Радио "Стори FM"
Жизнь взаймы

Жизнь взаймы

Автор: Юлия Анташева

Его жизнь в Москве подчинена деловому расписанию. Но стоит взять билет на самолёт, как бизнесмен Павел Манылов превращается в другого человека. В Москве он примерял на себя образ Саввы Мамонтова, на Сицилии – гангстера из «Крёстного отца». И не просто примерял, а полностью воссоздавал среду обитания  героя, образ его жизни,  привычки. Даже костюмы - и те сделаны настолько убедительно, что по ним можно изучать вещественную историю эпохи. Что дают эти путешествия-преображения, эти созданные для себя и своих близких фотороманы? Попробуем разобраться

Павел, почему Гонконг? И кем вы туда отправились? Какую роль выбрали?

В  Азию я летаю каждый год примерно в одно и то же время – в июле. Тренируюсь в  Таиланде. И если  лечу в те края далёкие, то  люблю заехать куда-нибудь  в этом регионе. История, которая разыгрывается в Гонконге, пришла  мне в голову случайно.  Мой преподаватель по трубе  сказал: «Поедешь в Азию,  возьми с собой трубу, потому что на три  недели ты выпадешь из графика. Наверстать будет сложно».  Я подумал -  раз  беру трубу, значит,  надо с ней что-то делать,  какой-то сюжет снять. И  родилась романтическая история Трубача и Гейши.

Trumpeter & Geisha.jpg

Простите, какие же в Гонконге гейши? Это совсем из другой оперы.

– Для нас, русских людей, это маловажные нюансы – гейша, а как  прилично назвать ммм... девушку, которая украшает пребывание в стране европейца? Главное – сюжет.  Известный трубач из Европы приезжает в Гонконг на концерт, устроители презентуют ему на несколько дней азиатскую девушку – сопровождать там, развлекать. Музыкант в шоке от местных традиций, но девушку выгнать не может, поскольку понимает, какие могут быть для неё последствия.  Она – просто подарок, вещь. И они вынуждены сосуществовать рядом. Люди с разных планет. Ну и, как часто бывает в подобных  историях, после  полного непонимания и недовольства друг другом вдруг вспыхивает взаимный интерес...

Как вы всё это придумываете?

– Обычно – на ходу. Выбираю  пункт следующего путешествия и представляю, какой персонаж мог бы здесь жить. Какая сцена из жизни героя монтируется с этой картинкой, с этим менталитетом. Потом делаем фотосъёмку нескольких сцен – и уже глядя на фотографии, я сочиняю историю. Правда, в гонконговской саге получилось по-другому: заранее была придумана история, детально спланирована каждая сцена и снимали точно по сценарию.

А почему вы изменили реальным историческим персонажам с вымышленными героями?

– Такой уж город — Гонконг. Суперсовременный. Он поражает своим техническим прогрессом, таким  безудержным стремлением вперед. Я каждый год летаю  на Сицилию, здесь  ничего не меняется. Пройдет сто лет, и всё будет точно так же. Там такая  густая  энергия, столетиями  копившаяся, и это классно. Сицилия  никуда не спешит и не стремится.  Можно  просто сидеть  с чашкой кофе или бокалом вина, и тебе  хорошо, и не нужно никаких  развлечений или открытий.  А в Гонконге – движение, огни, яркая реклама, дикие толпы людей. Год не был, приезжаешь -  бам! -   уже небоскреб новый  или  грандиозный аттракцион какой-нибудь. Но если найдется среди этого старый европейский отель, как, например, Peninsula Hong Kong, где я останавливался, то сюжеты там  сами рождаются. Отелю  почти сотня лет – когда-то в этом месте заканчивалась Транссибирская железная дорога, и рядом с ней построили гостиницу  для белых. Красивая картинка: старинное викторианское здание на фоне леса из стекла и бетона. Такой же контраст внутри. Азиатское гостеприимство, которого в Европе никогда не было и не будет — европейцы скупы на эмоции. И совершенно европейский сервис, интерьеры, традиции. Переступаешь порог — и понимаешь, что Англия хоть и вернула Гонконг Китаю  двадцать один год назад,  колониальная закалка всё ещё сильна. Даже файф-о-клок знаменитый свято соблюдается.

Geisha.jpg

У вашей истории есть ещё один «главный герой» – вещи, которые вы используете для создания образа. Вы сами себе стилист?

–  Сам себе и стилист, и костюмер, и гримёр. Это  один из самых интересных этапов. Ты рисуешь в голове образ своего героя: какой у него будет костюм, какая причёска, какими деталями всё это оживить. Запонки, брошки, перчатки, веера – маленькие, но  аутентичные детали. Они позволяют не только ощутить какое-то единение с героем, но и почувствовать его моторику. Когда ты одет в костюм ХIХ века, когда всё нужное застегнуто, присборено, утянуто – ты совсем по-другому двигаешься, просто не можешь ходить вразвалку, сидеть сгорбившись. Появляется какая-то вальяжность, стать. 

Кстати, всё стеснялась спросить, а кто вживался в роль героини  –  местная гейша?

–  Нет, конечно. Моя девушка. Мы всё придумали вместе.

Вот и появилась интрига. А к чему вы со своей девушкой привели в финале героев?

–  Это пока секрет. Сейчас в «Музее моды» у меня проходит персональная выставка «Путешествия  как искусство»,  и  на закрытии  будет  большой  конкурс с призом – поездка в Гонконг. Там я и раскрою интригу.  

Я вас слушаю и думаю: а зачем вам всё это? Тратить деньги, что-то придумывать?

Мне всегда было интересно писать и по-писательски погружаться в чужие  души.  Влезать в чужую  шкуру.  Обычно  я выбираю героя,  который  мне  чем-то близок.  И начинаю  осваивать его мир,   ощущать драматизм  его судьбы, перевоплощаться, как это  делают актёры. Как  Джек Николсон,  который,  снимаясь в фильме    «Пролетая над гнездом кукушки»,  по сути   жил в психиатрической больнице,  рядом  с  настоящими душевнобольными.

Эти путешествия -  способ узнавать мир  и себя, потому что в себе  ты тоже  многое открываешь.  Денег и времени  на них мне не жалко, мне проще отказаться от новой машины, чем от них.  Машина – просто  вещь, а впечатления и путешествия  - новая  жизнь

фото: Андрей Ковалев/личный архив П. Манылова

Похожие публикации

  • В бананово-лимонном Сингапуре...
    В бананово-лимонном Сингапуре...
    У бизнесмена Павла Манылова оригинальные путешествия. Он выбирает знаменитый отель «с историей», изучает его досконально, готовит поездку и затем, поймав вдохновение, пишет очерк или рассказ, иллюстрируя его фотоисторией. Зачем человеку на отдыхе такие хлопоты?
  • Опасная гастроль
    Опасная гастроль
    Артист Михаил Жигалов – про опасную Колумбию, чувственную Аргентину, рериховские Соловки и Антарктиду, белую и безмолвную
  • Поющие в степи
    Поющие в степи
    Путевые заметки Андрея Макаревича по Монголии
Netrebko.jpg

redmond.gif


livelib.png