Радио "Стори FM"
Богатые и жадные

Богатые и жадные

Автор: Алина Тукалло

Швейцарец Штефан  Йэгги, доктор экономических наук и финансовый аналитик, в поте лица трудился в крупнейшем в  Европе банке «Кредит Свисс». Был топ-менеджером, руководил отделом инвестиций. Пока удачными инвестициями в Восточной Европе не заработал себе финансовую свободу. Теперь он живёт припеваючи на дивиденды, но не прекращает искать золотую жилу

Инвестирование, вообще игры с деньгами – работа адреналиновая?

– Говорят, инвестировать – это как в казино играть. Думаю, даже более рискованно! В казино хотя бы понимаешь, что тебя ждёт. Знаешь историю с гориллой? В 90-е газета «Уолл-стрит джорнэл» объявила конкурс. Пригласили лучших, самых высокооплачиваемых финансовых стратегов, и они должны были прогнозировать, какие акции будут расти в цене. И забавы ради взяли в эту компанию гориллу – ей дали стрелы, и она их бросала в мишени-акции. Были годы, когда она была худшей, но однажды она выиграла. И это было так неприятно, что эксперимент тут же прекратили. Надеюсь, её хоть угостили бананом...

А что больше работает на удачу? Что говорит ваш опыт? Аналитика, знание рынка, интуиция или чистое везение?

– На интуицию полагаться очень опасно. Я из своего опыта знаю – когда слишком оптимистичен, проект может провалиться, а где осторожен, видишь проблематику, там лучше получается. Джордж Сорос, один из самых успешных инвесторов, говорил, что после сделок, которые потом оказывались самыми удачными, он чувствовал боль во всём теле, не мог спать от страха. Так чувствовал риски.

Вообще-то говорят, что нужно диверсифицировать, вкладываться в разные проекты, тогда не потеряешь всё своё состояние. Но тот же Сорос любил делать ставку на одну карту. Так он однажды и разбогател, купив акции Банка Англии. Да и позднее он ставил не два процента, а тридцать или пятьдесят процентов своего состояния, заключая одну сделку.

Я считаю, во главе всего в этом деле – эрудиция: нужно разбираться в разных областях. Изучить объект, но не слишком детально – если знаешь слишком много, теряешь обзор. Когда прочитаешь пятьдесят отчётов про «Дойче Банк», уже не захочешь связываться – обязательно, как мы говорим, найдёшь волос в супе. В «Кредит Свисс» меня как-то временно перевели в отдел информатики, в которой я абсолютно ничего не понимал. Но мне оставили мою карту для пользования «Блумбергом» – это крупнейший портал, где можно получить доступ к ценам на мировых биржах, облигациям и ценным бумагам. Я был единственный с этой картой, и все айтишники собирались у меня, штудировали «Блумберг» и давали мне советы по фирмам в своей области. Более неудачных вложений я никогда не делал: акции, которые я купил по пятьдесят евро, упали до трёх! Эти ребята – они все профессионалы, но тут нужно уметь взглянуть на проблему свысока, как с вертолёта. Тут большую роль играет психология, а большинство инвесторов не специалисты в той области, в которую они вкладывают.

Есть у банкиров профессиональные заболевания? Стрессов всё-таки много.

– Как и соблазнов… В целом контроль на высоком уровне, но есть отдельные случаи, когда банкиры пользуются счетами клиентов без их ведома. Слава богу, в моей практике таких авантюр не приключалось. Раньше много пили, обед с клиентами продолжался часов до пяти (а мы обедаем в двенадцать), выпивали по нескольку бутылок вина, и ошибок во второй половине дня делалось намного больше, чем утром. Притом это касалось даже руководства. Однажды директор одного крупного банка пригласил меня в ресторан. Мы пообедали, выпили красного, но в моём бокале ещё осталось вино, и, уходя, я обернулся и заметил, как он допивает из него остатки. Про этого директора уже ходили слухи, что он неравнодушен к спиртному, но тут я увидел своими глазами. Я даже предложил ввести для своей команды сухой закон, вплоть до анализа крови на алкоголь. Меня вызвал начальник и сказал, что об этом не может быть и речи – банком может заинтересоваться пресса. Теперь пьют намного меньше, чем двадцать-тридцать лет назад, правда, некоторые молодые банкиры подсели на кокаин.

Когда речь идёт о деньгах, человек, как и во многом другом, часто не знает границ. Немногие могут сказать себе: у меня есть сто или двести миллионов – хватит! Все хотят больше и больше. Для некоторых не так важны деньги, как власть. Бывает, в какой-нибудь фирме топ-менеджер не такой уж богатый, но ему многое оплачивается – пятизвёздочный отель, частный самолёт, шофёр, и власти у него много. Ведь если у тебя десять, пятьдесят или сто миллионов, жизнь от этого принципиально не меняется, но если есть власть над сотнями или тысячами – это сила.

Даже если мы представим себе общество без денег, равенства всё равно не будет. Во время приватизация в Чехии государство выдавало ваучеры и все получили поровну. Но очень скоро одни их пропили или просто истратили, а другие скопили. Уже через несколько недель было неравномерное распределение капитала.

Многие не задумываются о том, насколько взаимосвязаны деньги и время. Кто может ждать, отказаться от каких-то вещей, чтобы копить, тот будет вознаграждён. Проценты – награда за терпение, ожидание. Одни думают в перспективе – что они оставят детям. А есть те, кто очень много получает, но сразу же тратит по принципу: «Я живу здесь и сейчас». Я наблюдал это, работая в банке. Больше чем у половины швейцарцев нет сбережений на счёте. Им начисляют зарплату, но она не задерживается. Конечно, они могли бы откладывать, но тут опять менталитет – хочется путешествовать, покупать дорогую одежду. Общество ориентировано на потребление. Я замечаю, что моё поколение намного бережнее относилось к деньгам, чем наши дети и внуки. Мы не покупали еду на обед в кафе – мы брали с собой из дома бутерброд. Мы копили для определённой цели, например, купить маленький велосипед. Сам я – из экономных, моя мать – такая же, да и у моей бабушки была минимальная пенсия, она экономила на свете, покупала одно пальто раз в три года, да и то подешевле, но каждый внук обязательно получал от неё по двадцать франков. И никогда не было впечатления, что она страдает или недоедает.

фото: личный архив Ш. Йэгги; SHUTTERSTOCK/FOTODOM; LAIF/VOSTOCK PHOTO

Прочитать материал полностью можно в номере Ноябрь 2018

Похожие публикации

  • Золотая лихорадка
    Золотая лихорадка
    Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан разъясняет, почему именно деньги – зеркало человеческой натуры
  • Корабль на Поварской
    Корабль на Поварской
    Вторую половину жизни, лучшую, Белла Ахмадулина провела в мастерской художника – в доме на Поварской. Это место оказалось идеальной для неё питательной средой. Дом не просто впустил её – он подарил ей любовь
  • Из взбитых сливок нежных шарф...
    Из взбитых сливок нежных шарф...
    Мария Фёдоровна Андреева, одна из самых красивых актрис русской сцены на рубеже XIX и XX веков, очаровательница, к ногам которой мужчины бросали состояния, предпочитала печь пироги и служить певцу революции Алексею Максимовичу Горькому
Spacey.jpg

redmond.gif


blum.png