Радио "Стори FM"

Валерий Попов

Валерий Попов

Валерий Попов – известный питерский писатель, из  поколения «шестидесятников». Много лет возглавлял питерское отделение престижного во всём мире ПЕН-клуба. Дружил с Довлатовым и Бродским. Автор книг «Чернильный ангел» и  «Жизнь удалась». Последняя наделала в своё время много шума. Эту фразу  - жизнь удалась! – народ  тут  же присвоил, а люди предприимчивые сделали на ней себе имя и капитал. Достаточно вспомнить знаменитую рекламу: на бутерброд намазана  красная икра, а по ней чёрной икрой написано: "Жизнь удалась!"

«Благодаря замечательному журналу STORY, который не терпит уныния и банальности, я вспомнил самые лихие свои поступки, самые нелепые, смешные происшествия, из которых выбрался, и снова полюбил жизнь»

Публикации

  • Алиса и город
    Алиса и город
    Современный Петербург – это не только здания, гораздо важнее – галерея самых необходимых лиц, создавших и удерживающих дух и престиж города. И главное женское лицо в этой галерее¬ – Алиса Фрейндлих. Почему она? Именно в ней собралось всё, чем гордятся петербуржцы
  • Открытие Америки
    Открытие Америки
    Писатель Валерий Попов – о континентах, которые испытывают на прочность даже самую крепкую и проверенную дружбу
  • Пассионарий
    Пассионарий
    Историк и этнограф Лев Гумилев почти всю сознательную жизнь был вынужден подчиняться обстоятельствам: сидел в тюрьме, был в ссылке. Не говоря уже о том, что был в тени родительской славы. Только в последние годы жизни у него получилось прославиться за собственные заслуги. Но какой ценой?
  • Роковая женщина на троих
    Роковая женщина на троих
    Не знаю насчёт других эпох, но что femme fatale нашего поколения, то есть шестидесятников, была Ася Пекуровская, первая жена Сергея Довлатова, – это безоговорочно
  • Рыцарь без страха
    Рыцарь без страха
    Каждое время сторожит свой Рыцарь без страха и упрёка. «Я себя под Лениным чищу!» – это Маяковский. А мы – при ком выросли, чьих идеалов придерживаемся? Из всех промелькнувших при нашей жизни «портретов» в душе остался, пожалуй, лишь Дмитрий Лихачёв
  • Умная Маша
    Умная Маша
    Монику Белуччи я возжелал ещё до того, как она родилась. Наверно, ещё тогда, когда проснулись мои первые желания. И замирал, встретив Её! И когда, жизнь спустя, увидел в модном журнале, где лишь первые красавицы мира, её портрет, вздрогнул: «Она!» Я уже знал её – под другими именами
Merkel.jpg

redmond.gif


blum.png