Радио "Стори FM"
История радости

История радости

Записала Татьяна Пинская

Александр Васильев, художник, декоратор, коллекционер и главный модный эксперт рассказал о елках своего детства, семейных традициях и новогодних ценностях.

Как отмечали?

1.jpg

В моем детстве, также, как и сейчас, самой главной ёлкой была Кремлевская, но была еще и ёлка в Доме Союзов, до революции он был Домом Благородного собрания. Туда ходили мы с сестрой, там моя мама Татьяна Васильева, актриса Центрального Детского театра, по три раза в день играла Снегурочку. Я помню, как она в голубой шубке, отделанной белым мехом, с нарумяненными щёчками, в блестящих шапочке и сапожках выбегала к нам, ждущим её за кулисами, и говорила: «Дети, сейчас у меня следующая ёлка, так что посидите, вот вам подарки». И мы получали крафтовые коричневые пакеты, в которых лежали два мандарина, пачка вафель или печенья и конфеты «Мишка на севере». Однажды мамин напарник Дед Мороз к концу новогодних каникул совсем устал от бесконечных елок. Он выпил водочки и сел на пенёк посреди зала Дома Союзов. Дети вокруг него прыгали, скакали, и кричали «Дедушка! Дедушка!». А Дед Мороз посмотрел на них окосевшими глазами, произнес: «Заболел ваш дедушка», и тут же уснул.

Как украшали?

2.jpg

Ёлка у нас была всегда натуральная и я помню, как трудно было убирать осыпающиеся на паркет иголки. На ёлку вешали серебряный дождик, стеклянные бусы и пятиконечную красную звезду. Я, как писал Пушкин, «всевышней волею Зевеса наследник всех своих родных», поэтому дома у меня сохранилось очень много старых новогодних игрушек. В этой коллекции есть экземпляры, датируемые началом ХХ века. Сегодня это очень ценные вещи, некоторые игрушки из ваты стоят 5-6 тысяч рублей, а дореволюционные картонные игрушки, стеклянные шары с портретом русского императора, или новогодние украшения периода 1930-х годов в виде солдатиков, танков, парашютистов стоят уже от 10 тысяч рублей. Коллекционирование елочных игрушек стало популярным увлечением, для многих -- целым бизнесом. Поэтому, перед тем, как выкидывать старые вещи, неплохо бы пересмотреть, а что там хранится в старых бабушкиных коробках на даче? Не говоря уже о том, что кроме материальной составляющей, новогодние украшения -- это история страны, праздников и радости, а радость сегодня сама по себе дорогого стоит.

Что дарили?

Утром 1 января я просыпался и под подушкой находил большой вязаный носок с подарком. Больше всего меня радовал набор гуашевых красок, поскольку я очень любил рисовать, а также был пластилин для лепки фигурок для кукольного театра марионеток, лоскутки ткани и любые старинные вещи, я собирал их с детских лет.

Чем угощали?

3.jpg

Как и у всех, в нашей семье на столе был салат «Оливье», но ели мы его мало. Всегда старались, чтобы были хорошие закуски --икра, осетрина, лососина, но это был большой дефицит. К столу часто подавали пироги, редкостью была севрюга, миноги и даже сайра. Моя мама была знакома с кинозвездой Любовью Орловой, и она научила маму готовить перец, фаршированный тёртым сыром. Часто готовили холодец из свиных ножек, заливную рыбу, болгарские блюда — питку  и банницу. И даже итальянскую пиццу.

Как встречали (или чего желали?)

На Новый год у нас дома в семье всегда смотрели чёрно-белый телевизор и развлекались Голубым огоньком. Когда я повзрослел, меня отпускали встречать Новый год с одноклассниками. Я учился в московской английской школе №29, и мы любили слушать музыку Битлз и рок-оперу «Иисус Христос — суперзвезда».

Мы много шутили, бросали серпантин и конфетти. За пять минут до Нового года все наливали Советское шампанское, писали желания на бумажках, сжигали их, пепел высыпали в бокал и под бой курантов выпивали. Не знаю правда или нет, но все мои желания сбылись!

фото: личный архив А.Васильева

Похожие публикации

  • Позвони мне, позвони
    Позвони мне, позвони
    «Я не верю в лёгкие жизни, – считала режиссёр Татьяна Лиознова. – Человеку всё даётся трудом… Главное – это способность выстоять во всех трудностях и пройти дальше…» «Ради этого «пройти» она дралась, хамила, была чудовищем», – вспоминают о ней некоторые коллеги. Другие спорят: «Была волевой – да, но ради дела!» А вот какой помнит Лиознову её соавтор, сценарист Анна Родионова
  • Портвейновый век
    Портвейновый век
    Удалая компания поэтов и писателей 70-х, в отличие от «шестидесятников», активных диссидентов и борцов с режимом, вроде бы ни с кем не боролась. В основном все дико пили и куролесили. Но не только. Они имели силу и отчаянную решимость выбрать свой путь и бесшабашно пройти его, несмотря ни на что и не боясь гибели…
  • Барин
    Барин
    Виктория Токарева — о писателе Юрии Нагибине: «В нагибинской жизни можно было всё, не существовало никаких запретов»
muj.jpg

snova.jpg
seans.jpg

slux.jpg