вот поэтому я отправилась к достойному собеседнику, умеющему воспевать красоту высоких каблуков и красных подошв, - Кристиану Лубутену
  • Инес де ля Фрессанж: Мода - это страсть
    Инес де ля Фрессанж: Мода - это страсть
    О том, как жить на Олимпе моды долго и счастливо, потомственная аристократка Инес де ля Фрессанж знает не понаслышке. Запросто завтракать с Мадонной, тридцать с лишним лет появляться на показах знаковых кутюрье в качестве модели, писать бестселлеры и возглавлять легендарную марку обуви


bezprid.jpg