Радио "Стори FM"
Июнь 1953 Яшу Хейфеца подвергли остракизму

Июнь 1953 Яшу Хейфеца подвергли остракизму

В тот год великий скрипач в четвёртый раз приехал с гастролями в Израиль. Императора скрипки встречали с распростёртыми объятиями. Как всегда. Он и не рассчитывал на подвох. На первом же выступлении он включил в программу скрипичную сонату Рихарда Штрауса. И этим, с точки зрения соплеменников, проявил страшную неполиткорректность. 

Штрауса, которого вся мировая общественность заклеймила «композитором Гитлера», по негласному закону в Израиле не исполняли. Причина, на первый взгляд, вполне понятная: таким вот образом в стране отказываются прославлять композитора, который был на службе у фашистов. Другое дело, что обвинения в сотрудничестве с нацистами со Штрауса давным-давно были официально сняты. И у кого в биографии не было сомнительных поступков? 

Композитор Алябьев, к примеру, имел столь буйный нрав, что угодил в тюрьму по обвинению в убийстве, но никто же не бойкотирует исполнение его «Соловья», написанного, кстати, в тюрьме. Политические мотивы были настолько чужды Хейфецу, что не могли его поколебать, и Штрауса он исполнял во всех городах своего гастрольного тура, хотя слушатели принимали сонату с гробовым молчанием. 

Друзья продолжали убеждать Хейфеца: «Яша, товарищи евреи тебе этого не простят». А его позиция была проста: «Музыка превыше всего… Я не изменю программу. Я имею право сам выбирать свой репертуар». 

В июне Хейфец выступал в Иерусалиме. Только он заиграл первые ноты Штрауса, из зала по направлению к нему выдвинулся молодой человек, как потом выяснилось, член правой организации, боровшейся с антисемитизмом. В руке молодого человека был металлический прут. Хейфец в последний момент заметил, что тот приготовился напасть на него, и инстинктивно защитил самое дорогое – скрипку. Удар прутом пришёлся по руке. 

Выступать, естественно, после этого он не мог, гастроли пришлось отменить (в следующий раз он согласился приехать в Израиль лишь в 70-м году). Чего тогда Хейфецу только не приписывали: якобы он требовал застрелить экстремиста. И вообще, сам виноват, напросился, то есть поделом ему... И все разом забыли про высокие моральные принципы и политкорректность. А зря, потому что, как выясняется,  угодить под раздачу "добродетельного террора" может каждый.


«Политкоррекность – это расизм наоборот» 

Михаил Веллер





фото: LEGION-MEDIA

Netrebko.jpg

redmond.gif


blum.png