Радио "Стори FM"
Navka.jpg

ara.png honor 2.jpg

Григорий Перельман

Григорий Перельман

Математики считают, что величие Перельмана в доказательстве гипотезы Пуанкаре. За это Перельмана наградили Медалью Филдса (математическим аналогом Нобелевской премии), а математический институт Клэя выписал Перельману миллионом долларов. Однако для большинства обывателей математика – это лишь смутные воспоминания об артобстреле одноклассниц шариками из жёваной бумаги на уроках геометрии. 

Поэтому о великом открытии Перельмана так никто, кроме математиков, и не узнал бы, если бы он не отказался от медали Филдса и – о ужас! – от миллиона долларов. Этого обыватели ему простить не могут и по сей день. И вот этот поступок Перельмана воистину велик.

Древнегреческий философ Сократ принял яд, чтобы доказать, что даже угроза жизни не способна поколебать его убеждения. Прошли тысячелетия, а его поступком проверяют высшие моральные принципы. Истинный философ должен вести философский образ жизни, заданный Сократом, иначе он лицемер и болтун. Однако ни у кого и в мыслях не было требовать того же от математика. Это всё равно что сисадмина заставить побриться и бросить пить пиво. Занятие безнадёжное. Однако Перельман порвал шаблон.

Всю жизнь Григорий Перельман убегал от того, к чему всё остальное человечество жадно стремится, – от славы и благополучия. Преподавал в США, предлагали остаться, отказался, вернулся в Питер. И когда? В середине диких 90-х. Затем ушёл из математического института им. Стеклова. Был какое-то время без работы. Сейчас живёт с мамой на окраине Питера. Носит старьё. Любит ходить по грибы и в филармонию. Интервью не даёт. Да и само открытие – наскоро записанное доказательство – выложил в интернете, а не опубликовал в научном журнале. Общество стало искать объяснение его поведению. На первый взгляд, кажется, с ним всё ясно: Перельман – законченный социопат.

Есть такая история про скульптора Эрнста Неизвестного, рассказанная художником и писателем Максимом Кантором. Неизвестный был убийственно работоспособный. И это вызывало дикую зависть коллег. Однажды кто-то пустил слух, что, когда Неизвестного ранило на фронте, пуля задела какой-то нерв. И теперь он не может не работать. “Так вот в чём дело, – обрадовались завистники, – это всё от болезни!” Люди не хотят признавать превосходство над собой: им проще объяснить происходящее болезнью. Общество приговорило Перельмана к сумасшествию. Действительно, ну кто в здравом уме откажется от миллиона долларов?

А между тем позиция Перельмана до смешного проста. Вообще этика подвижников – от Сократа до Махатмы Ганди – всегда очень проста. Усложняют обычно фарисеи и книжники. Так вот Перельман неоднократно высказывался против ханжеского математического сообщества. Всей своей жизнью он показывает, что можно оставаться гениальным математиком, но не иметь ничего общего с этим сборищем лицемеров и карьеристов, то есть вести, как и его великие предшественники, философский или, если угодно, математический образ жизни.

Заслуга Перельмана в том, что он встряхнул наше общество потребления и своим примером заставил задуматься: а может, есть ценности важнее денег? Сила духа, например. Все предшественники Перельмана давно стали для нас книжными плоскими персонажами. 

А тут наш современник показывает нам, что самоотречение возможно. И пока мы, обыватели, сидим по своим тёплым квартирам, этот странный человек тихонько выходит в ночь с лукошком и идёт в ближайший лес по грибы. Один в моросящую зыбь. За нас и наши грехи.

Автор: Дмитрий Ромендик

иллюстрация: Валентин Ткач