Радио "Стори FM"
Софья Евстигнеева: «Эту профессию мне все пророчили с детства»

Софья Евстигнеева: «Эту профессию мне все пророчили с детства»

Беседовала Елена Костина

Софья Евстигнеева – актриса в третьем поколении, внучка легендарного Евгения Евстигнеева. Выросла за кулисами «Современника», где служат ее родители Мария Селянская и Максим Разуваев, еще школьницей дебютировала на сцене этого театра, а студенткой школы студии МХАТ играла Аню в «Вишневом саде». Сейчас работает в МХТ имени Чехова и успешно снимается в кино.

В новом сезоне ожидается премьера исторической саги времён реформ Петра Первого «Собор» с Софьей Евстигнеевой.

Соня, что за роль вам досталась в этом проекте?

– Меня долго пробовали на главную героиню – княжну Марию, я кастинг, наверное, раза три проходила. Но поскольку события в картине разворачиваются на протяжении 25 лет, все-таки решили поднять возраст актрисы на эту роль, и в итоге ее сыграла Света Иванова. А для меня нашли другую роль. Героиню, кстати, тоже зовут Соня, она без памяти влюбляется в главного персонажа Сергея Марина, но шансов у нее никаких, тот любит Марию. А Соня страдает, у меня там что ни сцена – то плач. Но роль интересная, и, главное, сбылась моя мечта – сыграть в историческом проекте, я с ума схожу от костюмированных съемок. Кстати, этот проект и мой дебют в кино у меня связаны с продюсером «Собора» Джаником Файзиевым. После первого курса Школы-студии МХАТ я снималась в короткометражном фильме «Вкус» у режиссера Кати Краснер вместе с Еленой Ксенофонтовой, Михаилом Богдасаровым, Станиславом Эвентовым, Сашей Мичковым. Катя была студенткой Джаника, как раз тогда мы с ним познакомились, и теперь Джаник пригласил меня на пробы и утвердил в «Собор», за что, конечно же, я ему очень благодарна.

Одна из первых ваших ролей в кино – гитаристка Аврора в фильме Анны Матисон и Сергея Безрукова «Заповедник» по мотивам повести Довлатова. Из начинающих артистов там снимались только вы, остальные все звезды – Анна Михалкова, Гоша Куценко, Полина Гагарина, Евгения Крегжде и другие. А как вы оказались в такой мощной команде?

– Это самая удивительная история моего утверждения в проект. Пробы проходили в Губернском театре, Анна Матисон сказала, чтобы я просто уткнулась в телефон и покидала реплики из сцены знакомства наших с Сергеем Витальевичем героев. Я просто открыла свой текст, который не успела выучить, и старалась, чтобы Анна этого не заметила, но самой казалось, что все делаю ужасно. Думала: «Будь что будет!» И вдруг Анна говорит: «Ну, все хорошо! Оставь свои параметры – рост, размеры одежды и обуви, с тобой свяжутся». Я не поняла: «Свяжутся? А меня что, утвердили?».

Оказалось, что Анна с Сергеем Витальевичем смотрели мой дипломный спектакль в Школе-студии МХАТ и еще тогда меня подметили. «Мы, – сказала Анна, – роль Авроры немножечко под тебя подделали и дописали». Такое бывает у каких-то недосягаемых высот актеров, и вдруг я слышу эту фразу: «Подделали под тебя, дописали». У меня глаза округлились, я же просто пришла на пробы. Вот только не знаю, в каком именно спектакле

Анна с Сергеем Витальевичем меня видели, ведь у нас их было несколько, а я участвовала в трех из них. В спектакле «Девочки, к вам пришел ваш мальчик» по пьесам Петрушевской я играла маленькую роль соседки в «Лестничной клетке» и одну из главных ролей в «Анданте». В спектакле «Жизнь в розовом цвете» мы читали стихи и прозу. И еще Евгения Дмитриева поставила с нами «Безотцовщину» по ранней пьесе Чехова, я там играла служанку Катю. Мы придумали, что она должна быть беременной и все время причитать, веселая роль получилась. Кстати, после выпуска мы еще долго играли «Безотцовщину» на сцене СТД, спектакль получил Гран-при на фестивале «Твой шанс», а потом его снова перенесли на сцену учебного театра Школы-студии МХАТ. Вообще, у нас был очень сильный курс – Стася Милославская, моя очень близкая подруга, Тая Вилкова уже стали известными актрисами, и, думаю, еще многие наши ребята со временем о себе заявят.

Вы сыграли в 5-м и 6-м сезонах сериала о майоре Черкасове – «Операция «Сатана» и «Формула мести». Получается, в следующей части роль Юли Медниковой, где она больше не благополучная дочь физика-ядерщика, а теперь девочка со сломанной судьбой, снова писали уже специально для вас?

Кадр из сериала "Формула мести"
– Да, в «Операции «Сатана» у меня совсем простенькая роль, не нужно было из себя что-то вытаскивать, а в «Формуле мести» моя героиня становится наркоманкой. И чтобы понять, как ведут себя в той или иной ситуации люди с зависимостью, я консультировалась с наркологом. По сюжету у Юли все время ломки, истерики, ее бросает туда-сюда, она постоянно ревет, а я тогда не умела плакать по команде «Мотор!» (сейчас уже научилась и могу заплакать буквально в секунду). Мне очень помог мой главный партнер по сериалу Юра Чурсин. В первый же съемочный день перед началом смены постучалась к нему в вагончик: «Юр, я какая-то очень спокойная, а это не та роль, которую можно сыграть в спокойном состоянии». И он со мной поработал как педагог, начали с дыхательной гимнастики, потом он говорит: «Сейчас кричи, сейчас смейся, сейчас плачь». Юра мне и дальше помогал, мы с ним разбирали наши сцены, и он всегда подсказывал мне какие-то идеи.

Вы ведь еще студенткой не только начали в кино сниматься, но и около двух лет играли в «Современнике» Аню в спектакле «Вишневый сад». А как это вышло?

– В «Современнике» меня все знают с детства как дочь артистов труппы Максима Разуваева и Марии Селянской. И мой театральный дебют состоялся именно в «Современнике» в спектакле «Бесы», мне тогда было лет девять. Владислав Ветров в роли Ставрогина произносил монолог о совращенной им девочке, а я стояла на сцене вся в белом в луче прожектора и смотрела вдаль. А еще, когда уже училась в старших классах, снималась для видеоспектакля Гарика Сукачева «Анархия» – про вышедшую в тираж рок-группу. Главные роли играли моя мама, Михаил Ефремов, Ольга Дроздова и Дмитрий Певцов, а мы с Никитой Ефремовым и Даней Певцовым изображали героев наших родителей в юности. Но это обычная история в театрах, когда актерских детей задействуют в постановках в небольших ролях. А вот предложение сыграть такую значительную роль, как Аня, для меня, тогда студентки второго курса, прозвучало совершенно неожиданно. В тот день я вернулась домой с занятий и так устала, что уснула. Разбудил меня звонок мобильного телефона, на дисплее – незнакомый номер, в трубке суровый мужской голос: «Соня, выручай! Вика Романенко забеременела, а нужно сыграть Аню в «Вишневом саде», и нам нужно, чтобы ее сыграла ты!» Я спросонья ничего не поняла: «Что вообще происходит? А вы, простите, кто?» – «Это Гармаш!». Сергей Леонидович играет в «Вишневом саде» Лопахина, и именно он предложил в театре меня на роль Ани.

Ответственность, конечно, колоссальная, но от таких предложений не отказываются!

– Конечно! Еще год назад мы с однокурсниками бегали в массовке в Театре имени Пушкина в спектакле нашего мастера Евгения Писарева, и вот теперь – Аня! Конечно, для меня это было очень круто, очень мне льстило, и, само собой, лучшая школа для любого артиста – это практика, когда тебя словно окунают в воду и говорят: «Плыви!».

А почему вы не остались в «Современнике?»

– С «Современником» у меня связаны самые добрые чувства и эмоции, но я не стремилась работать в этом театре. Мне хотелось влиться в какой-то новый коллектив, где бы меня воспринимали отдельно от семьи, и не чувствовалось какого-то снисхождения, что ли. Поэтому очень рада, что попала в МХТ имени Чехова, и благодарна Ольге Семеновне Хенкиной за то, что позвала меня в труппу. Для меня это было просто подарком свыше.

Сначала меня задействовали в массовых сценах, а когда Света Колпакова не смогла поехать на гастроли, меня ввели на ее роль Сэм в спектакле Константина Богомолова «Мужья и жены», а потом Соня Эрнст ушла в декрет, и меня «перекинули» на ее героиню Рейн. Это пока мой основной спектакль в МХТ имени Чехова.

Соня, и в «Современнике», и в МХТ имени Чехова остались люди, знавшие Евгения Евстигнеева и Лилию Журкину. Они находят у вас какие-то общие черты с дедушкой и бабушкой? Или какие-то истории, связанные с ними, вспоминают?

– В МХТ имени Чехова гримеры мне часто говорят, что я похожа на Лилию Дмитриевну, и некоторые артисты, которые бабушку помнят, тоже так считают, но никаких историй не рассказывают. В Школе-студии у нас вел актерские тренинги Михаил Андреевич Лобанов, очень душевный человек, учил нас доброте и сплочению, вот он, да, приводил какие-то примеры из жизни, связанные с дедушкой, которого хорошо знал. Иногда Михаил Андреевич кивал в мою сторону, а мне становилось так неловко: говорят о великом человеке, а этот великий человек – мой дед, но я-то какое отношение имею к его заслугам? Вообще, когда говорят о дедушке, я не знаю, как реагировать, теряюсь, краснею. На занятиях Лобанова даже боялась смотреть в глаза однокурсникам, ведь мало ли, что они могли подумать. Но мне очень повезло: в моем окружении никто никогда мне не завидовал, не фыркал по поводу внучки, все воспринимают меня такой, какая я есть, и слава Богу.

Евстегнеева

Вы всегда знали, что станете актрисой, или были другие варианты?

– Пока училась в школе, даже не думала, что стану актрисой, хотя мне эту профессию все пророчили, но я руки в боки: «Сама решу, кем буду!» Собиралась поступать на факультет журналистики и в 8-м классе перешла в лицей при Гуманитарном институте телевидения и радиовещания. Я всегда хорошо писала, мне кажется, я умею обрамлять мысли, мама даже в детстве называла меня Пришвиным. До сих пор веду дневник, но там записи очень личные, пишу только для себя, в социальных сетях ничего не публикую, не люблю этого. Потом думала о профессии переводчика, даже занималась на подготовительных курсах английского языка в МГЛУ (это бывший пединститут иностранных языков имени Мориса Тореза). Но ни журналистом, ни переводчиком я не стала, а стала актрисой. Поняла, в итоге, что это мое, все были правы, и вот, как говорится, я здесь. Хотя, наверное, из меня получился бы отличный экономист, потому что у меня математический склад ума, моя любовь – алгебра, иногда даже есть потребность решить какой-нибудь сложный пример с кучей переменных. И вот на карантине нашла себя занятие – открыла сборник для подготовки к ЕГЭ и решала один вариант за другим, а то, что успела забыть из школьной программы, проходила заново. На самоизоляции старалась проводить время с пользой – читала больше, чем обычно, осилила Ницше «Так говорил Заратустра», мне эту книгу бабушка подарила. Кстати, моя бабушка по папиной линии Наталья Алексеевна Прилепская – тоже актриса, играла в Казанском русском театре БДТ имени Качалова и в Челябинском драматическом театре имени Цвиллинга, а когда переехала в Москву, работала в Бахрушинском музее.

Соня, этим летом вам исполнилось 25 лет. Как отметили?

– Встала рано утром, что мне не свойственно, потому что я «сова», которая мечтает стать «жаворонком», но пока не получается. Тем не менее, проснулась в восемь, чтобы покататься с подругами на катере, потом встретилась с мамой, мы с ней посидели в кафе, загадала желание. Я всегда в свой день рождения загадываю желание – и вы знаете, все всегда сбывается.

фото: предоставлены Дирекцией общественных связей Первого канала; Анна Митрохина, "Русский проект"

Похожие публикации

  • Александр Твардовский: К 110-летию со дня рождения
    Александр Твардовский: К 110-летию со дня рождения
    У Александра Твардовского мало стихов о любви и много стихов о семье. В его случае это еще и проекция парадигмы: родина - мать, Сталин (и никто другой) - отец, страна – семья. Самые драматичные отношения у него складывались с власть имущими. Там, на территории политики, было всё: восторги, переживания, страдания
  • Аркадий Аверченко: Великая ирония
    Аркадий Аверченко: Великая ирония
    Аверченко, «русский Марк Твен», родился 27 марта 1880 года и вскоре, уже в 1908-м, весь читающий Петербург знал и ценил молодого писателя-сатирика. Современники Аверченко расхватывали «Сатирикон», где в каждом номере было несколько его новых рассказов, уморительно смешных.
  • Машина времени Кати Гердт
    Машина времени Кати Гердт

    Она падчерица актёра Зиновия Гердта и жена режиссёра Дениса Евстигнеева. А ещё она известный дизайнер интерьеров, причём не только в узких кругах. Катя убеждена, что в отношениях с предметами нужно быть не менее деликатным, чем в отношениях с людьми, – в мире материальном также случаются и дружба, и большая любовь, случаются и предательства. А некоторые вещи могут даже жизнь спасти