Радио "Стори FM"
Эффект «умами»

Эффект «умами»

Автор: Андрей Аболенкин

«Умиротворённая», «излучающая тепло», «словно с фламандских полотен», «спокойствие, внезапно освещённое эмоцией». Эти эпитеты позаимствованы вовсе не из рекламы эталонных багетов. Так кинокритики описывают Скарлетт Йоханссон. Светлое удовольствие от успокаивающих образов с хрусткой корочкой обеспечивают фильмам актрисы самые высокие сборы в индустрии, а ей самой – топовые гонорары. Интересно разобраться, почему привычное ценится превыше экзотического и помогает ли эмоциональное сходство с караваем оживлять иконографию комиксов?

Йоханссон стала киноиконой в начале нулевых. Два фильма 2003 года, «Трудности перевода» и «Девушка с жемчужной серёжкой», показали зрителям, сколько притягательного камера может увидеть в такой неброской внешности и как приятно погрузиться с головой в это ровное свечение. Её магия резко контрастировала с тогдашними экстремальными образами в рекламе, порношиком актуальных образов, броскими решениями на подиуме и характерной внешностью звёзд того периода – от Рене Зеллвегер и Кэтрин Зета-Джонс до Джулианны Мур и Сальмы Хайек. Для Голливуда выбор между шампанским и «Боржоми» не стоял никогда: каждая героиня была обязана завораживать совершенством или ослеплять непохожестью. Все доступные пониманию человеческие качества оценивались в арт-хаусе или ролях второго плана.

Для Скарлетт этот рецепт пришлось изменить, хотя до сих пор даже название амплуа ей подобрать сложно. Её роли неизменно выглядят главными, их разнообразие далеко выходит за рамки «интеллектуального кино», а внешность по-прежнему не вписывается в какой-либо звёздный стереотип. Она обычная, но на экране далека от обыденности, и этот слом клише легче всего проследить по появлениям на красной дорожке. Даже в недавнее время, когда коммерческая мода побывала «незаметной», «скромной» и «антимодой», стилисты не сумели выбрать для Йоханссон фирменный стиль. Для парадных портретов они поочерёдно пристёгивают на неё привычные имиджи Мэрилин Монро, рок-бунтарки или даже фаталь в духе Вероники Лейк. Всё это бывает очень удачно, но никак не отражает сути её притягательности, которую заинтересованный зритель легко оценит и так же затруднится классифицировать.

Очевидно, что речь идёт о каком-то чрезвычайно ценном для современной стилистики качестве, название которому пока не придумали. Похожий случай имел место несколько десятков лет назад в кулинарии, когда для «пятого вкуса» – не кислое, но и не сладкое, не солёное и не горькое – пришлось выбрать новый термин – «умами». Эта устричная новизна так воздействует на рецепторы, что ум отказывается приравнять её магию к тривиальному порошку глутамата натрия. Ощущается гармония и удовлетворение, но привычные эффекты при этом не задействованы. Примерно такое же ощущение стоит искать в лучших образцах современной моды, где нужный резонанс способен создать выбор шрифта или едва заметное нарушение силуэта. В сравнении с этими приёмами банальность сочетания меха с золотым атласом кажется устаревшей, так же как и связанные с ним краски: красота, богатство, сексуальность или исключительность.

Ничего из перечисленного образ Скарлетт Йоханссон не несёт, однако его собственный «умами» имеет вполне конкретную оценку. Актриса получает за роль по 15 миллионов, наравне с партнёрами-мужчинами. Для неё это политический вопрос – равноценной оплаты, и такая позиция принесла ей в прошлом году свыше 40 млн долларов, больше, чем кому-либо из коллег. А недавно журнал «Форбс» назвал её и самой кассовой актрисой в истории: сбор от фильмов с её участием превысил 1,2 миллиарда. Иными словами, даже если это качество не описано термином, спрос на него вполне определённый. Такой органичный нынешнему существованию, что вы можете его и не заметить. Так, если вы не киноман, то цифры этого абзаца, рисующие Йоханссон главной актрисой нашего времени, могут стать для вас полной неожиданностью.

В дизайне отказ от создания броских форм принято объяснять новыми задачами – созданием новых смыслов. Причины отчасти те же, по которым маргарин, к примеру, в военные годы из бедняцкого продукта становится символом актуального патриотизма. Не от хорошей жизни, если обобщённо: ресурсов мало, а людей и картинок слишком много, и ценность неизбежно снижается. Приходится привычное наделять новыми качествами и находить в том прелесть. В результате разлитое в воздухе стремление к индивидуализму парадоксально превращается в торжество типичного. Все желают выделяться, но в результате выбирают себе один из стандартов: это стало доступным развлечением и описывается аналитиками как кризис идентичности.

С этой позиции образ нашей героини куда как актуальный. Я не зря начал его описание сравнением с притягательностью выпечки. В любой неустойчивой ситуации люди склонны обращаться к доступному и привычному, а Скарлетт лишена какой-либо эксцентрики или недоступных совершенств звёзд прошлого. Самые весомые доказательства зрители получили в 2013 году, когда мода впервые заговорила о «нейтральности» и «нормальности». Тогда журнал «Эсквайр» объявил её «самой сексуальной из ныне живущих женщин». В том же году в фильме «Побудь в моей шкуре» она показалась полностью обнажённой. Её героиня-инопланетянка завлекает мужчин, чтобы превратить их мышцы в сырьё для своей цивилизации. Для успеха ей необходимо быть земной, обычной и реальной, доступной пониманию и тёплой.

фото: LEGION-MEDIA

Прочитать материал полностью можно в номере Апрель 2019


Похожие публикации

  • Старики
    Старики
    Аросева считала театрального артиста самым счастливым человеком на свете, потому что такого наслаждения, как играя на сцене, человек на планете Земля испытать больше нигде не способен
  • Темная сторона Земли
    Темная сторона Земли
    Даже эталонному Эдгару По не удавалось так адски напугать грамотное население. А Стивен Кинг извлек из своего подсознания и показал миру такое, что иным горожанам по сей день приходится спать со светом. Им стра-а-ашно!
  • Судьба-катастрофа
    Судьба-катастрофа
    Чем дальше я живу, тем больше дыр. Хочется достать из пустоты дорогих людей и встать перед ними на колени. Они были необходимы в своё время и остались нужны теперь, даже когда их нет. Незаменимой была для меня Марья Владимировна Миронова
Сергей Безруков

Селективная парфюмерия

lifestyle.png