Радио "Стори FM"
Ницше в кино: по эту сторону добра и зла

Ницше в кино: по эту сторону добра и зла

Автор: Виктория Шохина

…Следуя Ницше - чтобы сделаться сверхчеловеком, нужно стать по ту сторону добра и зла, то есть выше морали, чувств, страстей – отбросить, наконец, «человеческое, слишком человеческое».

Но насколько он сам соответствовал этому идеалу? Фильмы о философе отчасти отвечают на этот вопрос.

Ницше - по крайней мере в фильмах о нем - не справляется с ролью сверхчеловека и оказывается как раз по эту сторону добра и зла, чувствуя, переживая и страдая как обычный человек. А главное - сострадая. Как ни парадоксально, его экранный образ гораздо ближе к личности Ницше, нежели его философские построения.

Хотя жизнь и творчество Ницше сами по себе кинематографичны – в его реальной судьбе было много интригующих сюжетов, которые сами по себе готовые сценарии. И воплощаются эти сюжеты в разных жанрах.

 

В жанре байопика

Один из таких сюжетов – «роковая» встреча с Лу Саломе, русской девушкой с нерусским именем. Как и его друг Пауль Рее, Ницше сразу же влюбляется в нее. Правда, взаимности оба не дождутся. А уже после расставания Ницше назовет ее «воплощением абсолютного зла», при этом подчеркивая, что «… из всех знакомств наиболее ценным и продуктивным было с г-жой Саломе. Благодаря ему я написал "Заратустру"».

Этот сюжет лёг в основу байопика итальянского режиссера Лилианы Кавани - она назвала свой фильм так же, как и книгу Ницше, то есть «По ту сторону добра и зла». Хотя опять-таки происходящее здесь - по эту сторону.

По внутренней хронологии фильм о Ницше – первый в «Немецкой трилогии» Кавани. Время действия - т.н. Европейская Прекрасная эпоха, конец XIX века вплоть до 1914 года, то есть начала Первой мировой. «Берлинский роман» разворачивается в 1938-м. Замыкает трилогию знаменитый скандальный «Ночной портье» - это уже 1957 год, Вена.

Кавани снимала в другом порядке – сначала «Ночного портье» (1974), который принес ей скандальную славу и породил целое направление фильмов класса «В» nazi exploitation, где сексуальные девиации сопрягаются с нацистскими реалиями. Потом - «По ту сторону добра и зла» (1977). И наконец «Берлинский роман» (1985).

«Немецкая трилогия» Кавани – художественное освоение темы, которой посвящен её же документальный фильм, «История Третьего рейха», снятый в начале шестидесятых. Но все же сдаётся, что успех «Ночного портье» придал творческой мысли режиссёра сексуальное направление.

В центре фильма о Ницше - Лу Саломе, совсем юная, двадцатилетняя, девушка из России, и играет ее молодая французская актриса Доминик Санда. В Лу влюблены Фриц Ницше, ему 38 (в этой роли 53-летний швед Эрланд Юзефсон, талисман Бергмана), и тридцатитрехлетний Пауль Рее (англичанин Роберт Пауэлл). Троица решает жить вместе – коммуной, как какие-нибудь социалисты (стоит при этом заметить, что социалистов Ницше терпеть не мог).

Лу здесь — настоящая femme fatale, игнорирующая нормы морали, к тому же чуть ли не революционерка: в её спальне висит портрет Веры Засулич, знаменитой русской террористки.

Пауль Рее – философ и врач в больнице для бедных, а также друг, ученик и адепт Фрица, кроме того - вуайрист, мазохист и транссексуал.

Сам Фриц Ницше выглядит сильно потрёпанным жизнью, но тем не менее вечно озабоченным сексуально - опытный распутник показывает Лу, чтобы завести ее, фреску с изображением любви втроём. У него хулиганские замашки (Пауль: «Знаешь, с ней можно говорить обо всем, как с тобой». Фриц: «А как у нее промежность?»), к тому же он сифилитик, латентный гомосексуалист и наркоман (сидит на опиуме).

Здесь много раскованной и рискованной, на грани софт-порно, эротики, причем то в глюках, в воображении, то наяву, границы здесь размыты. Группен-секс на Палантинском холме в Риме в начале фильма. Лу с Фрицем в ванне. Фриц просит Лу помочиться в вазу мейсенского фарфора - и пьёт мочу. Пауль смотрит на половой акт и мастурбирует, воображая себя то проституткой, которую имеет Фриц, то Святым Себастьяном, которого насилуют.

Одна из фантазий Фрица - танец двух гомосексуалистов, потрясающе красивый. Его еще и двойник преследует - в виде доктора Дулькамара, забредшего сюда из оперы «Любовный напиток» Доницетти. Этот двойник, ко всему прочему - эксгибиционист, носит плащ на голое тело, за что его жестоко избивают.

Ницше здесь больше интересуют проблемы плоти, нежели духа, он оказывается апологетом гедонистической морали - либертином в духе маркиза де Сада (любимого писателя Кавани, она считает, что его надо проходить в школе). Правда, для либертина он слишком романтичен – всё переживает из-за Лу.
В общем, провозглашенная Ницше новая мораль сводится у Кавани к sex and drugs. Бог умер, давайте трахаться, все со всеми! Примерно так.

Есть в этой картине «полного разложения» и сестра Ницше, Элизабет (итальянская актриса Вирна Лизи), которая страшно ревнует брата к Лу. Есть и её жених Фёстер – тот самый отпетый антисемит, который (как считается) повлиял на Элизабет до такой степени, что она позже подружилась с Гитлером. Из-за чего вроде бы труды Ницше и стали основанием для идеологии нацизма…

Тема антисемитизма в фильме достаточно рельефна - Кавани даже сделала Лу еврейкой, хотя на самом деле та была русской немкой. Ну а Пауль Рее - действительно еврей. У Кавани оба они страдают при виде антисемитских шествий на улицах Берлина (в конце XIX века, в восьмидесятых годах). Страдает от этого и Фриц Ницше – антисемитизм ему претит.

Фриц то кричит в каком-то кабаке: «Все государства взлетят на воздух. Я динамит. Я избранник судьбы». То довольно спокойно рассуждает: «Преодоление сострадания - это наивысшая добродетель».

Но кончается всё плохо. На каких-то задворках насилуют и убивают Пауля – видимо, это намек на гибель Пазолини, коллеги Кавани, великого режиссёра и поэта (настоящий Пауль Рее погиб в горах в 1901-м). Ницше сходит с ума, впадает в детство. И только Лу загадочно и многозначительно улыбается. У неё всё впереди. За пределами фильма - роман с Рильке, с Фрейдом….

В 2007 году выходит американский фильм «Когда Ницше плакал», снятом по роману Ирвина Ялома режиссером Пинхасом Перри. Дело происходит в Вене. Лу Саломе просит венского доктора Йозефа Брейера (между прочим, реальное лицо) спасти Ницше от отчаяния. Друг этого доктора, молодой Зигмунд Фрейд, советует применить такую методику: Ницше будет рассказывать Брейеру о своих переживаниях, а Брейер о своих – Ницше. У обоих, надо сказать, переживания связаны с женщинами – точнее, с сексуальными влечениями. Так они друг друга психоанализируют, хотя психоанализу еще только предстоит появиться на свет…

Но вот что интересно: Ницше предстаёт здесь куда более искусным и даже изощрённым психоналитиком/психотерапевтом, нежели профессиональный врач Брейер. В реальности ничего такого не было: Брейер и Ницше никогда не встречались. Правда, Ницше называл себя (иногда) психологом. А Фрейд считал его предтечей психоанализа.


Драма идей

В 2007 году выходит российский фильм о философе. Он так и называется «Ницше в России». Сняла его Нина Шорина - по заказу, идее и на средства Владимира Миронова, банкира и издателя самого полного собрания сочинений Ницше в России. По своему пафосу этот фильм - драма идей, но по исполнению - навороченное фэнтези, несколько алогичное. Среди его достоинств - то, что Ницше играет Даниэль Ольбрыхский, любимый актёр Вайды и символ послевоенного польского кино. Ведь Ницше, как известно, полагал, будто ведёт свое происхождение от польских князей Ницких. И гордился этим.

Любопытно, что Ницше здесь не совсем Ницше, а его … клон. А клонировали его для телешоу – чтобы показать и отбросить за ненадобностью. Телевизионщики представлены здесь как едва ли не самое страшное зло в мире - с их цинизмом, безответственностью, готовностью из любого скандала сделать шоу и всё и вся превратить в шоу, пустить на продажу… Вот они-то безжалостно преследуют с камерами наперевес героев фильма, переживающих самые драматические и трагические моменты своей жизни. Клонированный Ницше оказывается в России, в которой всегда мечтал побывать. Но клонировали его, видимо, в период безумия – он в смирительной рубашке и колпаке, в руках саквояж с рукописями (!).

….Страшна, ужасна Москва. Время ночь. Костры на улицах. Бесконечные руины. Всюду постеры: «Падающего подтолкни!», надпись на стене - «Бог умер». Бритоголовые русские фашисты кидают Ницше зиги, отчего он приходит в ужас.

Хотя сам он – и на этом делается акцент - и предсказал это: отказ от соблюдения заповедей, опасность американской экспансии, гибель настоящей культуры.

К Ницше привязывается русский Черт, тот же, видимо, что докучал Ивану Карамазову. Или похожий на него. В каких-то трущобах Черт показывает философу труп Бога (под простынкой!) и объясняет, что Бог умер именно здесь, в России…

Где же еще. Страна разграблена, культура в упадке и т.п. В Макдональдсе, попивая кока-колу, Черт, несколько непоследовательно, уговаривает Ницше подписать отказ от заявления про смерть Бога - ведь если Бога нет, нет и Сатаны. Но Ницше отказывается.

Иногда Ницше говорит по-немецки – и это впечатляет. Параллельный русский текст произносит обитатель психушки Иванов: он перевёл всего Ницше и потому сошел с ума.

Есть еще персонажи из «Заратустры» - два короля и ослик. Они рассуждают о падении нравов, о Ницше и т.п. Как резонёры в пьесе.

Главврач психбольницы сочиняет и ставит психодраму «Воскрешение Бога», причем на деньги Черта. Пьеса - почти точное следование 125 параграфу «Веселой науки» (1882), где Ницше впервые провозгласил Смерть Бога. Актер – пациент психбольницы - ищет Бога с фонарём…

Но далее пьеса уж совсем выходит из берегов: Черт натравливает толпу на Ницше: «Вот он, православные, убил Бога». Толпа беснуется «Немец! Фашист проклятый!». И всё это снимается на телекамеры.

Философа спасает Иванов. Но потом сам душит его на …трамвайных путях, и в руках его оказывается младенец. То ли новый бог – Дионис, который, в отличие от Христа, не будет никому сострадать. То ли Сверхчеловек… Младенца подбирают короли с осликом. Смысл, наверное, такой: Россия – страна, где умер Бог. И страна, где он воскреснет.

Вся эта вакханалия - под арии из «Гибели богов» Вагнера. В финале - «Рождественская оратория» самого Ницше.


Притча

…По Ницше, одно из «слишком человеческих» чувств – сострадание; последним искушением для его Заратустры было испытание состраданием… И Заратустра это испытание выдержал с честью –сострадания не проявил, не бросился на помощь тому, кто взывал о помощи.

Сам Ницше, однако, такого испытания не выдержал. В один далеко не прекрасный день, а точнее 3 января 1889 года он увидел на улице Турина лошадь, которую хлестал извозчик. Ницше вырвал у него кнут, обнял несчастное животное, стал говорить с лошадью (сравните с Маяковским: «Подошел и вижу - за каплищей каплища по морде катится, прячется в шерсти...» - «Хорошее отношение к лошадям», 1918). И сострадание и жалость Ницше были такой невероятной силы, что рассудок его помутился, не выдержал.

Как известно, он сошел с ума и следующее десятилетие и даже более того - в течение долгих одиннадцати лет, до самой своей смерти в августе 1900-го, провел по ту сторону разума…

Эта история – последняя из сознательной жизни Ницше - и есть эпиграф к фильму «Туринская лошадь» венгерского режиссёра Белы Тарра (и Агнесы Храницки), снятому в 2011 году. И – ведущая нота фильма.

Это - авторское кино, фильм снят на черно-белую, узкую, 16 миллиметровую пленку, как и большинство фильмов Белы Тарра. Минимум действия и слов, зато фильм длится 146 минут, притом что в нем всего 30 монтажных склеек.

Сама история о Ницше, потрясенном избиением животного, в фильме не показана, а рассказана голосом за кадром. Сам кадр – просто черный квадрат. Последняя фраза эпиграфа – это последняя фраза теряющего рассудок Ницше: «Мама, я был глупцом». Авторы фильма понимают это как осознание того, что он в своём учении трагически заблуждался.

Осознание, подобное молнии…

«Мы знаем, что случилось с Ницше. Но не знаем, что случилось с лошадью», - говорят авторы фильма.

Действие этой картины происходит в конце XIX века, то есть это опять та же Прекрасная Эпоха, что и у Кавани, - но на другом полюсе бытия. Хутор где-то на отшибе мира. Пейзаж - венгерский, а не итальянский (как можно было бы ожидать). Скудная растительность, ветер…Три героя – та самая лошадь, сухорукий отец и его дочь, которые не обмолвятся почти ни одним словом на протяжении всего фильма. Откуда они, кто и какова их предыдущая жизнь – неизвестно…

Их труды и дни похожи друг на друга своей монотонностью - убогий быт, скудная еда, по варёной картофелине на каждого. Едят руками, обжигаясь, ходят по воду к колодцу в любую погоду. И все время дует ветер, неприятный, холодный, пыльный - как некая высшая сила, разрушающая мир. Шесть дней Антитворения, на протяжении которых жизнь медленно угасает….

Унылое однообразие этого монотонного бытования усиливается при помощи саундтрека, однообразной, наводящей тоску музыки композитора Михая Вига.

Ницше присутствует здесь «невидимой тенью»: гость-сосед приходит за палинкой (водкой). И разражается речью, пьяной и путаной, но в духе… Ницше. Говорит о каких-то «блестящих, великих, благородных», которых – с помощью Бога – обманули мелкие, ничтожные люди-чандала, прямо по Ницше. Вот, мол, из-за чего всё пришло в упадок.

И кажется, что эти несчастные, отец и дочь, и есть те мелкие, ничтожные люди, чандала. Они не дают цыганам набрать воды из колодца. «Вода наша, земля наша… А вы … Сдохните, сдохните», - бормочет девушка. Им неведома доброта, неведомо сочувствие. Да и им не хочется сочувствовать. Легче думать, что они сами во всём виноваты.

Но жизнь их угасает. Лошадь отказывается от еды, сохнет дерево, пересыхает колодец… Они пытаются спастись, уйти из этих проклятых мест. Девушка впрягается в гружёную нехитрым скарбом тележку, вещи придерживает отец, сзади идёт лошадь – всё-таки они её, уже бесполезную, не бросили. Помучавшись в дороге – наверное, им просто некуда идти, – они возвращаются.

И уже вызывают такое сострадание, такую жалость – вопреки всему, чему учил Ницше до истории с лошадью.

В их доме пропадает огонь – на экране опять только черный квадрат. И понятно, что отец, дочь и лошадь - обречены … Мир обращается в ничто, в пустоту.

… Ницше подписывал свои письма то как Дионис, то как Распятый – как будто выбирал себе участь. В этом фильме Ницше нет. Есть лошадь, крестьянин и его дочь. Но тем не менее он здесь присутствует – и это тот Ницше, в котором Распятый победил Диониса.

В 2011-м «Туринская лошадь» получила «Серебряного медведя» на Берлинале и престижную награду из рук кинокритиков, приз ФИПРЕССИ, к тому же вошла в список лучших фильмов десятилетия.

С лошадью тоже всё в порядке. После съёмок она родила. И живёт в прекрасном поместье. Но засекреченном. А Бела Тарр решил больше не снимать кино…

…Ницше, видимо, как раз тот «персонаж», который может спровоцировать кинематографистов не только на унылый байопик, но и, как в случае с Бела Тарром, на шедевр, где сумрачный немецкий гений присутствует косвенно, своим Духом, величием своей парадоксальной мысли, где его философская гордыня так противоречила ему как человеку, сострадающему и страдающему.

фото: Topfoto/FOTODOM; kinopoisk.ru

Похожие публикации

  • Александр Твардовский: К 110-летию со дня рождения
    Александр Твардовский: К 110-летию со дня рождения
    У Александра Твардовского мало стихов о любви и много стихов о семье. В его случае это еще и проекция парадигмы: родина - мать, Сталин (и никто другой) - отец, страна – семья. Самые драматичные отношения у него складывались с власть имущими. Там, на территории политики, было всё: восторги, переживания, страдания
  • Money, money, money
    Money, money, money
    Для чего, когда и почему стали позарез нужны деньги? Свою версию рассказывает Руслан Гринберг, доктор экономических наук, член-корреспондент РАН
  • Леди Превосходство
    Леди Превосходство
    Самая первая леди у нас была загляденье, на зависть всем. Звали её люди Раиска, а по отчеству Максимовна. Муж в ней души не чаял, всё время возил с собой, держал за руку, охранял. Но так и не уберёг от главного несчастья. Какого?
PARA.jpg

BRAK_535х535_story (1).jpg