Радио "Стори FM"
Анатолий Сосновский: Утешение словом

Анатолий Сосновский: Утешение словом

ОПТИМИСТЪ. Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий «СТОРИ» открывает новую рубрику коротких колонок, чтобы вселить бодрость и поддержать нежные ростки оптимизма в душах дорогих читателей. Идея принадлежит нашему автору Анатолию Сосновскому - ему и начинать.       

Как известно, «вначале было слово», и в последнее время особенно часто вспоминаются тексты, позволяющие слегка отстраниться от повседневных огорчений, и если не воспарить горне, то хотя бы полетать. Ну, как прапорщик в старом анекдоте, «нызенько-нызенько».          

Очень помогают, скажем, слова Мандельштама: «Только детские книги читать/ Только детские думы лелеять/Все большое далеко развеять/ Из глубокой печали восстать.» Они пришли на ум, когда в начале марта, устав от новостной ленты, в качестве безобидной психотерапии я стал читать на ночь по главе замечательного «Капитана Алатристе» Артуро Переса - Реверте. Приключения траченого жизнью испанского Д’Артаньяна - наёмного бретёра-убийцы, на минуточку, но и друга поэтов и философов «Золотого века» - отличное, хотя и краткосрочное средство от текущих огорчений. За неимением под рукой Переса-Реверте, годятся в качестве импортозамещения изрядно обрусевшие герои Дюма, а также - на все времена - бравый солдат Швейк.

Надёжное оружие мудреца - вечные максимы и моральные размышления говорливых французов, хотя есть, есть у них недостаток - все время сбивают на актуальное. Вот Монтень: «Недостижимость цели заставляет считать целью достигнутое». Прямо в точку, особенно если промежуточным итогом сегодняшних тягот станет некий компромисс.     

Или порядком заезженная, но все равно вечнозелёная фраза то ли Талейрана, то ли Фуше, а то ли и вовсе юриста Антуана Буле де ла Мерта: «Это хуже, чем преступление, это ошибка». Вещие, хотя и не лишённые цинизма слова были сказаны в связи с похищением в ходе спецоперации французских драгун в нейтральном Баден-Бадене и расстрелом по приказу Наполеона якобы причастного к заговору, но очевидно невиновного младшего из Бурбонов, 32-летнего герцога Энгиенского. Данное действо сплотило против Франции все традиционалистские монархии Европы и по сути послужило прологом к крушению наполеоновской империи. Слова же французского циника (любого из них) применимы и ко многим другим ситуациям.

А вот любимое - эпиграф «Сердца тьмы» Джозефа Конрада: «Решение даже чисто материальных задач требует гораздо более трезвого ума и стойкого мужества, чем принято думать». Эти слова, которые прежде я занудно повторял (прозрачно намекая на целесообразность упорного созидательного труда) легкомысленно и неравномерно взрослеющим детям, прилетают в последнее время обратно, чаще всего почему-то при контактах с банками и прочими регуляторами.   

Но что все иностранщина да иностранщина. На богатой отечественной литературной ниве взросло немало ценного. Очень рекомендую дневники и записные книжки Пришвина - он проникновенно излагал мысли о том, что все наше счастье на Земле от друга, и не найдя друга, человек делает друзьями ручьи и травинки, и каждый камень на своей тропе. Ресурс плодотворного одиночества всегда при нас в качестве НЗ, а пока «возьмёмся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке».

И последнее. Автор, предвидя, что ему может прилететь со всех сторон за легкомысленные речи в столь очевидно драматический момент истории, хотел бы напомнить слова еще одного отечественного классика, Константина Паустовского, про дурака летнего и зимнего. Первого видно издали, а второй сначала должен стряхнуть снег, снять пальто и шапку. И тут становится очевидно, что он… Так что давайте будем добры друг к другу, и возьмёмся за руки, друзья.

Похожие публикации

  • Эрнесто Че Гевара: «Почувствовать пятками ребра Росинанта»
    Эрнесто Че Гевара: «Почувствовать пятками ребра Росинанта»
    9 октября 1967 года в горном боливийском поселке Ла Игера- месте, которое без малейшего преувеличения можно назвать зажопьем мира - погиб Эрнесто Че Гевара, 39 лет, женат вторым браком, трое детей. Он был аргентинцем (отсюда кличка «Че» - с этим междометием аргентинцы часто обращаются друг к другу), ближайшим соратником Фиделя Кастро и, очевидно, вторым по популярности человеком на революционной Кубе начала 60-х
  • Аббат-город
    Аббат-город
    Французский город Брантом гордо именует себя Венецией Перигора – исторической областью, славной фуа-гра, трюфелями и многочисленными средневековыми замками. Однако вовсе не из-за туристических прелестей имя Брантома вот уже 400 лет на слуху в европейской словесности
  • Анатолий Сосновский: Не пережить себя
    Анатолий Сосновский: Не пережить себя
    Когда мне было 15 лет, я украл библиотечную книгу. Впоследствии такое случалось еще дважды, но тот случай был первым и, пожалуй, наиболее оправданным. Я похитил третий том из чёрного четырехтомника Хемингуэя 1968 года издания. «По ком звонит колокол» и публицистика времён испанской Гражданской войны, чудовищный дефицит в конце 60-х