Радио "Стори FM"
Ольга Рязанова: Мой неизвестный дед

Ольга Рязанова: Мой неизвестный дед

Мы публикуем свидетельство Ольги Рязановой, дочери великого режиссера, о ее родном деде. Еще одной жертве сталинского беспредела. Ольга пишет, как она узнала о деде то, чего о нем не знал даже ее отец, режиссер Эльдар Рязанов.

Два с половиной года назад я изучала дело моего деда Александра Семеновича Рязанова в архиве ФСБ.

Самой мне и в голову бы это не пришло. Но в то время в Самаре, в доме, где родился мой папа, создавался его музей, и меня попросили отправить запрос в ФСБ, чтобы получить какую-то информацию о моем предке. Сделать это могла только его прямая наследница.

Эльдар Рязанов с отцом начало 30-х

Как известно, познания умножают скорбь. Правда, это не мой случай - броня у меня крепкая. Но я сомневалась, что мне нужны те знания о совершенно незнакомом мне человеке, которые я получу. Но раз дело затеяно, надо было довести его до конца. Ну и голос крови все-таки подключился. Папины родители до его рождения работали в торгпредстве в Тегеране, отсюда и персидские мотивы в его имени. Вернувшись в Москву, отец начал пить, и они развелись в 1930-м, когда папе было три года. Сохранилась только одна фотография отца с сыном.

Бабушка снова вышла замуж за прекрасного человека, у них родился еще один сын, и отчим воспитывал папу как родного, а для меня впоследствии стал единственным дедушкой.

А Александр Семенович Рязанов был арестован в 1937 году и обвинен по 58 статье в контрреволюционной троцкистской деятельности. Во время войны папа уже подростком написал отцу в лагерь, но в ответ получил описание северной природы. В 60-х Александр Семенович нашел папу, ставшего к тому времени известным. Они встретились один раз как совершенно чужие люди, это был сломленный, потерянный человек. Папа дал ему денег, а через несколько лет был у него на похоронах…

Итак, я погрузилась в фантасмагорический архивно-бумажный мир постановлений, приговоров, справок, собственноручных показаний, протоколов допросов, написанных четким убористым почерком, протоколов очных ставок и допросов свидетелей. Из них я узнала, что в 1923 году 24-летний Александр Семенович Рязанов, будучи помощником директора фабрики "Константиновская мануфактура", выступал на партийной конференции, где высказал ряд соображений по достаточно локальным экономическим вопросам, ни сном, ни духом не ведая о том, что это чистой воды контрреволюционный троцкизм.

14 лет после этого он жил нормальной жизнью, был в командировках в Китае и Персии, пока в 1937-м его давнее выступление в этой внутрипартийной дискуссии не всплыло на поверхность. И понеслось. Его обвинили в том, что он выступал против генеральной линии ЦК ВКП(б), вел антисоветские разговоры, дискредитировал руководство партии, восхвалял врагов народа, клеветал на советскую действительность. Будучи агентом германских разведывательных органов, проводил шпионскую деятельность и насаждал шпионско-диверсионную сеть на территории СССР путем вербовки разного рода критически настроенных лиц. Как социально опасный элемент был отправлен в Воркутлаг, совершил побег, его поймали, добавили срок.

Сильное впечатление производят протоколы многочасовых допросов, происходивших чаще всего ночью. В них методично на протяжении длительного времени задавались одни и те же вопросы, но вокруг них, как круги на воде, росли все новые и новые детали и подробности. Буквально физиологическое ощущение, будто в самое нутро запихивается гастроскоп диаметром с водопроводную трубу и медленно и методично там прокручивается.

Имеется в деле и несколько писем, которые дед писал в разные инстанции, вплоть до Сталина, доказывая свою невиновность и приверженность линии партии. В мае 1953-го он написал письмо Берии с прошением об освобождении, но ему было отказано. Его дело прекратили только в 1955-м за отсутствием состава преступления. В общей сложности он просидел больше 18 лет.

За всеми этими казенными бумагами проявился образ умного, образованного, порядочного и достойного человека. И стало понятно, почему он в письме своему сыну описывал природу. Ужасно жалко, что мой папа так и не узнал всего того, что узнала я. А песня «По тундре, по железной дороге, Где мчится поезд "Воркута-Ленинград" – так это просто про моего деда и его побег из Воркутлага…

Перед своим походом в архив я сомневалась, нужно ли мне вообще все это.

Как оказалось, да, нужно.

фото: Архив фотобанка/FOTODOM; личный архив О.Э. Рязановой

Похожие публикации


bezprid.jpg