Радио "Стори FM"
Татьяна Вайнонен: Волчьи ягодки

Татьяна Вайнонен: Волчьи ягодки

Мы начинаем публикацию цикла рассказов Татьяны Ильиной (Вайнонен) о воспоминаниях детства. Они примечательны тем, что, когда маленькая девочка Таня выросла, то стала известным мультипликатором. Можно сказать, что она не забыла детство и не рассталась с ним, отразив его в своем творчестве.

По всему периметру детского сада, вдоль забора росли кусты необыкновенной красоты. Мелкие нежные листики, мягкого зеленовато-охристого цвета чередовались с ярко-желтыми или оранжевыми ягодами, которые, густо усыпав ветки, светились на солнце, как драгоценные камушки. Воспитательница Галина Петровна сказала, что есть эти прекрасные ягодки ни в коем случае нельзя, потому, что они «декоративные». Понятно же, что от слова « Дракон». То, есть – страшно ядовитые! Волчьи ягоды! От них можно совсем, навсегда умереть!

Таня и цветочки
Я поспорила с Сашкой Володькиным, что попробую этих ягод. И не умру! Потому, что они красивые. А он говорил, что у меня заболит живот, и мне вызовут Скорую помощь. Это тоже было интересно. Во время прогулки я спряталась в кустах и стала разглядывать сомнительные ягодки. Как же они были прекрасны! Размером с горошину каждая, они дразнились, переливались и играли. А внутри светились маленькие нежные косточки. Не может такая красота быть ядовитой! И я решила провести эксперимент на себе. Для науки. Набрала целую горсть. Ягоды оказались очень мягкими и полопались в руке. Я запихала мокрую кашицу в рот и зажмурилась. Вкус у ягод был какой-то скучный. Пресновато- горьковатый. И пахли они лекарством. Я затихла в ожидании. Никаких признаков приближающейся смерти я не почувствовала. Посидев так минут пятнадцать, я вдруг ощутила уколы совести. Галина Петровна говорила, что если мы наедимся этих ягод и умрем, ее могут наказать и даже уволить с работы. Мне стало очень жалко добрую воспитательницу. Она не заставляла меня доедать противный куриный суп и разрешала не спать во время тихого часа… Ну, если только тихо лежать с закрытыми глазами… Я представила, как грустная Галина Петровна собирает вещи, вытирает платочком маленькие добрые глаза, хлюпает носом, снимает тапочки и надевает свои черные квадратные туфли, покидая наш уютный садик, и решила не подводить ее. Я нашла небольшую, но вполне удобную дырку в заборе, пролезла в нее и убежала на улицу, решив умереть где-нибудь в другом месте, чтобы Галину Петровну не ругали из-за меня.

Бежала я долго. Мне показалось, что целый день. Потом села на траву и прислушалась к себе, подводя итоги научного эксперимента. Живот не болит. Голова тоже не болит. Ничего не болит. Только есть хочется. Я огляделась. Улица была незнакомая. Я уже не думала о смерти. Мысли плавно перешли к воспоминаниям о картофельном пюре с сосиской. Я подошла к какой-то женщине и попросила, чтобы она отвела меня обратно в детский сад, на ужин. Женщина всполошилась и проводила меня в ближайший садик, передав заведующей. Это был не мой детский сад. Но там так вкусно пахло свежеиспеченными булочками! К сожалению, меня там не опознали. И булочек не дали. А повели в другой детский сад. Потом – в третий. Оказывается, я довольно далеко убежала. Я сказала, что мой садик – тот, вокруг которого растут Волчьи ягоды. И, как ни странно, меня сразу привели куда надо. Самое обидное, что меня никто даже не хватился! Когда я вырвалась из крепких рук провожатого, я сразу бросилась к удивленной Галине Петровне с криком: «Они не ядовитые! Только невкусные совсем!». «Кто невкусный?», – без интереса спросила Галина Петровна, не отвлекаясь от дела – она строила парами мальчиков и девочек, чтобы идти на ужин. «Сейчас будет вкусный ужин», – сказала она и поставила меня в пару с Сашкой Володькиным. И нас повели есть рисовую кашу. С горячим молоком. С пенкой. Без булочек.

Не знаю, повредили мне те ягодки или нет, но с тех пор вся моя жизнь строится по этому сценарию. Сначала я ставлю опыты на себе ради науки, потом жертвую собой, чтобы кого-нибудь спасти, потом долго бездомно блуждаю и скитаюсь, а потом, когда уже ясен результат моих трудов, никто его даже не замечает! Наверное, все-таки яд в этих ягодках был, но очень и очень замедленного действия…

фото: Depositphotos.com/FOTODOM; личный архив Т. Ильиной (Вайнонен)

Похожие публикации

  • Сказочник Лёля
    Сказочник Лёля
    Рассказать об этом необыкновенном человеке нам предложил фотохудожник Олег Хаимов. Так вышло, что он живет по соседству с нашим героем — Леонидом Ароновичем Шварцманом, легендой отечественной мультипликации. Олег сделал съемку для нашего материала. А взять интервью и написать о Леониде Ароновиче мы попросили его коллегу — известного режиссера-мультипликатора Татьяну Ильину. Им было, что вспомнить и обсудить. Получился очень личный рассказ.
  • Торманс грядущий
    Торманс грядущий
    Последний русский космист, автор светлых книг про коммунистическое будущее, Иван Ефремов считал природу –и в том числе природу человека – адом. Почему?
  • Ни разу не художник
    Ни разу не художник
    Так говорит Георгий Данелия. Художником себя он не считает. "Я ни разу не художник! Я режиссёр"