Радио "Стори FM"
Ольга Курносова: Зачем нужны феминитивы

Ольга Курносова: Зачем нужны феминитивы

Я терпеть не могу феминитивы. И это вполне объяснимо. Помню, как еще в 45 интернате, физико-математической школе при Ленинградском университете, одной из четырех первых физико-математических школ Союза, мой учитель физики говорил: ”Ты – моя лучшая ученица... среди девочек”. Кстати, в нашем восьмом «А» классе из 36 учеников девочек было восемь. Такая вот экзаменационная арифметика. (Мы вступительные экзамены при поступлении в школу сдавали.) Хотя даже эта гендерная история была не первой. До этого был лучший результат, опять же среди девочек, на городской олимпиаде по физике. Правда, это был всего лишь диплом третьей степени, но все остальные дипломы и первой, и второй, и третьей степеней были у мальчиков. Так что доказывать, что девочка может соображать в физике и математике не хуже мальчиков, мне приходилось всегда и везде, не только в школе, но и потом, на физическом факультете университета, в аспирантуре Физико-технического института имени А.Ф.Иоффе. Кстати, когда в университете нас распределили по специальностям, в нашей группе, которая занималась теорией поля (это такой раздел теоретической физики), была только одна девочка – я. Так что я давно привыкла, что в моей профессии практически одни мужчины, и то, что у женщины может быть не просто голова на плечах, а хорошо организованный мыслительный аппарат – это не аксиома, а теорема, требующая доказательства. Собственно ее доказательством я и занимаюсь всю жизнь. И потому для меня, да и не только для меня, физик – это ученый, а – физичка – учительница физики в школе или даже училка... Доктор наук – это ученое звание, а докторша – не слишком квалифицированная тетенька, которая ходит по вызовам. Или уж совсем христоматийный пример – Анна Ахматова, которая терпеть не могла, когда ее называли поэтессой, просто потому, что она – поэт!

Так откуда оно взялось – это стремление к использованию феминитивов к месту и не к месту? Как это соотносится с борьбой женщин за свои права, если вообще как-то соотносится. А может быть это просто симулякр борьбы за права? Такой вполне безопасный сетевой хайп, а у некоторых даже хейт, который заменяет, вернее подменяет борьбу за реальное равноправие. Попробуем разобраться.

Существуют конечно и общеизвестные случаи использования феминитивов. Причем в разных языках устроено по-разному. Что не удивительно, впрочем. Феминитивы всегда есть в личном общении, особенно в семье. Хотя и тут есть детали. Например, брат и сестра могут быть не только по крови. Братом можно назвать близкого друга. Причем, вне зависимости от пола. По крайней мере, меня не только не оскорбит обращение «брат», а даже обрадует.

Совершенно спокойно мы относимся к феминитивам национальным и связанным с местом жительства. Эти феминитивы прекрасно существуют и никому не мешают. Немец – немка, француз – француженка, петербуржец – петербурженка, парижанин – парижанка.

Почему с названиями профессий ситуация иная – вполне понятно. Многие профессии, как и образование, стали доступны женщинам сравнительно недавно, в прошлом веке. Так что зачастую существовало лишь одно название – профессор, врач, слесарь. Поэтому борьба за равноправие включала в себя право на соответствующее название. А феминитивы скорее означали пренебрежительное отношение к квалификации женщины – докторша, училка.

Кстати, мы совершенно зря забываем, что в русском языке существует общий род. Плакса, сирота, судья. Эти слова относятся к общему роду и согласуются в зависимости от пола обозначаемого лица. Не исключено, что и обозначения профессий будут эволюционировать в этом направлении. Наверное, так бы все и происходило, живи мы в другом времени. Но сейчас на нас слишком сильно влияют разные внешние обстоятельства. Хотя и раньше в русском языке встречались заимствования. Причем, не только слов, но и целых словосочетаний. Например, всем известное обращение – дамы и господа – прямой перевод с французского mesdames et messieurs, даже скорее, чем с английского ladies and gentlemen. Хотя это выражение избыточное. Достаточно было бы просто сказать – господа. Потому что в русском языке слова господин и госпожа имеют общее слово для обозначения множественного числа – господа. Как и другие слова – друзья, граждане и тп. Но прижилось почему-то другое, избыточное с точки зрения русского языка, словосочетание. Так что же все-таки происходит с феминитивами? То, что для многих профессий слово было общим для мужчин и женщин довольно естественно. Это было данью унификации, которая стала результатом изменения положения женщины после Октябрьской революции. Это изменение было совершенно революционным. Общими для мужчин и женщин стали не только школы, но и высшие учебные заведения. Да и многие профессии, ранее недоступные для женщин, стали практически обыденными. Отсюда и отношение к унификации названия профессии. Это было не столько упрощение, сколько дань равноправию. Именно так это воспринималось. Так что феминитивы воспринимались не только как просторечные, но и как проявление неуважения к женщине, показатель того, что женщина – человек второго сорта. Почему они появились именно сейчас и откуда взялись?

Снова заимствование. Правда, теперь не только выражение. Но и более широко – контекст. Сторонники насильственного внедрения феминитивов говорят, что без них женщины становятся невидимыми. Довольно странное утверждение. Ведь появление женщины – лауреата Нобелевской премии гораздо важнее, чем назвать лауреата лауреаткой, а получение женщиной – премии Оскар за режиссуру значительнее, чем появление режиссерок. И если уж говорить о равноправии, то пусть женщины сами решают кем им быть – поэтами или поэтессами, режиссерами или режиссерками, президентами или президентками, а может быть президентессами. Ведь равноправие – это про свободу и свободный выбор, а не про навязывание чего-бы то ни было, будь то образ жизни “kinder- kirche-kuche” или название профессии.

фото: EvgeniT / Pixabay 

Похожие публикации

  • Омикрон пришел в Россию
    Омикрон пришел в Россию
    Омикрон наступает! Или не наступает? Пока еще ничего не понятно. Но границы снова закрываются. На всякий случай
  • Старики
    Старики
    Аросева считала театрального артиста самым счастливым человеком на свете, потому что такого наслаждения, как играя на сцене, человек на планете Земля испытать больше нигде не способен
  • Судьба-катастрофа
    Судьба-катастрофа
    Чем дальше я живу, тем больше дыр. Хочется достать из пустоты дорогих людей и встать перед ними на колени. Они были необходимы в своё время и остались нужны теперь, даже когда их нет. Незаменимой была для меня Марья Владимировна Миронова
535_702.jpg

OT.jpg