Радио "Стори FM"
Мистер "Нет"

Мистер "Нет"

Автор: Алла Данилова

Он строил свою судьбу подчёркнуто независимо. «Оставаться самим собой довольно сложно, тут без умения говорить «нет»   не обойтись», – заметил однажды Виталий Соломин. Не поэтому ли он остался в памяти всех исключительно порядочным человеком? И не только в силу того, что в кино играл таких героев и по сценарию должен был проявлять благородство. Потому что на самом деле был таким

«Он покорил меня тем, чем, наверное, и всех женщин Советского Союза: в нём был виден мужчина. Знаете, из какого-то абсолютно чистого материала сделанный человек. Человек, которому можно довериться и за которым можно пойти куда угодно!»

О Виталии Соломине вспоминает его вдова, Мария Соломина.

 

К моменту вашей встречи в 1970 году вы уже знали артиста Виталия Соломина. А помните, когда увидели его первый раз на экране?

Когда на пробах фильма «Городской романс» Пётр Тодоровский предложил мне самой выбрать партнёра – Соломина или Киндинова, я сразу сказала: «Соломин». Я видела его в фильме «Женщины» и влюбилась тогда в этот его образ. Самое интересное, что, когда я его встретила на пробах, у меня ничего не ёкнуло, я даже не вспомнила этих «Женщин»! И уж тем более не было такого чувства, что вот она, любовь, вот он, мужчина моей мечты! Наше общение на площадке – его даже партнёрством нельзя было назвать. Ведь я была абсолютным дилетантом, девочкой с улицы, именно за это меня Тодоровский и взял – за очень живые, непосредственные реакции. Соломин же просто исподволь, деликатно показывал, что делать, как встать, куда повернуться, чтобы правильно падал свет. Тодоровский-то не показывал ничего! Говорил лишь: «Давай мне улыбку, ты помнишь, как в «Дороге» Джульетта Мазина улыбается, а на глаза у неё наворачиваются слёзы – давай вот так же!» Я, конечно, не помнила этого совершенно, а главное, и не представляла, как это сделать.

Но понравиться Соломину хотелось? Как партнёру-мужчине?

И понравиться не хотелось. Мне нравился Тодоровский, вот на нём я свои чары и проверяла. А в Виталии я почувствовала не то чтобы друга, нет… Скорее, учителя. Рядом с ним я ощущала себя совсем маленькой девочкой, хотя он был всего на восемь лет старше. Он уже знал жизнь, а я была такой инфантильной, домашней.

Говорят, он был очень закрытым человеком…

Нет, со мной он тогда был остроумен, лёгок, рассказывал какие-то байки, шутил, приглашал в театр. Словом, взял на себя роль опекуна. Съёмки-то были в Москве, и я, ленинградская девочка, жила в гостинице одна. Страшно послушный ребёнок, я впервые совершила своевольный поступок – приехала в Москву против воли отца, он категорически запретил мне сниматься в кино. Понимал, во что это может вылиться. И Виталий моментально просёк, что такая наивная девочка пойдёт куда угодно и с кем угодно – с равным интересом и неведением. И решил этого не допустить. Его опеку, тепло и желание защитить я почувствовала сразу, но о влюблённости тогда и речи не шло. А вот когда он вдруг исчез – был–был и пропал, я поняла, как мне его не хватает. Дело в том, что это была унизительная история для Виталия – Тодоровский предпочёл снимать Киндинова и не нашёл сил сказать об этом прямо, написал Виталию письмо, и тот уехал...

На площадке у меня появился другой партнер, от которого ни помощи, ни защиты я не видела. И ощутила какую-то пустоту. Поэтому, когда Соломин мне позвонил, первая спросила его: когда же мы встретимся? Вот тут уже сердце моё забилось по-другому. Но роман наш развивался очень постепенно – я была совсем ребёнком.

фото: LEGION-MEDIA;АЛЕКСАНДР ТЯГНЫ-РЯДНО/FOTOSOUYZ

Прочитать материал полностью можно в номере Август 2018

Похожие публикации

  • Альтернативщик
    Альтернативщик
    Доктор Шишонин не только практик, но ещё и теоретик сверхновой медицины. Он плоть от плоти казённого здравоохранения и официальной науки, просто лечит совершенно по-другому…
  • Саддамазо
    Саддамазо

    Как пропагандистская Матрица превратила обычного восточного царька в Мировое Зло и одновременно в мученика свободы

  • Русская Золушка
    Русская Золушка

    Препаратор медийных пузырей, заядлый провокатор и защитник масс-культа Александр Шабуров наконец-то разобрался с архетипом русской Золушки. Перед вами – сценарий сериала по мотивам жизни прославленной фотомодели Натальи Водяновой

Merkel.jpg

redmond.gif


blum.png