Радио "Стори FM"
Заново родиться

Заново родиться

Автор: Наталья Смирнова

Все, кто смотрел кино 90-х и нулевых, знают актрису Амалию Мордвинову. Весёлую и яркую, любимицу таблоидов. И со всеми своими актёрскими наградами и четырьмя детьми она вдруг уехала на Гоа. Зачем нужны такие крутые виражи? Такие далёкие страны? Такие радикальные перемены?

У Амалии Мордвиновой биография остросюжетная. В школе – отличница, в Щукинском училище – любимица педагогов, в «Ленкоме» – лауреат. «Хрустальная Турандот» в театре. Для молодой артистки – длинная фильмография. Четыре брака, четыре развода… 

Знаток женских душ Гюстав Флобер говорил о женщинах, что все они странницы и всю жизнь ищут своего Адониса, «вечного мужа». И все, добавим, как Эмма Бовари, полны иллюзий. Мир без женских иллюзий практически бесплоден, без них мало что бывает. 

После третьего замужества Амалия, в ту пору ещё Гольданская, говорила: «Брак, в результате которого появилась на свет такая волшебная дочка, как Диана, неудачным назвать нельзя. И я считаю, что женщина должна быть счастлива в браке, и не важно, сколько раз ей для этого придётся выйти замуж». А ещё добавила: «Никакие романы мне были не нужны. Просто хотелось тепла. Все мы ищем вторую половину, чтобы согреться». Всё почти по Флоберу. Если упорно искать свою половинку, ну, или, по флоберовской версии, «вечного мужа», то получится как в песне советских времён: «Кто ищет, тот всегда найдёт». В четвёртом браке Амалия родила ещё троих детей, Евангелину, Германа, Серафиму, и снова случился развод. Документы на него она получила уже на Гоа, куда уехала рожать младшую дочь. И это был настоящий удар. Была звездой – и исчезла, стала многодетной мамой – и всё пошло не так. Если в такой ситуации ты сляжешь с тяжёлой депрессией, тебя даже не осудят. Но есть и другой вариант, а какой? Как сделать, чтобы прошлый опыт не превратился в список обид? Как разобрать себя по кирпичикам и собрать заново, уже счастливой? 

Сразу скажем – это история с хорошим продолжением. Амалия Мордвинова живёт в Нью-Йорке вместе со всеми своими детьми и пишет стихи. Её первый сборник называется «Концепция райского сада», и в нём есть такая строчка: «Я прошлое стисну в объятьях…»

– Я хотела измениться и изменить свою жизнь в лучшую сторону. В моём случае это звучит странно – судьба и так была красочной. Но на взлёте я не выдержала перегрузок. Потеряла ощущение счастья, утратила цель, и осталась только усталость. Вопрос о смысле жизни встал таким ребром, что стало трудно дышать. Я всегда подозревала, что ответ на него лежит где-то в области духа. Поэтому в моём распорядке появилась утренняя молитва на санскрите, благословение еды, йога, то есть включилась программа спасения души. Никакого философского учения я не придерживалась, всё по наитию, всё как Бог на душу положит. Муж мой (Вадим Беляев, отец троих младших детей. – Прим. ред.) наблюдал за этим довольно благосклонно. Он же первый сказал мне, чтобы я нашла себе Учителя, что без системы я лишь потеряю время и не факт, что достигну цели. Это был его последний совет. И на том спасибо. 

Амалия Мордвинова

Вам что, правда нужен учитель? 

– Обязательно. И не только мне. В школе жизни мы все – учителя и ученики. Звонок прозвенел в момент нашего рождения, и урок начался. Переменок в этой школе не положено – учишься круглосуточно, выполняешь задания до последнего звонка, на последнем экзамене (в христианстве – на Страшном суде) получаешь аттестат зрелости, а дальше душа продолжает свой путь в зависимости от полученных оценок. 

Восемь лет назад у меня была тяжёлая ситуация, и я попросила у мироздания наставника, который помог бы мне измениться. И появился Игорь. Он мудрец моего времени. При слове «мудрец» обычно встаёт образ звездочёта в острой шапке и с длинной бородой. Но мой учитель остроконечных шапок не носит и вообще не признаёт атрибутики учительства в виде чёток, рубищ, длинной бороды и татуировок с магическими знаками и прочей экзотикой. Он элегантен и грациозен, его слова понятны и не таят загадок. Учитель (уже нашедший) и ученик (искатель) притягиваются по подобию. Вот мы и притянулись. Так всегда бывает. Дети, к примеру, часто берут в учителя сверстников, а мы, родители, начинаем с ними тягаться – не смей дружить с этими мальчишками, они тебя дурному научат!

Но в тринадцать – пятнадцать лет все дети отрицают своих родителей. Бунтуют. 

– Не обязательно. Моя Диана (старшая дочь Амалии, Диана Гольданская. – Прим. ред.) меня не отрицала. И папу своего не отрицала. У неё доброе сердце, и ей с нами хорошо. 

Но ведь был момент, когда она выбрала жизнь с папой, а не с мамой. И уехала из Индии в Америку. 

– А я её прекрасно понимаю! Потому что у меня только что случился развод, а у её папы, Саши Гольданского, только что случился брак.

Диане было трудно рядом с мамой, которая страдала, и она уехала к отцу, который в это время был счастлив? А это не обидно? 

– Ужасно обидно. А кто виноват? Уж точно не Диана. Сейчас мои дети вместе. Я это задумала, и я же это осуществила. Но восемь лет назад я должна была принять этот урок, перестать стенать и начать меняться в лучшую сторону, чтобы все дети от меня не разбежались (смеётся). Во всяком случае, мысль о том, чтобы отнять у Саши мою девочку и забрать её в Индию, у меня не возникла. Это уже тогда было не в моей концепции. 

Бросать, рвать, отнимать – больше никогда? Только «собирать камни»? 

– А я ничего и не бросала, боже упаси! Я была профессионально недовольна собой с момента потери Марка Захарова как режиссёра. (Марк Захаров после Щукинского училища взял актрису в «Ленком», а в 23 года она стала лауреатом Государственной премии за роль Анны Болейн в спектакле «Королевские игры». – Прим. ред.) Он поднял меня к самым звёздам! А я не удержалась. Помните фильм Глеба Панфилова «Начало»? После первой настоящей роли испытания только начинаются. Ожидание, терпение, избирательность в ролях… Самое главное для актрисы – найти своего режиссёра и стать его верным соратником. 

Как Инна Чурикова? 

– Именно. У Инны Михайловны целых два режиссёра: Глеб Панфилов в кино и Марк Захаров в театре. Хочу как Чурикова! Хочу! Хочу! Хочу! 

Ваш педагог в Щукинском училище Михаил Цитриняк, режиссёр Театра им. Вахтангова, вчера сказал: ей бы чуть-чуть потерпеть, года три ещё, она бы дождалась. Михаил Григорьевич считает, что вы просто не стали ждать ни своего режиссёра, ни своей Анны Карениной, ни своей мадам Бовари… Потому что можно и не дождаться? 

– А Михаил Григорьевич не сказал, почему сам не стал моим режиссёром на все времена? Думаю, я знаю ответ. Режиссёры, даже самые великие, не видят в актёрах творцов: актёр для них словно краска на палитре – взял и мазнул как захотел. Я  это услышала от Питера Гринуэя, когда на съёмках подошла к нему с актёрскими предложениями, а он нежно, но безапелляционно ответил, что он уже всё придумал, а моё дело – воплотить его задумки как можно точнее. Это закон театра и кино. Но я его не приняла – ну не могу я делать вид, что согласна, а потом исподтишка внедрять свои идеи в чужой замысел! Я видела, как репетирует и готовится Инна Чурикова, а Глеб Панфилов с восторгом ждёт, когда она войдёт в кадр, им задуманный, и воссияет. Вот о каком тандеме я мечтаю!.. В общем, это не я оставила театр и кино. Это мы по взаимному согласию распрощались. На «подножном корму» я была очень долгие годы. Меня это истощило, утомило, и я уехала... 

На берег Индийского океана – любить своих детей? 

– Любить себя! Недавно друг в Америке поделился со мной довольно жёсткой формулой одного психолога: «Не тратьте время на воспитание детей, обратите внимание на себя». Воспитывайте своего внутреннего человека – ребёнка, взрослого, мужчину, женщину – кого хотите, и ваше пространство будет изменяться вместе с вами. И дети, и родители, и мужья, и весь мир. 

Но мир не особо готов меняться. Обычно получается – ты хочешь быть совершенством, а кругом – сплошные барьеры, препоны и засады…

– Да, бывает. Я, когда чувствую, что начинаю соскальзывать в раздражение, текущие дела прекращаю. Иначе всё начнёт накручиваться, как снежный ком, – нестыковки, опоздания, проблемы. Ты как ослабевший магнит на холодильнике –размагнитился, скользишь и ничего не можешь удержать. Но есть специальные практики – многократное повторение позитивных формулировок, например: «Я тебя люблю. Мне очень жаль. Прости меня, пожалуйста. Благодарю тебя». На самом деле это импульсы, которыми можно воздействовать на пространство. Убирать негативную энергию. Приезжает человек на встречу, бросает ключи от машины на стол и начинает: «Пробки чудовищные, дороги как после бомбёжки, дышать нечем. На работе полный трэш, дома тоже…» 

И что делать? Сказать: «Мне очень жаль. Я тебя люблю»?

– «Отче наш...» тоже подойдёт. Но вообще, я исхожу из принципа, что человек обязательно должен быть счастлив. У него для этого есть три энергии – физическая (тело), материальная (деньги) и чувственная – это любовь. И нужно следить, чтобы они все были в гармонии, потому что какая радость от денег, если человек не здоров или не любим? 

Амалия Мордвинова

Кстати, а вы богатая женщина? 

– Я… хорошо себя чувствую (смеётся). Но ничему нет предела. Всегда можно ещё лучше! 

А материальная энергия достаётся с боем или сама по себе приходит? 

– Я с ней дружу. Держу кошелёк и деньги в кошельке в полном порядке. Благодарю за всё, что имею. И ничего не требую. 

А с любовью правила те же? 

– С любовью? Будьте любовью – и притянете по подобию. Когда становишься искателем, ты принимаешь два главных закона. Они как правила дорожного движения. Первый – это целостность мироздания. Ты не можешь причинить зла, не получив его в ответ, потому что мироздание целостно, и, причиняя боль другому, ты всегда бьёшь по себе. А второй закон – это притяжение по подобию. Что излучишь – то получишь. Как было у меня с учителем? Мы познакомились, когда он начинал путь как духовный учитель, а я – как искатель. Я поначалу много капризничала. Мне казалось, что он чересчур суров, что даёт мне непосильные задания и не позволяет делать то, что мне интересно, что я хорошо умею (как мне тогда казалось). Например, я хотела заниматься дизайном нашего дома на Гоа, а он заставлял – исключительно собой. Требовал писать аффирмации, не участвовать в конфликтах, прекращать их моментально. Никогда не повышать голос на детей. Даже если ты хочешь позвать ребёнка на расстоянии, подойди к нему и скажи. Мне казалось, что он ломает мою личность. «Конечно, – сказал он, – я ломаю твою личность, эгоистичную и необузданную, чтобы твоя задохшаяся индивидуальность наконец-то проявилась и воссияла». И как только я полюбила учителя, мне сразу перестало казаться, что он на меня давит. Однажды я стала, как это принято в нашем студенческом кругу, им восхищаться: «Игорь, за что я тебя люблю, так это за…» И остановилась, подбирая слова. А он закончил фразу: «…так это за всё». Так и есть. Всех, кого ты любишь, ты любишь за всё. 

А аффирмации – это какие-то специальные упражнения?

– Это манифест, утверждение, которым вы меняете себя и свою судьбу. Допустим, вам нужно что-то в своём нынешнем состоянии изменить. Допустим, вы трусоваты. И вы пишете: «Я – бесстрашное божественное создание». И прописываете это двадцать пять раз в течение двадцати одного дня. Это известная практика, её применяют даже в официальной психотерапии, не только на духовном пути. Если помогло – начинайте новую аффирмацию, если не помогло – учитель меняет формулировку, и вы продолжаете практиковать следующий двадцать один день в том же направлении. 

А вы что писали? 

– Я много что писала. И «я бесстрашное божественное создание» писала. 

Это кто ж поверит, что Амалия Мордвинова трусовата? 

– Амалия Мордвинова – тоже человек! Эту аффирмацию сейчас пишет мой сын, потому что ему предстоит визит к дантисту. А я накачивала аффирмациями волю, последовательность, внимание, великодушие, веру в себя. Беспощадно изничтожала старые привычки и приобретала умение владеть собой. Я и раньше не ела мясных продуктов, а Игорь ещё потребовал отказаться от алкоголя и табака. Но когда вы встаёте в три часа утра, убираете свою комнату, идёте на занятие, то в какой-то момент понимаете, что для старых привычек просто не остаётся места. Энергии, которые заставляли вредить здоровью, исчезают, замещаются другими. И рефлексы тоже заменяются. Вместо сигареты глоток воды, например. 

В итоге получилось разобраться с собой и появились стихи? А дети знают, что у вас вышла книга?

– Ещё как! Я недавно поняла, что пора расширять их кругозор. Потому что младшие полагают, что «поэт» – это мама, а «художник» – это Леонид Лифшиц, который оформил и проиллюстрировал книгу (смеётся). Когда закончится первый тираж 1000 экземпляров, буду искать меценатов и выпускать следующий, организовывать выступления и дарить концепцию райского сада добрым людям. 

Стихи, по-моему, глубоко религиозны, но при этом не буддизм, не христианство, не иудаизм… А что? 

– Концепция моей книги берёт начало в «Розе мира» Даниила Андреева. В той части, где он предвещает рождение новой конфессии, которая – не на прописных истинах, а на доброй воле преданных. Человечество создано по образу и подобию Творца с единственной целью – любоваться созданным. Почему же мы не даём ему собой любоваться? Лжём, завидуем, спорим? Затеваем войны? Убиваем животных и птиц, чтоб набить желудок? Почему так часто попрошайничаем и так редко благодарим? А ведь всё может быть совсем иначе. Я думаю, что настало время любить и процветать, как это и предсказано в «Розе мира». Как трудно говорить о книге! Хотя в ней на самом деле всё просто и понятно. «Концепция райского сада» – это путешествие души. Моей души. Не спор, не декларация, не манифест, а такие «записки путешественницы». Три года назад, когда мы приехали в Гималаи, стихов уже было достаточно и можно было начать собирать книгу. Я открыла тетрадь  с ирисами на обложке и начала выкладывать историю. Вот первое стихотворение: «Хочу писать», потом признание в любви родному языку – «Русский», за ним – «Александр Сергеевич прогуливается», ну и так далее. Я в тот вечер долго бродила по саду, не могла уснуть и впервые поняла, что теперь у нас с учителем будет общее детище. Стихов было немного, но я гордо вывела на титульном листе название – «Концепция райского сада» и посвящение: «Моему драгоценному Учителю Игорю Игнатенко».

P.S.

Что бы ни делала Амалия Мордвинова, у неё всё ярко, нескучно и с размахом. Её судьба может казаться причудливой, но при всей изменчивости там есть константа. Неизменная составляющая, эдакое розенбаумовское : «любить так любить, гулять так гулять, стрелять так стрелять...» 

В сторону света 

Возводя одиночество в принцип,

Я легко отбивалась от стаи

И летала, покоя не зная,

Пестрокрылая лёгкая птица.


И не раз нарушала запреты,

И не два преступала границы,

Дни выкуривала, как сигареты,

Лишь бычки оставляя дымиться.


И клялась, и давала зароки,

Чтоб ни в чём больше не зарекаться,

И старалась усвоить уроки…

Нужно было сильнее стараться.


Не затем я на Землю попала,

Чтоб испуганной птицей метаться,

Замерзать, замирать и бояться.

Мне мучительно этого мало!


Пепел прошлого пачкает пальцы,

И непросто стирать отпечатки.

Вспоминать выбирают страдальцы

Как жилось им на свете несладко.


Я же прошлое стисну в объятьях

С благодарностью к каждой минуте.

Растворятся событья и люди.

Новый день, словно белое платье,

Надеваю – и в сторону света

Начинаю движенье, быть может,

Слишком быстро и неосторожно,

Пробирая пространство до дрожи,

Навсегда и теперь, а не позже,

Я рождаюсь поэтом.

Амалия Мордвинова

Настоящее имя актрисы – Людмила Парыгина. В фильме Карена Шахназарова «Сны» (1993) она появилась как Людмила Мордвинова, взяв девичью фамилию мамы, потом к фамилии прибавила звучное имя маминой подруги и стала Амалией Мордвиновой. Выйдя замуж, превратилась в Амалию Гольданскую, а после развода – в Амалию&Амалию.

«Я, наверное, около года давала интервью исключительно на тему фамилий. Мне казалось, что если я выхожу замуж, то должна носить фамилию мужа. Всякий раз, разумеется, думала, что брак навсегда. Кстати, фамилию Мордвинова мне посоветовал вернуть мой нынешний муж. Он так прямо и сказал: «Мордвинова – это лейбл!»

У Амалии четверо детей: Диана Гольданская и Герман, Серафима и Евангелина Беляевы.

 «Если меня вдруг куда-то перестанут звать, поверьте, я не зарыдаю крокодильими слезами. Я всегда помню о том, что первейшее предназначение женщины – заселять планету новыми людьми…»

«Люди, и я знаю таких, могут любить друг друга, прожив бок о бок множество лет. Это и есть, наверное, самое главное счастье. Я бы сказала, что это основное достижение в жизни мужчины и женщины».

«Вот ты был таким огромным сосудом, наполненным манной, миром, талантами, энергией, здоровьем, удачей, – и, а-а-а, плещи себе налево и направо! И вдруг ты обнаруживаешь, что там уже пусто... И не то чтобы ты всё раздал, а просто половина куда-то вытекла. Ага, что делать будем? Время собирать, попробовать наполниться по-новому».

«От счастья, в отличие от успеха, вреда никакого». 

«Даже страшно предположить, кому и чему я служила на театральных подмостках и в современном кино. Теперь – Правде, если Она позволит».

фото: личный архив А. Мордвиновой

Похожие публикации

  • Обалдуи-родители
    Обалдуи-родители

    Бывают такие приёмные папы, которые становятся единственно родными. Слова «падчерица» и «отчим» в этом случае просто невозможно произнести. Таким был Зиновий Гердт для своей дочери Екатерины, Михаил Ромм для Наташи Кузьминой. Для Елизаветы Кюблер таким единственным отцом стал Игорь Нефёдов, второй муж её мамы, актрисы Елены Казариновой. И пусть это счастье продлилось недолго, его уже не забыть


  • Экспериментатор
    Экспериментатор
    В середине 90-х режиссёр Андрей И придумал и снял фильм «Научная секция пилотов» – о терактах в метро. Фильм нашумел, но обсуждали его как утопию из далёкого будущего. А буквально через несколько месяцев серия подобных терактов прокатилась по всему миру. «Никакого дара провидения у меня нет, – сухо резюмирует Андрей И. – Чистая аналитика». Но кино с тех пор не снимает. Почему?
  • Могучие Гуччи
    Могучие Гуччи
    История бренда Гуччи — это душераздирающая сага, как отцы-основатели создали бизнес, а потомки пустили его под откос. И хотя дело Гуччи живёт и процветает, но это -- уже без представителей славной династии. Их персоны больше в деле не участвуют. А что, собственно, произошло?
 Арт-Партнёр XXI

shishonin.jpg  Арт-Партнёр XXI