Радио "Стори FM"
То, что движет солнце и светила

То, что движет солнце и светила

Если бы Данте встретил в Чистилище Маяковского, им было бы что обсудить. Оба верили, что Любовь всесильна, и оба потерпели неудачу с реальными возлюбленными

«Божественная комедия», поэма, описывающая устройство миропорядка, утверждает, что основой всего сущего является Любовь.

Автор поэмы Данте Алигьери воспринял эту мудрость от Беатриче, которая стала его провожатой по кругам Рая.

Беатриче умерла молодой. Данте видел её всего три раза, и то издалека, был потрясён её ликом, провозгласил своей возлюбленной.

С тех самых пор образ Беатриче, идеальной возлюбленной, вошёл в творчество Данте, и, хоть они в земной жизни ни разу не разговаривали, встретившись в Раю, Данте и Беатриче ведут нескончаемые беседы. Как выясняется в беседах, Беатриче знает о Данте и его страстях всё и душа поэта ей предельно ясна. И это при том, что о самой Беатриче известно крайне мало – затруднительно даже сказать, была ли юная Беатриче столь интеллектуальной, чтобы воспринимать дантовские размышления о государстве, религии, свободе. Но что можно утверждать безошибочно, Беатриче чувств Данте не разделяла (и вряд ли о таковых была осведомлена). Беатриче умерла двадцати четырёх лет от роду, умерла родами – она была замужем, о Данте и не помышляла.

Данте в свою очередь также был женат, и про его жену, Джемму Донати, известно гораздо более, нежели про мелькнувшую в церкви молчаливую Беатриче Портинари (в замужестве ди Барди).

Мы знаем из текстов Джованни Боккаччо, влюблённого в гений автора «Комедии» и преданного Данте хрониста, что это родственники поэта уговорили Данте жениться, видя его тоску по умершей Беатриче. Впрочем, и сам Боккаччо заметил, что не вполне уверен, был ли тот брак заключён в качестве лекарства от сердечной муки или же нет. У Дуранте (Данте) дельи Алигьери и Джеммы Донати родились дети. Благополучная (внешне, во всяком случае) семья проживала в доме, который сохранился во Флоренции по сию пору, – этот дом выглядит как прочное родовое гнездо, такое место, где и следует растить детей. Это была большая семья. За двенадцать лет брака (если верить свидетельству Джованни Боккаччо) Джемма с Данте родили девять детей – нам известны имена четверых. Боккаччо сетует на страдания, которые переживал поэт, деля кров с ревнивой женщиной. 

Правды ради заметим, что для того, чтобы родить за двенадцать лет девятерых, мало быть ревнивой – надо временами быть и любящей. Свою жену и детей Данте оставил, отправляясь в изгнание, а уехав – уже не рассчитывал увидеть. Боль разлуки с семьёй (если таковая посещала его душу) поэт не описал. В «Божественной комедии» описаны без преувеличения тысячи судеб и персонажей, о некоторых говорится вскользь, о некоторых развёрнуто; о жене – ни единого слова. Сам тот факт, что нам неизвестны имена большинства его детей, говорит о Данте как о человеке, скажем мягко, скупом на эмоции. Любовь к Беатриче и невозможность соединиться с ней поэт переживал как самое сильное потрясение, про это написаны сотни строк, а вот до семьи дело не дошло. Судя по хронике Боккаччо, Данте жену ненавидел, Боккаччо оставил даже такое свидетельство: «Раз покинув жену, он уже никогда не хотел быть там, где была она, и не терпел, чтобы она была там, где он».

Писатель Мережковский (он написал примечательный текст об отношениях Данте с семьёй) заметил: «Если бы Данте и любил жену, и даже в этом случае, тем более, он не захотел бы подвергать её всем бедствиям своей изгнаннической жизни. Но для последних годов этой жизни, проведённых в Равенне, в сравнительном довольстве и покое, довод Боккаччо остаётся в полной силе: если оба сына, Пьетро и Джьякопо, вместе с дочерью Антонией, могли приехать к отцу и поселиться с ним на эти годы, то могла бы это сделать и жена».

Прочитать материал полностью можно в номере Май 2018

фото: THE UNIVERSITY OF TEXAS, USA

Похожие публикации

  • Главная утопия Европы
    Главная утопия Европы
    Нет более радикальной мысли в западной истории, чем объединение двух начал – христианского и античного. Самая красивая утопия написана на потолке Сикстинской капеллы – её создал Микеланджело Буонарроти. Пророки и Христос изображены как гармонично развитые люди, как атлеты греческих мифов. Так в Италии родился гуманизм – концепция, подвергшаяся критике сразу после рождения
  • История живописи: Люсьен Фрейд
    История живописи: Люсьен Фрейд
    Люсьен Фрейд сделал то же самое, что Микеланджело, только наоборот. Он сказал, что в центре Вселенной стоит человек и этот человек смертен и ничего не значит, а стало быть, Бог, по образу и подобию которого сделан человек, тоже не важен

  • Бег в колесе истории
    Бег в колесе истории
    То был распространённый в XVIII веке жанр – описание далёкой страны, в которой автор не был, а лишь имитировал записки путешественника. Так проще рассказать о своей стране и своей эпохе – под видом путешествия в чужую страну.
Ronaldy.jpg

redmond.jpg aromateka.jpg
gen87.jpg