Радио "Стори FM"
Красота требует...

Красота требует...

Автор: Юлия Анташёва

Ни книги, ни театр, ни даже модные журналы не проделывали таких метаморфоз с женской внешностью, как кинематограф

В немом кино кинозвёзды больше смахивали на покойников. Причиной тому было несовершенство аппаратуры. Тогдашние кинокамеры просто не способны были зафиксировать многообразие полутонов, характерных для реальной жизни. Чтобы лицо на плёнке не было расплывчатым светлым пятном, его прорисовывали максимально контрастно. Как маску Пьеро. То, что для экрана в самый раз, в жизни выглядело жутковато: губы бантиком, выбеленная кожа, густо подведённые чёрным глаза. Но модниц это не остановило. Хотели быть «как в кино» – и всё тут.

С тех пор так и повелось. Кино поставляло публике образцы для подражания. Чтобы было делать жизнь с кого.

Это сегодня в кадр нет-нет да попадают нечёсаные звёзды, в трениках и уггах выскочившие из дома за бигмаком. В золотой же век Голливуда такое было немыслимо. Богини оставались богинями двадцать четыре часа в сутки. Их красота была придуманной и тщательно сконструированной.

Ради достижения идеала кинодивы удаляли зубы, затягивали себя в удушающие корсеты, убирали лишние рёбра, отбеливали лица адскими химическими составами и боролись с морщинами, натягивая с неимоверной силой волосы на макушку.

 

Пухлый сфинкс

Грета Гарбо
По образу Греты Гарбо можно писать бьюти-энциклопедию стиля 30-х годов

Грета Гарбо, признанный в Европе эталон женской красоты, поначалу пришлась не к голливудскому двору. Глава «Метро Голдвин Майер» Луис Б. Майер был строг к ней: «У нас не любят толстушек!» Актрису заставили похудеть на четырнадцать килограммов и полностью сменить гардероб. Для создания аристократического образа ей выбеливали лицо, словно японской гейше. Изменили естественную форму бровей на высокую округлую – для пущей таинственности. Для усиления эффекта Грета наносила под бровь белые тени. Кстати, именно Гарбо ввела в моду длинные накладные ресницы, почти перекрывающие брови. Правда, у самой актрисы они были вовсе не накладными – и настолько длинными, что один из первых операторов даже предложил ей слегка подстричь их, о чём позже вспоминал как о святотатстве. Так появился на свет образ «шведского сфинкса»: фарфоровая кожа, острые скулы, тонкие губы, брови-ниточки и всепонимающий циничный взгляд.

 

Прощай, Кармен!

Рита Хейворт
Рита Хейворт

Если Гарбо пришлось пожертвовать лишь бровями и килограммами, то Рите Хейворт досталось по полной программе. Урождённая испанка, Маргарита Кармен Кансино обладала внешностью классической Кармен: смуглая кожа, чёрные волосы, густые брови. Боссы киностудии «Коламбиа Пикчерз» велели ей перекрасить волосы в рыжий цвет, отточить скальпелем форму носа, отбелить кожу с помощью специального химического состава, проредить нещадно брови и поднять линию роста волос (первоначально лоб у актрисы был явно не мыслителя). Бедняжке пришлось пройти более десяти процедур электроэпиляции – чрезвычайно болезненной процедуры, выжигающей фолликулы волос. Так ей прививали чувство красоты. И не зря. Рита одной из первых отказалась от кричащих оттенков помады, заменив их на более светлые, естественные тона. Она же придумала технику макияжа, по которой линия верхней губы должна повторять изгиб бровей. За это компания MaxFactor сделала её своим лицом, а Американская лига деятелей искусств признала её губы самыми красивыми в истории кинематографа.


Первая естественная

Ингрид Бергман
Ингрид Бергман
Но далеко не все актрисы были готовы ложиться под нож ради ролей. Шведская актриса Ингрид Бергман, приглашённая в Голливуд знаменитым Селзником, отказалась наотрез. В ответ на тираду продюсера: «У вас слишком широкие брови, нужно поменять зубы, нос, губы…» – Бергман невозмутимо ответила: «Я такая, какая есть, – с моими бровями, моим ртом и зубами, и такой я останусь». И тогда у Селзника возникла гениальная идея ничего не менять и сделать из Ингрид Бергман первую «естественную» актрису. Даже предупредил гримёров: «Если исчезнет хоть один волосок из её бровей, вы будете отвечать».

Конечно, совсем уж с «голым лицом» в кадр её не пускали – камера не любит подобных экспериментов. Если приглядеться, можно заметить и слои пудры, и тени, и помаду.

Бергман было позволительно всё: и широкие брови, и неровные зубы, и блестящий нос, и даже лишние килограммы. Когда её пытались в очередной раз посадить на диету, она соглашалась, за обедом уныло жевала салат, а потом шла к себе в комнату и открывала заветную коробочку с пирожными.

Должны ли кинодивы быть неправдоподобно безупречны и превращать каждый свой выход в мир в спектакль или нынешним зрителям больше по душе «девчонки с соседнего двора»? Как показывает история, оба варианта имеют право на жизнь. Однако чем ближе становятся звёзды, тем меньше в нашей жизни сказки. А так хочется иногда.

фото: REX/FOTODOM

Похожие публикации

  • Возвращение блудного отца
    Возвращение блудного отца
    Венедикта Ерофеева все называли «Веничка». И лишь один человек – Венедиктом Васильевичем. И на «вы». Это его единственный сын
  • Божественная Бернар
    Божественная Бернар
    Французская актриса Сара Бернар познала невероятную славу. Среди актрис докинематографической эпохи соперниц у нее не было: более сорока лет она вызывала восторг, ненависть, любовь не только у театралов, но и у тех, кто никогда не посещал театр. К концу жизни ее имя воспринималось как название некого феномена. Почему?
  • На смерть поэта
    На смерть поэта
    Этого поэта было принято «не любить» среди либеральной околопоэтической публики, которая в поэты производила любых персонажей – лишь бы те соответствовали корпоративной этике
535х702.jpg

shishonin.jpg