Радио "Стори FM"
Марат Гельман подарил Третьяковке "Войну миров"

Марат Гельман подарил Третьяковке "Войну миров"

Автор: Людмила Бычкова

Вчера, 15 февраля 2020 года, в здании Новой Третьяковки на Крымском валу открылась выставка «Дар Марата» - 72 произведения современного искусства из коллекции Марата Гельмана, передаваемых в дар музею.

Галерея Гельмана, одна из первых частных галерей в Москве, была открыта в 1990 году. И все актуальное российское искусство девяностых и нулевых без Марата Гельмана представить невозможно. В определенном смысле именно Гельман и сформировал эстетику той эпохи.

Пять лет назад, после закрытия его галереи на «Винзаводе», Марат Гельман уехал из России в Черногорию. Примерно за год до этого при странных обстоятельствах погиб Владислав Мамышев-Монро (его фотоперформанс выступает одним из экспонатов выставки). Время тогда не просто менялось – ломалось.

Новая Третьяковка

Георгий Острецов «Война миров» 

И вот сегодня Марат Гельман предлагает нам вспомнить и проанализировать ту эпоху, окончательно ставшую историей. Началось все осенью 2018 года, когда Третьяковская галерея попросила Гельмана предоставить на выставку работу группы «Синие носы» «Кухонный супрематизм», один из хитов выставки «Русское бедное», проведенной Гельманом в 2008 году в Перми, который он планировал передать в собрание музея PERMM. Но условия в пермском музее оказались совершенно не подходящими для этого экспоната, а вот Третьяковка очень заинтересовалась. Так с одной работы и началась передача в дар целой коллекции. Как говорит сам Гельман, в современной художественной жизни в России происходит мало интересного, но вот сотрудничество с Третьяковкой – именно то, что вызывает у него большой интерес. 


Новая Третьяковка
Владислав Мамышев-Монро - фотоперфоманс в образе Валентины Матвиенко

«Коллекция, которую Гельман приносит в дар Третьяковской галерее, включает произведения, отражающие основные тенденции развития искусства в постсоветском пространстве. Работы главных московских акционистов Олега Кулика и Анатолия Осмоловского соседствуют здесь с неомодернистскими опытами Авдея Тер-Оганьяна, живописные эксперименты Виктора Алимпиева – с псевдодокументализмом Дмитрия Врубеля, нео-поп-арт Владимира Дубосарского и Александра Виноградова – с ретроспективизмом Дмитрия Гутова, фото- и видеоперформансы Владислава Мамышева-Монро и группы «Синие носы» - с виртуальными баталиями творческой группы AES+F.

Новая Третьяковка
Леонид Парфенов, Елена Китаева "Новые деньги"
Особо следует отметить «московские» проекты классиков соц-арта Виталия Комара и Александра Меламида, остросоциальные работы Алексея Каллимы и Юрия Шабельникова, «новые деньги» Леонида Парфенова и Елены Китаевой, а также монументальную комикс-панораму художественной сцены середины нулевых Георгия Острецова», - говорится в пресс-релизе выставки.

На выставке было обширно представлено творчество украинских художников – таких как Александр Ройтбурд, Арсенов Савадов, Георгий Сенченко, Александр Гнилицкий, Сергей Ануфриев, Василий Цаголов, Борис Михайлов. Когда абсолютно простая и естественная вещь – сегодня уже звучит как политическое заявление, что есть пропаганда и агрессия, и есть творчество, поиск, общение и взаимодействие талантов, не знающее границ. И решение, что выбрать, остается за зрителем.

Масштаб и насыщенность выставки ошеломляют. И главное ощущение от выставки – свобода. Свобода духа, высказывания, действия, поиска. Как будто из промозглого московского февраля попадаешь под яркое солнце. Мы уже научились осматриваться, сдерживать эмоции, привыкаем к рамкам. И эта выставка показывает, что мы были другими, и мы можем быть другими.

Новая Третьяковка

Ербол Мельдибеков «Брат мой, враг мой» 

А с другой стороны – от выставки немного грустно. Когда искусство из злободневного высказывания становится забронзовевшим музейным экспонатом – значит, эпоха, его создавшая, ушла окончательно. И эта выставка – как сожаление о времени, которое дало так много надежд и возможностей, и о том, как мало их сбылось.

«Главный мотив дара в том, что я, такой, какой я есть, сформирован художниками, с которыми я работал. Поэтому я всегда стараюсь действовать в интересах художника. Я думаю, что коллекция Третьяковской галереи – прекрасное, может быть, лучшее место для искусства» - говорит Марат Гельман.

Изначально выставку планировалось назвать «Дар Марата 1», поскольку есть надежда, что за этим даром последуют новые. Остается только надеяться, что эта идея воплотится. Нам нужна отрефлексировать наше вчера и наше сегодня, и подобные выставки – прекрасный инструмент такой рефлексии.

фото: Александр Кузин, специально для STORY