Радио "Стори FM"
Анатолий Сосновский: Выучить давние уроки

Анатолий Сосновский: Выучить давние уроки

Мы, как нерадивые ученики, часто не обращаем внимания даже на те уроки истории, которые легко доступны, и, задолго до нас, уже были хорошо известны. Эта колонка - сильно запоздавшая, но необходимая рецензия на книгу, которую все еще неплохо было бы прочитать, прежде всего политикам (но они редко находят время для чтения книг), а также многим авторам суждений - часто безапелляционных - о событиях, происходящих сегодня.

84 года назад, в 1938 году, молодой английский автор (и, кстати, одна из первых в Европе женщин-профессиональных писателей- историков), Сесили Вероника Веджвуд опубликовала свою вторую книгу, которая называлась «Тридцатилетняя война. История войны, изменившей Европу». Исследование, написанное через 15 лет после беспрецедентно кровопролитной Первой мировой войны, ярко и трезво живописало движущие пружины, итоги и бесчисленные бедствия, порожденные длительным общеевропейским конфликтом XVII века, и принесло автору широкую популярность.

Вернувшись к теме в 1956 году, уже после еще более ужасающей Второй мировой, Веджвуд, к тому времени маститый историк, лауреат многочисленных премий и кавалер британских орденов, констатировала, что «за минувшие двадцать лет не появилось ничего такого, что могло бы изменить мои взгляды на войну…Мое поколение…искренне верило в то, что все войны бессмысленные, бесполезные и ненужные». И далее, имея в виду недавно закончившуюся войну с фашизмом, она пишет: «Я лично больше так не считаю, но по-прежнему убеждена: именно такой…была Тридцатилетняя война. Ее не следовало затевать, и она, собственно, ничего существенного не достигла…Весь сумбурный и трагичный конфликт, тянувшийся тридцать лет, даёт нам поучительный пример того, как опасны и губительны для народов тщеславные и безмозглые правители».

Эта резкая оценка у Веджвуд удивительно сочетается с в целом благожелательным отношением к акторам той войны как людям: она не забывает подчеркнуть искренность убеждений и религиозных чувств многих из них, полководческие таланты (большие или недостаточные) некоторых, корыстолюбие или (реже) бескорыстие других. Однако логика истории и повествования беспощадно демонстрирует, что понятные, часто логичные, своекорыстные, а иногда даже благородные мотивы правителей и полководцев привели тогда народы к бесчисленным жертвам, обнищанию и одичанию, а саму Германию, где и разворачивались боевые действия, к историческому тупику, выход из которого она искала долго: и в ходе франко-прусских войн XIX века, и впоследствии, в ходе ставших во многом их продолжением Первой и Второй мировых.

Тридцатилетняя война началась как внутригерманская и при этом религиозная, то есть идеологическая. В ходе жестоких и разорительных боевых действий идеология во многом была забыта, и на первый план вышли интересы внешних сил, - Швеции, Нидерландов, а в конечном счёте тогдашних великих держав - Испании и Франции. Полководцы, а еще чаще их подчинённые, нередко переходили от одного хозяина к другому, сами же во многом бесконтрольные армии стали движущей силой конфликта и препятствием к его завершению. В конце концов война закончилась компромиссом между католиками и протестантами, потерей Германией территорий и торговых путей, неизбежностью раскола между Германией и бывшей до войны ее частью Австрией, фактической утратой габсбургскими императорами власти над страной, которой они формально правили.

Я привожу все эти подробности потому, что уроки истории, даже сравнительно давней, на то и уроки, чтобы их учить и учитывать. Книга Веджвуд* была опубликована на русском языке больше 10 лет назад, в 2011 году, после Карабаха и Цхинвали, но до Крыма, Донбасса и нынешних сражений. Похоже, к сожалению, что прочитали ее немногие. А между тем слова, которыми автор заканчивает своё повествование, сегодня звучат все так же актуально: «Конфликт, так долго длившийся и столь усердно поддерживавшийся, в итоге не доказал правоту ни одной из сторон. Проблемы война не разрешила. Морально отвратительная, экономически разрушительная, социально губительная, преследовавшая малопонятные цели, бесчестная и фактически безрезультатная, эта война вошла в историю Европы как выдающийся пример бессмысленного кровопролития…Люди не понимали тогда и не понимают сейчас, что всякая война порождает только войну».

Как хорошо, что есть толковые книги, а не только новостные ленты и телеграм-каналы. Даже в сегодняшнем обезумевшем мире это настраивает умеренно-оптимистически.


*Сесили Вероника Веджвуд. Тридцатилетняя война. История войны, изменившей Европу.- Москва, Астрель Полиграфиздат, 2011.

Похожие публикации

  • Анатолий Сосновский: Утешение словом
    Анатолий Сосновский: Утешение словом
    ОПТИМИСТЪ. Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий «СТОРИ» открывает новую рубрику коротких колонок, чтобы вселить бодрость и поддержать нежные ростки оптимизма в душах дорогих читателей. Идея принадлежит нашему автору Анатолию Сосновскому - ему и начинать
  • Эрнесто Че Гевара: «Почувствовать пятками ребра Росинанта»
    Эрнесто Че Гевара: «Почувствовать пятками ребра Росинанта»
    9 октября 1967 года в горном боливийском поселке Ла Игера - месте, которое без малейшего преувеличения можно назвать зажопьем мира - погиб Эрнесто Че Гевара, 39 лет, женат вторым браком, трое детей. Он был аргентинцем (отсюда кличка «Че» - с этим междометием аргентинцы часто обращаются друг к другу), ближайшим соратником Фиделя Кастро и, очевидно, вторым по популярности человеком на революционной Кубе начала 60-х
  • Анатолий Сосновский: Не пережить себя
    Анатолий Сосновский: Не пережить себя
    Когда мне было 15 лет, я украл библиотечную книгу. Впоследствии такое случалось еще дважды, но тот случай был первым и, пожалуй, наиболее оправданным. Я похитил третий том из чёрного четырехтомника Хемингуэя 1968 года издания. «По ком звонит колокол» и публицистика времён испанской Гражданской войны, чудовищный дефицит в конце 60-х