Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Михаил Осокин: Подарок для генсека

Михаил Осокин: Подарок для генсека

В интернете выставили на продажу “автомобиль Брежнева” - за 54 млн. рублей. Судя по описанию и фотографии, этот ЗИЛ-117 действительно мог быть одним из лимузинов советского лидера - в его коллекции такие машины были. После смерти генсека все выставили на продажу, при этом часть машин так и исчезла неизвестно куда - так что одна из них вполне могла сейчас всплыть на аукционе в интернете.

auto bregnev.jpg

В коллекции Брежнева, по некоторым оценкам, было 324 машины – и это напоминает о той большой любви, которые советские вожди питали к автомобилям. Первым из них достались царские закрома, и особенно ценились машины семьи Романовых - те, у которых на капоте были буквы SMT - сокращение от Sa Majeste le Tsar (Его Величество Царь). Ленин и Троцкий ездили на “Роллс–Ройсах” Николая II, Сталин взял себе автомобиль “Воксхолл” императрицы. Те, кто рангом пониже, потрошили гаражи буржуазии, и даже Чапаев пересел с коня на “Паккард” - дальше он вел свою дивизию по дорогам гражданской войны в этом автомобиле, иногда меняя его на “Форд”.

При Сталине и Хрущеве активно закупались уже новые иномарки, а их личные коллекции пополнялись дорогими подарками из США. Сталин получил от Рузвельта бронированный белый “Паккард”, велел перекрасить его в “государственный” черный цвет – и сделал своим любимым автомобилем. А у Хрущева после визита в США появился красный “Кадиллак”. После этого он радикально изменила свое мнение о президенте Эйзенхауэре – и стал говорить: “Я бы доверил ему своих ребят в школе или детском саду”.

Но Хрущев любил и специально созданные под его вкус отечественные лимузины с открытым верхом. Как раз такой ЗИЛ-111 он выбрал, чтобы привезти в Кремль Гагарина. Именно тогда случился громкий конфуз - прямую трансляцию встречи первого космонавта пришлось прервать, когда Хрущев от избытка чувств вдруг перешел на обсценную лексику: “Юрка, ………! Как я тебя люблю!”

Но всех, конечно, превзошел Брежнев - со своей гигантской коллекцией автоподарков, и зарубежных, и советских. Причем генсек без лишней скромности прямо говорил, что ему надо. Ему уже подарили несколько американских лимузинов - но когда в Москву приехал Никсон, Брежнев увидел его “Линкольн-Континенталь” и воскликнул: “А можно и мне такой же?” Ему пообещали подарить “Линкольн” на следующей встрече.

Детали встречи обговаривал госсекретарь Киссинджер, и когда он приехал в Москву, его решили по-особому отблагодарить за организацию подобных подарков. В его честь испекли торт в виде Кремля. Киссинджер пришел в восторг – и тут же недолго думая отхватил ножом большой кусок Спасской башни. В общем, получилось как-то нехорошо, ситуация тянула на дипломатический скандал, и больше в Кремле таких тортов не делали.

Обещанный подарок Брежнев получил во время своего визита в США в 1973 году: Никсон лично подвел его к темно-голубому новенькому “Линкольну”. Советский лидер тут же сел за руль, затащил американского президента на пассажирское сиденье – и погнал по крутому спуску. Никсона чуть не стошнило: “Я подался вперед со словами “медленный спуск, медленный спуск!” - но Брежнев не обращал на это внимания. Покрышки пронзительно визжали, когда он резко нажимал на тормоза и поворачивал”. Эту гонку позже изобразили в одном американском фильме - роль Брежнева сыграл уехавший из СССР в США Борис Сичкин, знаменитый Буба Касторский из “Неуловимых мстителей”.

С американцами соперничали немцы - от них Брежнев получил главное украшение своей коллекции – шестидверный “Мерседес–Бенц 600 Пульман”. Таких машин было всего две в мире (другую подарили японскому императору). За пульманом последовали другие “Мерседесы” – их дарили Брежневу и канцлер Брандт, и немецкие бизнесмены.

Генсек начал стареть и болеть, постепенно впадая в маразм - а тем временем его одаривали все новыми машинами. Не последнюю роль здесь играло стремление завоевать симпатии советского лидера и получить какие-то преференции. И эти две темы – автоподарки и деменция стареющего вождя – совместились в одном анекдоте тех времен.

Приезжает Брандт на встречу с Брежневым и говорит: Надеемся на новый торговый договор – мы ведь подарили вам такие красивые автомобили...

Брежнев: Какие автомобили?

После встречи помощник говорит Брежневу: Леонид Ильич, а здорово вы отбрили этого Брандта!

Брежнев: Какого Брандта?

Одним из последних подарков генсеку стал “Роллс-Ройс” - его доставили из Лондона незадолго до смерти Брежнева 10 ноября 1982 года. Похороны назначили на 15-е, и помню, как в тот день в Гостелерадио мы получали по техническому каналу прямую трансляцию с Красной площади, не предназначенную для эфира. Члены Политбюро поднялись на трибуну Мавзолея – и вдруг раздался громкий шепот кого-то из них: “Шапки снимать не будем”. Стояла холодная погода, и ходили разговоры, что Брежнев умер после того, как простудился, вот так же стоя на трибуне Мавзолея 7 ноября.

Так уходила эпоха, одним из символов которой была и гигантская брежневская коллекция автомобилей. Машины были распроданы, переходили из рук в руки – и время от времени они опять всплывают на аукционах.

Похожие публикации

  • Михаил Осокин: Это мы не проходили...
    Михаил Осокин: Это мы не проходили...
    В Москве объявили кампанию за грамотность – убирают с улиц плакаты с нелепыми ошибками. Позорных опечаток полно - например, у входа на станцию метро установили плакат: “Дабрынинская”. Но еще глупее, пожалуй, выглядела ошибка на дорожном указателе - “улица Льва Толстова”. Получается, что знаменитого писателя звали Лев Толстов.
  • Человек и книга
    Человек и книга

    Валерий Залотуха, кинодраматург, написавший сценарии более двадцати художественных фильмов, среди которых «Садовник», «Рой», «Макаров», «Мусульманин», «72 метра», в сорок восемь лет оставил кино.  И последние двенадцать лет писал книгу. Книга называется «Свечка». Закончив работать над ней, автор умер

  • Неформат: Дом двойников
    Неформат: Дом двойников
    Сочиняя эту маленькую повесть о Сталине, Ираклий Квирикадзе не сидел в архивах. Майя Кавтарадзе, дочь друга детства вождя, Надя Власик, дочь его личного охранника, Сергей Параджанов, который видел сразу трёх Сталиных, трёх двойников, укрепили веру автора в то, что реализм должен быть магическим…