Радио "Стори FM"
Доктор Блюм

Доктор Блюм

Евгений Эвальевич Блюм белый халат принципиально не носит. Отстраняется от традиционной медицины, потому что создал свой метод. Это биомеханическая система, которая работает с симметрией тела. Если все перекосы и асимметрии в человеке устранить, то и длина жизни, и качество жизни (это, кстати, медицинский термин) будут совсем другими. А вот как он к пришёл к своему методу и какую философию исповедует - можно спросить. Доктор Блюм всегда отвечает прямо.

— Как пришёл? Надо чётко понимать, что Всевышний действует через людей. Священное писание пришло через человека. И когда вы получаете знания, вы понимаете, что это вам дано. Нельзя сказать – «я открыл закон» . Можно сказать – «я понял закон». Он был до вас и будет, вы его можете только понять. Давайте учиться рисовать картину мира. Например, вот больница, в ней есть охранник, есть ларёк с цветами, вот две тётки прошли в белых халатах, а поднимаешься – там операционная. Вот хирург номер один и номер два, а вот медсёстры и студенты. Вы в этой картине кто? Тот, кто продает пирожки в буфете или тот, кого на каталке везут, или хирург номер один? Нужно чётко себя представить и этому образу соответствовать. И поставить вопрос – а что я должен сделать? И снова рисовать картинку. Вот я вижу сколиозного ребёнка, и задаю вопрос — что с ним произошло? Потому что выпрямить я его смогу только поняв, как его искорёжило. И я рисую идеального ребенка, которого мне надо сделать «сколиотиком». Как я буду это делать? Когда я точно разработаю эту методику, я всегда смогу ребёнка выправить. Я просто буду делать всё в обратную сторону.

Это насчёт подхода к пациенту. А вообще в театре жизни у вас какая роль?

- Я представитель малого народа. Мне говорят: «Как нас достали эти лица кавказской национальности!» А у меня они по дому бегают, потому что у меня жена – лицо кавказской национальности, и дети младшие по маме - тоже. У меня самого часть кровей литовская, часть греческая, часть немецкая, часть еврейская, так кто я? Меня за какой палец ни укуси, всегда больно. Такие сферы, как идеология, военное дело, политика – это не мой коридор. И я выбрал медицину, которая привязки к региону, национальности, гражданству не имеет, я космополит. Один мой зять армянин, другой калмык, мы тут поняли, что нам в доме бабушки не хватает – усыновили украинскую бабушку. И какая же радость наблюдать это разноцветье! Наш друг Шекспир задал великий вопрос: быть или не быть. Я его перевожу на русский язык так: быть, если я себе нужен, и не быть, если я себе не нужен. Если человек себе дорог, то это одна схема поведения, а если у него жертвенная личность, то другая. Я не говорю, хорошо это или плохо. Это врожденное, как и масштаб личности. Говорят же, что Ломоносов свою дорогу пробил. Хотите Вы этого или нет, Вы её пробьёте, если у Бога на Вас серьёзные виды. А если Вы не будете подчиняться законам судьбы, она Вас потащит за волосы. Если Вам что-то дано, Вы за это в ответе. В ответе! А теперь скажите, если мне что-то дано, а кому-то не дано, кто сказал, что я должен учить? Кому дано, тому Всевышний сам даст.

А что, бывали моменты, когда Вас судьба тащила за волосы?

— Регулярно. В своё время я хотел поступить в Политехнический институт. Повёз отдавать документы, а автобус почему-то проехал целый круг и открыл дверь только перед мединститутом, чтобы все вышли. И я в том числе. Я вернулся домой, говорю: «Мам, я подал документы в медицинский». Она говорит: «Ты сумасшедший!» Ни биологию, ни химию я не готовил, а до экзамена осталось шесть дней. И так мы шесть дней друг другу учебники читали по очереди. Есть вообще жестокие вещи. Прямо ноги тебе ломают, чтобы ты куда-то не ходил. В прямом смысле. Представьте себе - Всевышний смотрит на Стива Хокинга и думает: «Вот тебе гениальные мозги, разберись с рассеянным склерозом. Как его лечить?» И подарил ему этот склероз, чтобы он на себе всё прочувствовал. А тот в космогонию ушёл, в планетарные миры, выпукло-вогнутые поверхности и прочее. Судьба воткнула его в коляску, лишила речи и движения, а он всё равно не мог понять, почему у него такой ум и такая болезнь. В общем, раз Хокинг не сделал, пришлось самому   разобраться… 

Энерго-дотация в этих случаях тоже работает.   Ну, не может человек сам выздороветь, нет у него сил, и нужен внешний привод, чтобы зарядить его батарейку. У нас для этого придумано больше   1000 тренажеров, огромный парк. И целый научно-исследовательский институт в Москве, который работает с 1989 года. Недавно я «по старости» переместился в Испанию, в Марбелью… Тут климат, природа, экология богатые. Очень дружелюбный, комфортный народ, это же романская группа. В Испании во времена Франко убито было всего двести человек. Земля эта никогда не была пропитана кровью, и совершенно другой менталитет. Где вы встретите народ, который говорит – что-то мало я отдыхаю? В средневековье здесь религиозных праздников было шесть месяцев в году, а во Франции пять. Рабочих часов всего 1500 в год.

В Средневековье, боюсь, вам бы пришлось отвечать перед инквизицией за свои чудеса. За старичка с Альцгеймером, который будучи вами изрядно помят, через три часа уже начинает близких узнавать...

— Я вам скажу, мы бы договорились. Потому что Святая инквизиция была против ереси. Многие методы вскрытия трупов запрещала. А мы же всё делаем без медикаментов, не режем, не вскрываем. Кто может запретить человека покачать или посоветовать ему спускаться вниз с горы пешком?

Что значит «покачать»?

—Всё, что связано с качанием – качели в парке, убаюкивание ребёнка - вызывает положительный психоэмоциональный и физический резонанс. Мы разработали целую систему оздоровительных маятниковых тренажёров и хотим охватить этой системой даже тех, кто вообще за здоровьем не ходит. Сделать так, чтобы им это нравилось, хотелось, вся система «Пендекс-индустрии», которую мы сейчас развиваем, на это направлена. Ведь у нас даже детей здоровых мало. Есть дети, которые выросли в условиях естественного отбора, в глубинке, есть рафинированные дети городов и есть дети медицины – их искусственно зачинали или рожали кесаревым сечением. Они слабенькие, мало жизнеспособные. Их сразу начинают опекать и усугублять ситуацию. 

Если раньше естественный отбор работал, в семьях было по 15 детей, трое-пятеро умирали, остальные выживали, сейчас нам дай бог одного-единственного как-то выходить. И рожают после 30-40. И здоровьем занимаются эпизодически. Человек грешен. Пьём, переедаем, живём не в лучших условиях, не спим по ночам. Таскаем железки. После таскания железяк люди начинают пить анаболики, стероиды, в итоге уходит потенция, умирают спермограммы, появляются куча вторичных болезней. Есть ещё любители массажей, грязи, диет, витаминов. Но в конечном итоге и те, и другие живут одинаково. Потому что у всех в теле есть асимметрия, и она образует кармический угол, который и определяет, сколько человек будет жить. А если уменьшить асимметрию, то продолжительность жизни возрастает. Это и будут делать новые тренажёры PENDEX, что значит PENDULUM (маятниковые) EXERCISE (упражнения). 

Это уже реальность, у нас здесь в Марбелье в эту студию ходят люди 40, 50, 60, 70 и 80 с лишним лет. Испанцы, американцы, бывшие спортсмены. Там полностью электронное, компьютерное сопровождение, тренажёр подстраивается по ваши антропометрические данные. Вы карточкой провели, он выстроился под ваши размеры. Сам проводит диагностику. Вы от тренажёра к тренажёру проходите, они замеряют ваши параметры и показывают, что делать. Составляет вам индивидуальную программу. Мы эту программу демонстрировали в Институте физкультуры, они были в полном восторге. И это реальность. В Москве скоро будут первые студии, желательно, конечно, чтобы в шаговой доступности, чтобы можно было тренироваться регулярно. 10 000 студий на Москву будет нормально. Я занимаюсь этим делом уже лет 50, я под это кончал все институты. Это единственная игрушка, которую я себе нашёл, хотя у меня есть разработки в автомобилестроении, патент по лазерной разработке, но основная моя деятельность – оздоровительная, дотационная медицина.

Нашли своё дело и теперь вообще не отвлекаетесь? Ни на книги, ни на музыку?

— Я их читаю не для удовольствия. Люди же уходят в этот мир. Для них Тихонов — это Штирлиц. Они туда улетают. А я всю жизнь литературу обрабатываю.   Я должен чувствовать автора, понимать, почему он кончил жизнь безумцем. Чем в детстве болел. Попробуйте перечитать Маяковского, как будущего самоубийцу. Если смотришь на всё аналитическими мозгами, всё иначе. Я смотрю на свадьбу и вижу, как три часа назад резали баранов, щипали кур, чистили картошку. Смотрю на красивейшее здание, и у меня картинка – как сделан фундамент, проведена канализация. Понимаете?

Читала, что вы и диагнозы ставите, взглянув, в какой позе человек сидит. Без рентгена.

- Я всю жизнь пытаюсь понять, о чём Бог думал, когда создавал растения и живые организмы, как он придумал этот метаболический котёл. Надо же было додуматься до этой кишечной трубки: вход с одного конца, а выход с другого. Это шедевр. Жопа – это шедевр. И эта система метаболическая может быть маленькой, большой, молодой, старой, у слона, у муравья, а принцип один. Я на это думание убил очень много времени и запомнил слова Эйнштейна: знание конечно, а умение представлять и воображать — бесконечно. Представив и вообразив, ты можешь проникать куда угодно. Это и есть моя главная игрушка.

Вы ещё всем рассказываете, что вы биологический трус.

- Это я взял из произведений нашего дорогого Горького. «Безумству храбрых поём мы песню». А кто её поёт? Поём мы, трусы. Мы, трусы, женимся на вдовах героев, мы, трусы, усыновляем и воспитываем   их детей. Человек рождается, в него встроен некий автомат, инстинкт самосохранения. Стоим на балконе 5 этажа, где перил нет, и сердце бьётся. Мы боимся боли, смерти, утраты родных. У одних людей эти чувства более обострены, у других менее. И когда ты живёшь, всё время наблюдая чередование жизни и смерти, отслеживаешь болезни и утраты других людей, ты всё равно находишься в состоянии сопричастности. А второе – у любого человека есть миссия. У кого-то – убивать и быть убитым, у другого - созидать и приумножать. Есть разные люди. У меня отношение к войне, к революции очень личностное. Я всё это ощутил во времена репрессий послевоенных. Я родился в местах ссылки, а это накладывает отпечаток на детскую психику. Поэтому я вне политики, патриотизма и героизма. У меня другая природа. Я всегда говорю – меня убьют, откуда дети возьмутся? Весна, начало лета, цветы цветут, а на Украине война. Люди участвуют в чужих разборках, паны дерутся, у холопов чубы трещат. Зачем? А зачем это моим детям, в которых намешано по 7-8 национальностей? Чей забор им охранять, за кого воевать? Пусть лучше будут врачами.

Вы с пациентами выстраиваете дистанцию? Вылечился – и с глаз долой?

— Не надо ни с кем заигрывать. Спрашиваешь будущего врача: мальчик, ты зачем пошёл в медицину? Он отвечает: дядя, я больных люблю. Хороший, говорю, ты мальчик, у тебя, наверное, никто не выздоровеет. Другого спрашиваю, а ты зачем? А он: я сам процесс люблю. Люблю лечить, как собака лаять. Хороший мальчик, тоже никого до конца не вылечит. А я пошёл в медицину, потому что я люблю здоровых. А они подсаживаются на мои «давилки», потому что это энерго-дотация. Втягиваются в процесс. Вокруг меня живут десятилетиями, переезжают за мной. Из моих пациентов человек 12 купили поблизости дома. Они здесь заряжаются. Ведь всё, что мной придумано – это как зарядить батарейки. И послать эту энергию к тому органу, которому её не хватает. А дальше организм сам справится.

фото: личный архив Е. Блюма

Похожие публикации

  • Долгожданное дитя
    Долгожданное дитя
    Чтобы состоялось литературное чудо, нужно, вроде бы, очень много: и силы, и новая идея, и времена подходящие, и издатель, готовый взять на себя ответственность… Для Корнея Чуковского, как оказалось, нужно было лишь одно: маленькая любимая девочка рядом.
  • Жак в красной шапочке
    Жак в красной шапочке
    Жак-Ив Кусто большую часть своей жизни молчал в трубочку, это была его работа. Дело было под водой, там все помалкивают. Кусто начал ныряльщиком, а закончил жизнь ученым-океанологом. Благодаря французу в вечной красной шапочке мир познакомился с безмолвием океанских глубин, а океан с новым видом человека – аквалангистом.
  • За батькой в пекло
    За батькой в пекло
    Он первым взял на вооружение воспетую в советских песнях тачанку. Был четвёртым по счёту кавалером ордена Красного Знамени. Его приёмы партизанской войны оказались настолько гениальны, что их изучали в советских военных академиях. Но в учебники истории он попал как бандит, отморозок, враг народа. Кем же он был на самом деле, Нестор Махно?
Merkel.jpg

redmond.gif


blum.png