Радио "Стори FM"
Клеточная терапия в домашних условиях

Клеточная терапия в домашних условиях

Автор: Александр Никонов

Как откатить биологическое время и омолодить организм? Ответы знает кандидат 
медицинских наук врач Александр Шишонин

Омоложение организма современной медициной давно практикуется – это называется терапия стволовыми клетками, очень модное нынче направление в кругах российской элиты. 

– А потом мы в газетах читаем: одна известная личность умерла от рака желудка после процедуры омоложения стволовыми клетками, другая – от рака мозга после аналогичной процедуры. И ведь как скакал на сцене – сальто делал! А вот омоложения не вынес… Я не удержусь и процитирую кусочек из Википедии по поводу этой проблемы:

«Сейчас в СМИ активно идут дебаты, привели ли инъекции эмбриональных стволовых клеток к заболеванию раком и последующей преждевременной смерти многих известных людей, в основном артистов – Александра Абдулова, Веры Глаголевой, Ильи Олейникова, Любови Полищук, Дмитрия Хворостовского, Жанны Фриске, Михаила Задорнова, Валентины Толкуновой, Клары Лучко, Анны Самохиной, Олега Янковского и других. Анализы знаменитых пациентов показывали, что в организме актёров происходит обновление, ускорение жизнедеятельности. Однако вскорости появилась страшная статистика: те, кто применял инъекции стволовых клеток, сначала реально молодели, а потом очень быстро «сгорали» от рака, в основном глиобластомы (рака мозга), заболевания во многом загадочного, которое характеризуется множественной генетической поломкой в клетках глии мозга, что приводит к быстрому экспансивному росту злокачественной опухоли».

Я не буду пока ничего в этой цитате комментировать, просто расскажу, как проходит сама процедура омоложения знаменитого туловища за деньги: берут стволовые клетки и шприцем вводят их в кровь, надеясь, что рассосётся, то есть клетки дойдут куда надо, встанут как нужно и заработают как положено…

Так. Давайте тогда вот с чего начнём. Многие слышали об этих пресловутых стволовых клетках, но особо не вникали, а если когда-то что-то и читали, то наверняка забыли. Проведём маленький ликбез по этому поводу: что такое стволовые клетки, откуда они берутся и почему с их помощью врачи надеются омолодить организм?

– А что такое вообще омоложение? Ну, что такое юность организма? В чём она измеряется?  В интернете можно встретить множество тестов на биологическую молодость, то есть не на формальный срок жизни, указанный в вашем паспорте, а на молодость тела. Некоторые тесты обращают внимание на состояние суставов и гибкость связок. Например, вас просят нагнуться и достать кончиками пальцев или ладонями до пола. Интуитивно понятно, что ладонями или хотя бы согнутыми костяшками пальцев лучше, чем кончиками! Хотя многие уже и кончиками пальцев не могут достать до пола не сгибая колени. Это совсем беда. А попробуйте лечь на спину, взяться рукой за стопу и выпрямить ногу в колене. Что, не получается? Ну и где она, ваша молодость?

А как суставы поживают? Не скрипят, не щёлкают? Я уж не спрашиваю о том, не болят ли, щажу… Не зря говорят, что молодость тела определяется состоянием суставов. Именно поэтому в исследованиях на молодость организма так много тестов на гибкость. Но ведь не только от суставов зависит молодость тела! В тестах на молодость обращается внимание и на состояние кожи – например, наличие пигментных пятен, тургор, способность к восстановлению после защемления и оттягивания…

В общем, ясно, что сохранность нашего главного «агрегата жизни» хоть и коррелирует с паспортным «пробегом», но зависимость эта очень гибкая. Кто-то умирает от старости в 60 с небольшим, а кто-то и в 90 косит траву, колет дрова и заглядывается на девок.

Генетика.

– Вот не нужно всё валить на родителей! Генетика, конечно, свою роль играет, но и условия эксплуатации играют роль не меньшую. Самый лучший двигатель можно загнать и запороть за очень короткое время. К счастью, организм выгодно отличается от двигателя тем, что обладает свойством саморемонта. То есть даже те косяки, которые мы допускаем, нарушая режим эксплуатации, можно исправить при должном старании.

Так что же такое молодость тела? Почему у одних суставы не только не болят с возрастом, но ещё и гибкие, а у других картина печальна?

Отвечу: молодость вашего тела определяется клеточным составом тканей и скоростью процессов обновления клеток. Молодые клетки – вы молоды. Старые клетки, плохо обновляются – прощай, молодость, здравствуй, пенсия!

А обновление всех органов вашего тела как раз и зависит от тех самых стволовых клеток. Стволовые клетки – это «заготовки», которые могут превращаться в другие клетки, то есть стволовые клетки делятся и их потомство превращается в специализированные клетки наших тканей, заменяя «павших бойцов». У нас же постоянно происходит замена изношенных клеток, и особенно интенсивно она идёт в тех тканях, которые соприкасаются с внешней средой и потому быстро изнашиваются, – это клетки кишечника, лёгких, кожи. Кроме того, интенсивно истирается потоком крови внутренний эпителий сосудов, а также сами клетки крови, которые также постоянно обновляются. Ну и конечно, вечно трутся друг о друга суставные хрящи. Всё это требует обновления.

Есть такое явление, как хоуминг – способность клеток, идя по кровяному руслу, находить зону  повреждения, закрепляться там и преобразовываться в клетки повреждённой ткани, чтобы исполнять функции этой ткани. Именно явление хоуминга и пытаются использовать врачи, вводя в кровь пациента его собственные стволовые клетки – чтобы они там сами нашли наиболее уязвимые места, осели в них и превратились в новую ткань взамен повреждённой. 

А откуда врачи вообще берут эти стволовые клетки, которые потом человеку вводят? Ведь это же его собственные клетки, которые как-то извлекли из организма!

– Извлекают эти клетки, например, из жировой ткани клиента. Сейчас возникло ещё одно направление – извлекать стволовые клетки из пуповинной крови младенца и хранить в криокамерах на тот случай, когда они понадобятся уже взрослому человеку. Это называется банк стволовых клеток…

Сразу два вопроса. Первый. Зачем извлекать стволовые клетки из организма и потом вводить в организм, если они уже и так есть в организме? И второй. А как клетки находят повреждённое место, если они движутся по току крови? А если повреждённое место находится в организме вне кровяного русла?

– Очень правильные вопросы. На первый отвечу чуть позже. А по поводу кровяного русла… Понимаете, какая штука, у нас в организме нет ничего, что находилось бы вне кровяного русла, потому что кровеносная система – это не только «автомагистрали» – крупные сосуды, которые мы видим на картинках. Это миллионы мельчайших артериол и капилляров – просёлочных и грунтовых дорог, пронизывающих все ткани, каждый клеточный ансамбль. Вот они и есть главное в нашей кровеносной системе! По этим ниточкам как раз и добираются стволовые клетки туда, куда надо. Они сами как-то находят повреждённые места, используя для поисков межклеточный язык, то есть обмениваясь информацией с другими клетками по ходу своего движения. Мы пока плохо знаем язык клеток, ясно только, что в крови существуют определённые биорегуляторы, которые сообщают клетке всю нужную информацию касательно места её назначения. Она получает химические «телеграммы», прочитывает их и приходит куда надо.

А потом?

– А вот когда стволовая клетка попадает в тканевое окружение, то, дирижируемая этим окружением, она уже понимает, кем ей нужно становиться. На этот факт я бы хотел обратить ваше самое пристальное внимание. Сейчас в связи с успехами генетики все стали какими-то «геноцентричными» и полагают, будто в изначальной зародышевой клетке, в её генетическом аппарате, всё-всё прописано – как и в какой последовательности клеткам развиваться, делиться. При этом совершенно упускается из виду среда, в которой происходит это деление, то есть организм матери, а он является по отношению к зиготе внешней средой и дирижирует её развитием. Этот процесс также малоизучен, причём в немалой степени потому, что наука сейчас сосредоточилась на генах, но гены – это далеко не всё! Зародыш развивается ведь не в безвоздушном пространстве, это не сферический конь в вакууме. Он развивается в другом организме, и мы, таким образом, наблюдаем всю эволюционную цепь, уходящую в прошлое на миллионы лет. И можем понять, что здоровье будущего ребёнка зависит не только от генов, которые ему прошлые поколения передали, но и от сиюминутного состояния матери, которая его вынашивает.

В фантастических книжках пишут о том, что вскоре в связи с успехами науки вообще и генной инженерии в частности людей будут выращивать какие-то искусственные утробы, но, исходя из вышеизложенного, ясно, что никогда в обозримом будущем зародыш не будет выращен в колбе, отдельно от другого живого организма со своим гомеостазом, питанием, дыханием… Потому что выращивание плода – процесс, управляемый другим организмом, то есть извне, а не только и не столько под влиянием внутренних генетических программ самого зародыша! Это так называемое бесструктурное управление, то есть в каждый момент времени организмом матери создаются определённые условия, чтобы зародыш прошёл очередной этап развития – в разные периоды эти биохимические условия разные. И эволюционирование зародыша в утробе матери есть не что иное, как адаптация его организма к меняющимся условиям – это как бы микрокопия большой биологической эволюции. Зародыш вынужден проходить определённые этапы – просто потому, что его к этому неизбежно вынуждает среда утробы. 

И точно так же работает хоуминг стволовой клетки во взрослом организме! Стволовая клетка, когда её приносит к местам повреждений, адаптируясь к внешним условиям, сама становится внешним условием – той тканью, которой должна стать.

В общем, со времён эмбриогенеза в нашем организме остаются эти волшебные стволовые клетки, которые позволяют нам обновляться... Кстати, сколько их там?

– У эмбриона их больше всего – одна мезенхимальная мультипотентная стволовая клетка на 10 тысяч обычных. С возрастом число стволовых клеток снижается, у людей в 70 лет одна стволовая клетка приходится на 5–6 миллионов обычных клеток. Отсюда старость есть не что иное, как замедление регенерации, замедление обновления организма. Он просто не успевает саморемонтироваться.

Кстати, а почему тканевые клетки сами не делятся, восстанавливая таким образом все наши органы?

– Они делятся. Но ограниченное число раз. Дело в том, что в клетках есть так называемые теломеры. Это «холостые» концы хромосом, на которых не записана никакая информация. Они похожи на конец магнитофонной ленты, на котором нет музыки и который нужен только для того, чтобы наматывать его на бобину… Когда клетка делится, особая молекулярная машинка под названием «хеликаза» распускает вдоль двойную спираль ДНК, словно застёжку «молнию», потом обе нити достраиваются до целостности и получаются две молекулы ДНК. 

Но поскольку молекулы ДНК своими теломерными хвостами крепятся к мембране клеточного ядра, резак хеликазы до конца их разрезать не может. Как это можно описать?.. Раньше, когда ещё в ходу были бронепоезда, у военных железнодорожников существовали так называемые шпалоломатели. Это такая двухосная тележка с огромным крюком, которая крепится к последнему вагону состава. Крюк опускается и цепляет шпалу. И когда состав идёт на полном ходу, он за собой ломает шпалы, приводя в негодность пути, чтобы задержать наступающего противника.

Теперь представим, что рельсы упираются в тупик. Это значит, что до конца «распустить» пути, сломав все до единой шпалы, не получится – паровоз помешает, под ним шпалы останутся целыми. Именно так и происходит при репликации (копировании) ДНК. Паровозик хеликазы упирается в «тупик» – в мембрану ядра – и до конца двойную спираль разрезать не может. Ничего страшного: на теломерных концах ДНК всё равно никакой информации не записано. Как мы теперь знаем, они для того и нужны, чтобы крепиться к стеночке.

Но за счёт этих недорезанных кусочков теломер при каждом делении немного укорачивается. И, в конце концов, машинка, съев все пустые концы, начнёт при роспуске двойной спирали уже недоразрезать и потому недокопировать участки с записями «песен». Тогда будет страдать генетическая информация.

И на сколько делений хватает теломерных концов?

– Примерно на 50 делений. Этот предел получил в науке название «предела Хейфлика» в честь первооткрывателя. В 1961 году американский геронтолог Леонард Хейфлик обнаружил, что соматические (неполовые, то есть обычные тканевые) клетки могут поделиться только около полусотни раз, а затем умирают. Причём чем ближе к этому пределу, тем больше наблюдается признаков старения клеток.

Долгое время причина «предела Хейфлика» была неясна. Но не так давно российский биолог-теоретик Алексей Оловников догадался, что предел клеточной делимости связан именно с укорочением теломерных участков. То есть соматические клетки, например клетки мышц, прекрасно делятся, но только 50 раз. А вот стволовые клетки этим пределом не ограничены, они не умеют выполнять тканевые функции, зато умеют достраивать теломерные концы с помощью особого фермента – теломеразы – и потому могут делиться бесконечно. Но, к сожалению, стволовых клеток мало: у зрелого организма – одна на миллион. А омолодиться-то хочется!

И вот, уловив чутким носом этот общественный запрос, ушлые медики выбросили на рынок новое решение – клеточно-стволовая терапия! Мы у вас сейчас заберём стволовых клеток и вам же в кровь введём! И посмотрим, что получится.

Что может получиться, мы уже знаем… Чуть ниже я обрисую, отчего введение стволовых клеток в организм может запросто привести к раку. А пока читателю нужно понять следующее: узким местом процесса естественного омоложения является зависимость организма от этого редкого элемента – стволовой клетки.

Понятно, что, если стволовых клеток становится меньше, процессы изнашивания, нарастания энтропии начинают преобладать над возможностями «ремонтных мастерских». И организм начинает ускоренным темпом приходить в негодность – стареть и разрушаться. Но аналогичного эффекта – ускоренного старения – можно достичь и когда «ремонтных мастерских» в организме ещё много, только по какой-то причине они своим прямым делом не занимаются. И причина эта проста – транспортная недостаточность.

Допустим, «мастерских» у нас ещё полно и они готовы работать, но вот запчасти и материалы им не подвезли. Иными словами, если плохо работает кровеносная система, не поставляя строительный материал на завод по имени Стволовая клетка, ей не из чего будет производить новые клетки. То есть можно смело ставить знак равенства между «истинным старением», когда уменьшается число стволовых клеток в организме, и «логистическим старением», когда «мастерских» много, но туда не поставляется сырьё, – это одно и то же по результату!

Но во втором случае старение можно остановить и даже обратить вспять, решив проблему логистики, то есть доставки грузов и энергии. А откуда организм черпает энергию?

Многим кажется, что из еды. Из еды, конечно, тоже. Но максимальный массоперенос, то есть самое большое количество вещества, организм получает в виде воздуха, а вовсе не пищи. Если перевести то количество воздуха, которое мы вдыхаем и выдыхаем, в единицы массы, у нас получится где-то 15 килограммов в день. Попробуйте съесть 15 килограммов еды за день! То есть мы получаем колоссальное количество энергии с дыханием! И мы её должны как-то утилизировать. Это можно сделать только двумя путями. Либо это будет внешняя физическая работа, которую мы совершим, либо энергия компактифицируется в каких-то материальных структурах, которые организм выстроит, то есть потратит энергию не на внешнюю работу, а на внутреннюю.

Например, организм может начать накапливать жировую ткань. Создавать атеросклеротические бляшки. Откладывать камни. Выращивать новообразования… Всё перечисленное – следствие переизбытка неизрасходованной энергии. А вы как думали? Кто потребляет слишком много энергии и не тратит её должен быть готов к сюрпризам!

Что получается, когда врачи искусственно вводят в кровоток стволовые клетки? Они надеются на хоуминг – что клетки придут куда надо, пользуясь межклеточным языком, и на месте превратятся в клетки тканей. Но здесь надо вспомнить то, что мы говорили о бесструктурном управлении – клетка ведёт себя так, как ей диктуют среда, внешние условия. А условия в гиподинамичном организме таковы, что не позволяют стволовой клетке штатно отработать свою программу. И она отрабатывает её нештатно – например, превращаясь в раковую. 

Чего же ей не хватает? Биохимическая среда, в которой живёт клетка, должна быть наполнена так называемыми факторами роста – инсулиноподобным, тромбоцитарным, трансформирующим и так далее. Факторы роста – это специальные белки, играющие особую роль в процессе жизнедеятельности клеток. Именно они провоцируют клетки на деление, регенерацию, миграцию. Этих факторов роста на сегодня открыто порядка трёхсот, и все они, что характерно, находятся в нишах стволовых клеток. Ниша стволовой клетки – это как бы свита стволовой клетки, её обслуга, состоящая из вспомогательных клеток, выделяющих факторы роста и вообще обеспечивающих жизнедеятельность стволовой клетки. То есть и здесь мы видим бесструктурное, средовое управление – не сама стволовая клетка решает, что ей охота делиться, а тот клеточный ансамбль, который её окружает и формирует среду, в которой стволовая клетка живёт. Так вот, если нет нужного фона, пришедшая в ткань из крови стволовая клетка не будет работать как надо и вместо позитивной программы выполнит негативную.

Например, из-за гиподинамии нет нужного кровотока и необходимые вещества не доходят, факторы роста не из чего делать. Нет нужных для штатного функционирования веществ, и клетка, адаптируясь к условиям – ей ведь жить хочется! – поведёт себя нештатно. В результате пациент, которому ввели порцию стволовых клеток в кровоток с помощью шприца, получит опухоль.

Поэтому нельзя человеку, страдающему гиподинамией, проводить клеточно-стволовую терапию. Ему нужно сначала прописать ходить по 20 километров в день. Нужно, чтобы в его теле не было спазмов и поджатий, образующих зоны повышенного давления и усложнённого оттока – ни внутричерепного, ни внутрибрюшного. Иначе в этих локальных зонах будут образовываться условия, похожие на внутриутробные, потому что в матке как раз повышенное давление, оно стимулирует стволовые клетки вспомнить зародышевые процессы безудержного деления. То есть сначала человеку нужно похудеть, чтобы не было внутреннего жира, не сдавливалось ничего в печени и кишках, в желчном пузыре и поджелудочной. Чтобы не было спазмов в шее, провоцирующих повышенное внутричерепное давление, иначе возможен рак мозга после такой терапии…

Стоп. Но если человек сам будет ходить по 20 км в день, ему не нужна будет никакая клеточно-стволовая терапия! Потому что у него свои клеточные ниши активизируются из-за ускорившегося в десятки раз кровотока и стволовые клетки начнут сами делиться, выходить в кровоток и доставляться куда надо для ремонта «оборудования». А на месте прибытия как раз сложатся нормальные внутренние условия для штатного функционирования вновь пришедших стволовых клеток – все эти факторы роста начнут вырабатываться…

– Совершенно верно. Это и есть, по сути, естественная клеточная терапия – без дорогостоящих  медицинских процедур и без опасности получить онкологию! Прокачивание тонн крови во время ходьбы через свой костный мозг, где содержатся мезенхимальные стромальные стволовые клетки организма, – это одновременно и терапия стволовыми клетками, и модная ныне PRP-терапия.

Что такое PRP-терапия?

– При такой терапии в больной сустав искусственно вводят факторы роста, стимулируя деление стволовых клеток и, таким образом, наращивание стёртого хряща в суставах. Только при PRP-терапии врачи забывают прописать пациенту движение, потому что факторы роста дело, конечно, хорошее, но если в организме нет должного кровотока и питательные вещества поэтому поступают к суставной сумке плохо, то из чего же будут строиться простимулированные к делению стволовые клетки, если нет строительного материала? Значит, опять нужно ускорить кровоток движением, чтобы доставить стройматериалы. Но если вы ускорите кровоток, вам и введение шприцем искусственных факторов роста не понадобится, они сами образуются и простимулируют деление!

Таким образом, ключ к омоложению организма вообще и к восстановлению суставов в частности находится в ваших руках. Точнее, в ногах… 

Источники обновления


Мы привыкли, что у нас в организме есть клетки печени, кожи, крови, мозга и так далее. Мы знаем, что все они разные по своему функционалу и, значит, устройству. И клетку печени нельзя превратить в нейрон мозга, а ткань кишечника пересадить в мозг – это совершенно разные «специалисты». Но ведь получились такие разные клетки из одной оплодотворённой яйцеклетки (зиготы), содержащей в своих генах набор информации об организме, не так ли? Значит, есть какое-то эволюционное древо клеток – одни клетки более универсальные и могут превращаться в другие клетки – специализированные, тканевые, а вот тканевые обратного хода уже не имеют. В этом и заключается отчасти феномен биологического времени – оно течёт от универсальных клеток к тканевым, которые постепенно старятся и умирают.

Эволюция эмбриона идёт следующим образом. Из всемогущей зиготы, которая активно делится, сначала получается комочек клеток, который растёт, и вот на какой-то стадии зародыш приобретает трёхслойность. То есть образуются и далее расходятся три эволюционные ветки, три основные клеточные популяции – эндодерма, мезодерма и эктодерма. Из эндодермы (внутренний слой клеток) произрастают наши внутренности – кишечник, поджелудочная, печень, лёгкие… Из мезодермы (средний слой) – развиваются мышцы, сухожилия, кости, хрящи, внутренний слой кожи… Наконец, из эктодермы получаются кожа, органы зрения, нервная система, мозг… Выходит, наша кожа соединена с нашим мозгом ещё со времён зародыша, является, если можно так сказать, эволюционным продолжением мозга. Иными словами, все наши ткани, все органы содержат в себе листки эндодермы, мезодермы или эктодермы, то есть источники обновления. 

ММССК – мезенхимальная мультипотентная стромальная стволовая клетка. Основная стволовая клетка организма человека, из которой образуются все прочие клетки. ММССК находится в костном мозге.

Из костного мозга клетки-предшественники через кровоток мигрируют в нишу стволовых клеток соответствующих органов и тканей, становясь там гистиоцитами –тканеспецифическими стволовыми клетками.

www.kinezios.ruwww.shishonin.ru

фото: VOSTOCK PHOTO


Похожие публикации

  • "Что такое рак и как с ним бороться"
    Если рак поймали на ранней стадии, современная онкология знает, как не дать человеку умереть. Но даже после удачного лечения рак может вернуться. Доктор Шишонин рассказывает о секретах послеонкологической реабилитации
  • "Дети наше будущее. И его можно исправить"
    Врач Александр Шишонин из номера в номер рассказывает читателям совершенно нетривиальные вещи. Его взгляд переворачивает наши представления о медицине и даёт новое неожиданное понимание причин многих болезней. А его клиника многолетней практикой подтверждает эти взгляды. И сегодня у нас разговор о детях. Которых нам нарожала медицина, а мы с ними мучаемся
  • "Почему вредно лечить гипертонию"
    Мы рассказывали уже о московском докторе Александре Шишонине, который имеет говорить о том, о чём вам никогда не расскажут в поликлинике, он беспощадно срывает завесу умолчания с цеховых секретов и мрачных недоговорённостей современной медицины. Упускать такого человека, не раскулачив его информационно, было бы преступлением, поэтому редакция запланировала серию публикаций под условным названием «Взгляд Шишонина». И сегодня у нас первая неприятная для казённой медицины публикация о закулисье современного здравоЗАхоронения.
 Арт-Партнёр XXI

shishonin.jpg  Арт-Партнёр XXI