Радио "Стори FM"
Тайное оружие президента

Тайное оружие президента

Автор: Ольга Филатова

Внешность первой леди с середины прошлого века стала восприниматься как госимущество. Никто не хочет показывать свою первую леди какой-то замухрышкой. Все хотят шамаханскую царицу. А у кого получается?

Видели вы красавицу Меланью Трамп? Вот пример, можно начинать подражать. Если вы скажете, что она не подходит на роль первой леди, потому что слишком красивая, это вы завидуете. А если скажете, что она лучше любой другой справляется, то, пожалуй, заподозрят в лести их новому президенту. И надо ещё поразмыслить, почему она может вам не нравиться. Может, у вас извращённое чувство прекрасного? Вы не любите идеальных женщин с пропорциями Барби? Странно, а все любят.

Присмотритесь к ней. Меланья прекрасна. В ней нет ни одного изъяна. Она – торжество масскульта в действии. Было бы даже странно, если бы подобного в США никогда не случилось. Сколько поколений маленьких американцев выросло на идеале Барби, чьи живые воплощения – девушки с подиумов! И вот оно случилось. Вполне возможно, феерическая красота теперь станет непременной спутницей приличного политика. Налогоплательщик сообразит, что за свои деньги он может видеть на экране не просто женщину, а женщину самой высшей пробы.

Для политика жена – это как фрагмент его жизненного пазла. Хорошо выбранная жена будет гармонировать с любым оттенком имиджа. Плохая – войдёт в диссонанс и всё испортит. Доказывай потом, что твоя жена – это не ты сам.

Вот, к примеру, у бывшего главы Государства Катар, шейха Хамада бен-Калифа-аль-Тани есть жена. Вернее, жён у него три, но двух он из-под паранджи не вынимает. А вот фемина модельной внешности, которая зовётся Моза бинт-Насер аль-Миснед, у них создаёт витрину стиля. И не напрасно он её всюду с собой возит и всем показывает.

naser.jpg
Моза бинт Насер аль Миснед
Трудно сыскать во всём мире женщину, более соответствующую статусу шамаханской царицы. Очень хороша. Украсила бы первую десятку мировых топ-моделей. Ослепительная Моза. Для своей страны эта дама, пожалуй, больше чем модель, поскольку её платья в блёстках служат образцом для подражания высшему обществу. Говорят, что она не только прекрасна, но ещё и чудесно образованна, поскольку окончила университет, стажировалась в США.

И у себя дома она занимается всякой общественной деятельностью. Эдакая Грейс Келли ислама. Народ Мозу обожает. И уж конечно, не за её политические взгляды. А за то, что позволяет себе высунуть из-под рукавов платья уголки запястий. И вот скажите после этого, что в женщине главное не красота. Скажете?


Кабы я была царица

Утверждение, что главное в женщине не красота, а её душа, звучит предельно фальшиво, когда речь идёт о женщинах первых лиц. Никому не хочется, чтобы первая леди дурно выглядела. И если у соседей жена президента выступает царевной-лебедью, то почему наша должна отставать? Хотя поначалу вроде и темы такой не было. Ну, жена она и жена, уж какую бог послал. 

А началось, кажется, после Джеки Кеннеди. Вдруг заметили, что у главы государства есть эдакая витрина его мужского величия, которую можно водить с собой и всем показывать. Все как-то обернулись на собственных жён, тоже первых леди. Сравнение, конечно, не пошло на пользу. Джеки было невозможно превзойти. Но призадумались. А наша как выступает? Многие принялись брать своих в поездки, конечно, отмыв и переодев. Но стало только хуже. 

dgeki.jpg
Жаклин Кеннеди

Все помнят ту злополучную фотосессию «Джеки Кеннеди и Нина Хрущёва». Это было ещё что! Супруги Брежневы, поднажав, опустили планку красоты ещё ниже. Утешало, что у соседей не многим лучше. У Чаушеску тоже была страшненькая. У генерала Тито не модель. 

Стало понятно, что с первой леди в любом случае получается засада. Если возишь её собой, уж какую есть, всех смешишь. А если не возишь, запираешь дома, все говорят: «Прячет её. Страшная!» С развитием телевидения становилось всё хуже и хуже. Вот ходила, например, русская императрица по дворцу в валенках, и никто за нею с объективом не охотился, сей факт в журналах не тиражировал. А сегодня шило в мешке утаишь? Сразу скажут – ошиблась матушка в цветовой гамме.

А внешность? Например, как выглядела Марта Дандридж, которая 6 января 1759 года вышла замуж за полковника британской армии Джорджа Вашингтона? Помните вы? А в каком платье она за него вышла? А ведь это была самая первая первая леди США. Знаете, как она одевалась? Вся в жутких розочках. Надо сказать, что к моменту, когда её муж сделался первым президентом США, Марте было уже под шестьдесят, и гамма её нарядов уже мало кого занимала. Другое дело наши современницы. С некоторых пор всё стало иметь значение – цвет, возраст, вес. 

Рядом с представительным мужчиной должна выступать женщина, с которой не стыдно показаться, вот хоть как Меланья Трампа. Во всяком случае, мировое сообщество любит, чтобы у первой леди было на что посмотреть. И чтобы этикет понимала, плюс социокультурные связи. Люди бизнеса, изначально не отягощённые оковами морали, при первом же удобном случае поменяли весь свой парк жён, разведясь со старыми и женившись на новых. 

Потому что, как сказано в классике, «если я весь такой из себя купец, на что мне эта худая жена?». С политиками дело обстояло хуже. Этим надо было кровь из носу соблюдать видимость морали. Потому что общество терпеть не может политиков, которые не почитают семейных скреп. В Америке, например, таких едят с потрохами. Там надо, чтобы женился человек на соседке и жил с нею в болезни и здравии, и ни-ни. 

В Европе тоже стараются. Хотя, в свете наступившей исламизации Европы, им будет сложно разобраться в вопросе семейных ценностей. Какую жену считать первой леди, если в президенты выбьется многожёнец? Хотя ладно, разберутся, главное – любовь. А где любовь есть, там и мораль какая-нибудь проснётся.

Взять французов. У тех, конечно, всегда настроение игривое. Хотя по сравнению с итальянцами они, наоборот, мрачные мизантропы. Как говаривал Жан Кокто, французы – это такие итальянцы в депрессии. У них там недавно была одна первая леди, просто эталонная. Карла Бруни. Кстати, она была у Саркози не первая жена. Но во Франции опыт считают не минусом, а достоянием. Поэтому ни от кого не скрывали, что жизнь Карлы представлялась сплошным ковром из амурных волн.

karla.jpg
Карла Бруни
В её мягких лапках побывали артисты и музыканты, художники и философы, один другого знаменитее. Зато какая красавица! По профессии Карла была супермодель. И этим, пожалуй, всё сказано о её красоте.

Супермодель – это вроде как знак качества. Хотя, как показал последний опыт, само по себе оно не становится базовым капиталом в успехе на мировой политической арене. Надо ещё наряды и спичрайтеров выбирать научиться. Хотя всё забывается, всё прощается тому, кого любишь. Карлу Бруни сегодня уже все забыли. Хотя ещё вчера прекрасно помнили, что дама эта – жена первого государственного мужа Франции.  Разве что для сравнения с преемницей её вспоминают. Не в пользу последней. 

А ведь ещё вчера с таким рвением обсуждали модели её туфель, её умение держать себя на публике, цветовые гаммы её нарядов. Было бы о чём поговорить. Карла Бруни не была случайной фигуркой в светской жизни страны. Её туда занесло не с ткацкой фабрики и даже не из воспитательниц детских садиков. Бруни можно считать аристократкой, она родилась в роскоши – падчерица владельца концерна «Пирелли» и композитора Альберто Бруни-Тедески, дочь пианистки Марисы Борини. И понятно, почему она никогда не спотыкалась о дипломатические ковры. Плюс профессия, давшая ей рафинированное умение держать себя на публике. 

Презентабельность, возведённая в куб, – вот что такое современная супермодель. Разве что некоторым девушкам природа не отпускает ничего, кроме самой презентабельности. Вот тогда проблема. Но это не о Бруни, в чьей хорошенькой головке всегда было достаточно ума, чтобы не садиться в лужу ни при каких обстоятельствах. 

Так отзывался о ней, например, Кристиан Лакруа: «У неё превосходное воспитание. Она великолепно строит фразу, умеет умно ответить на самый идиотский вопрос». В общем, Саркози не прогадал, выбрав в спутницы жизни женщину такого класса. К тому же, кажется, Карла никогда не пыталась перехватить у мужа управление, что тоже огромный плюс. Чем же она занималась? Выйдя из модельного бизнеса, до замужества с Николя она записывала песенки под гитару и небольшое инструментальное сопровождение. 

Прервавшись на время карьеры мужа, чтобы не маячить у мужа за спиной в качестве эдакой «девушки с гитарой», она возобновила свои музыкальные упражнения, едва лишь муж вышел на политическую пенсию. И сейчас Карла миленько распевает, не претендуя на особую славу, в Россию приезжала со своим скромным концертом, здраво рассудив, что уж один-то раз ей удастся сделать сбор. Красивой женщине всё прощается.


Внешность как достояние государства

Надо сказать, что пока ещё в моду окончательно не вошли первые леди с внешностью модели, их не так уж много. Собственно, сочетание красоты и ума столь редкостно, что, когда оно встречается в одном человеческом существе, а потом это существо оказывается на первых ролях какого-нибудь государства, соседи в один голос вопрошают: «За что же ему такое счастье?» 

Конечно, бывали и неприятности, когда именно по такой причине начиналась какая-нибудь небольшая, по современным меркам, средневековая междоусобица, Троянская война. В Древней Греции, к примеру, или в том же Древнем Китае не стеснялись нападать на соседей из-за первых леди. Сейчас-то стало поспокойнее. Если и нападут, то лишь в эфире какой-нибудь телекомпании. Нечего опасаться, кроме шумных разводов и пятен на имидже. Последнее легко выводится. Да и что сегодня считать пятнами? 

Детей от предыдущих пяти браков? В исламских культурах считали, что женщина опозорена, если соседи видели её волосы или обнажённые ступни ног. В Древней Греции, наоборот, волосами гордились и полностью раздевались, чтобы попеть песен (гимнов). Меланья Трамп по роду профессии разоблачалась не хуже древних гречанок. Она позировала обнажённой для британского журнала GQ и всё время печаталась на обложках самых известных изданий: Vogue, Harper's Bazaar, Vanity Fair, Glamour и Elle. Но разве это повод ей пенять? Модельную карьеру вполне можно считать дебютом её будущей общественной карьеры.

Ваша вторая половинка расскажет о вас всё. Даже если вы этого не хотите. Всё, что вы сами могли утаить от посторонних глаз, выдадут её котурны или лабутены. Мужчина может выглядеть сколь угодно импозантно и даже таинственно. Как только он приводит в компанию свою девушку, можно больше его ни о чём не спрашивать.

фото: EAST NEWS; PA/VOSTOCK PHOTO; LEGION MEDIA

Похожие публикации

  • Трам-пам-пам
    Трам-пам-пам
    Американская мечта исполнилась – и тут же рассыпалась в прах. Дождавшись в президенты Великого Гэтсби в розовом костюме, США задумались: а точно ли того самого парня ждали?
  • Шоу называется
    Шоу называется "Трамп"
    Без тяги к саморекламе в политике вообще делать нечего. Политик – это же актёр чистейшей воды!
  • Солдат старой закалки
    Солдат старой закалки

    Активнее всего образ Меланьи Трамп обсуждают те, кто далёк от моды. Консервативные образы без личной позиции созвучны ожиданиям широких масс 

Ovechkin.jpg

Селективная парфюмерия

lifestyle.png