Радио "Стори FM"
“Все прошло хорошо” Франсуа Озона

“Все прошло хорошо” Франсуа Озона

Автор Ольга Курносова

Все прошло хорошо. Что придет вам в голову, если вы услышите эту фразу? Защита диссертации, переезд, операция – много что, но вряд ли вы подумаете, что это о смерти.

У Франсуа Озона речь идет как раз о смерти. Вернее об активной эвтаназии. Активная эвтаназия – это, на самом деле, помощь человеку в совершении самоубийства. В отличие от эвтаназии пассивной, когда пациента отключают от аппаратуры, которая поддерживает его жизнедеятельность. Сам термин эвтаназия, как “легкая смерть” появился еще в XVI веке. Впервые его применил Френсис Бэкон. Но особенно активно обсуждать эвтаназию стали уже в веке двадцатом. Так с помощью эвтаназии ушел из жизни Зигмунд Фрейд, который был болен неизлечимой формой рака полости рта и пережил к тому моменту 31 операцию. К тому же операции подобного рода делали тогда под местной анестезией. Помог Фрейду уйти из жизни доктор Шур.

Вся дискуссия о допустимости эвтаназии вращалась вокруг качества жизни. Нужна ли человеку жизнь, в которой остаются только страдания? Однако, эвтаназия впрямую противоречит клятве Гиппократа, которую дают врачи перед началом своей деятельности. К тому же большинство религий запрещают самоубийство. Да и моральная ответственность человека, который способствовал уходу больного из жизни, все равно остается, даже если юридическая ответственность отсутствует.

Помимо активной и пассивной, надо различать эвтаназию добровольную и недобровольную. Добровольная эвтаназия происходит по просьбе больного или с его предварительного согласия, зафиксированного определенным образом. Недобровольная происходит по решению родственников или опекунов, когда больной находится в бессознательном состоянии. Однако, бывают случаи, когда такие решения оказываются необоснованными. И это еще одна проблема, с которой надо разбираться. Например, родственники могут быть заинтересованы в скорейшем получении наследства. Не говоря уже о том, что поддержание жизни такого больного весьма и весьма дорого. Так что ранняя эвтаназия еще и деньги экономит...

В большинстве стран мира эвтаназия, как активная, так и пассивная, запрещена. В Австралии, например, даже пропаганда эвтаназии уголовно наказуема, как “доведение до самоубийства”. И все-таки эвтаназию постепенно начинают легализовывать. Первой страной, легализовавшей эвтаназию, стали Нидерланды. В 1984 году. Потом были Бельгия, Швейцария, Люксембург, 5 штатов США. Но и сегодня эвтаназия остается достаточно спорным способом расстаться с жизнью. А в тех странах, где она легализована, существует даже специфический туризм – эвтаназионный. В Швейцарии даже проводили референдум на эту тему. Сторонники легализации на нем победили.

Так что вполне закономерно, что Франсуа Озон сделал одной из главных тем своего нового фильма именно эвтаназию. Ведь талантливый француз был “провокатором” с самого первого своего фильма “Крысятник”. Как всегда у Озона в “Все прошло хорошо”, мы видим блестящий актерский состав – Софи Марсо, Андрэ Дюссолье, Шарлотта Рэмплинг. Фильм снят по автобиографической книге Эммануэль Бернейм. Эммануэль, Ману, как зовет ее отец, выпадает нелегкая задача – помочь отцу уйти из жизни. И это конечно фильм не про смерть, а про любовь! Про любовь такой силы, что ты готов проститься с любимым человеком навсегда, потому что это его решение. Это безумно сложно, и этот путь мы проходим вместе с героиней. Так что в конце ты понимаешь, что действительно – все прошло хорошо для главных героев.

Отдельно стоит остановиться на работе гримеров. Потрясающий в своей реалистичности грим человека после инсульта заставляет тебя сомневаться в том, что в роли отца тот же самый человек. Но это, конечно, не только грим, но и блестящая актерская игра Андрэ Дюссолье. Их дуэт с Софи Марсо делает историю любви дочери и деспотичного отца особенно пронзительной. За сухим, а подчас и жестоким, поведением отца нелегко увидеть любовь к дочери, которой он готов доверить все, включая свою жизнь. И на фоне этой истории любви уходит в тень драма ее матери (Шарлотта Ремплинг), полюбившей гея и вышедшей за него замуж, страдающей от этого до сих пор. Но без таких поворотов сюжета Озон не был бы Озоном. Всегда нас удивляющим и умеющим задевать в нас те струны, про которые мы и сами не знали до того, как пришли на фильм. Потому что и в самом деле все прошло хорошо.

фото: Shutterstock/FOTODOM