Радио "Стори FM"
Февраль 1963 Папа Умы Турман заговорил с ламами

Февраль 1963 Папа Умы Турман заговорил с ламами

Автор: Ольга Филатова

В голову Роберта Турмана вечно лезли назойливые мысли о несовершенстве мира, и даже логотип макдачной казался ему несимметричным. «Как-то всё криво!» – говаривал он, озираясь на американское бытие. «Однажды мне стало ясно, что жизнь в Америке организована неадекватно. Меня совершенно не устраивало моё образование – то, чему меня учили, никак не было связано с реальностью». В частности, Роберт не был в восторге от языка, на котором говорил с детства. Что было делать? Молчать? Осуждал Роберт даже английский алфавит, не найдя в нём ни красоты, ни логики. Поиски подлинного знания далеко заводят. Свет истины забрезжил ему из-под обложки «Упанишад», найденных на полке городской библиотеки. «В этом что-то есть!» – осенило будущего папу звезды Голливуда. Всё это происходило задолго до того, как на Гоа за дополнительной духовностью повалили инвалиды шоу-бизнеса. 

Лучшие из них, Ричард Гир, например, не вылезал из Тибета, приняв буддизм в возрасте двадцати лет. Человеку хотелось странного. Посещение буддийских монастырей как альтернатива банальным религиозным концепциям многих просветляло. Оказалось, что буддизм легко отвечает на молодёжные вопросы: «В чём смысл жизни?», «Зачем мы родились?», «Чем заняться в уикенд?». «Ооооом!» – отвечал буддизм. Просветление стремительно снизошло на Роберта Турмана. Именно он протоптал остальным дорогу в Тибет. Однако не каждый знает, что в борьбе за дело буддизма, чтобы сделать его доступным для всех, Роберт Турман принёс жертву, отдав за веру половину своего зрения. Выглядело это всё как бытовой травматизм – Роберт полез чинить автомобиль, а вылез уже одноглазым. О том, что это чисто кармическая травма, которая полностью изменит мировоззрение простого американца, а с ним и половину Голливуда, Роберт потом догадался. Иногда, чтобы духовно прозреть, нужно лишиться зрения – полностью или хоть частично. То есть, чтобы дать что-то человеку, Будда должен что-то у него отнять. Оставшимся глазом Роберт видел намного дальше, чем двумя. Зажав под мышкой томик «Упанишад», переведённый на уродливый английский, он сел в самолёт, чтобы приземлиться в Бомбее. Поначалу он искал в Индии суфиев, считая тех настоящими источниками подлинного знания об устройстве мира, но не нашёл. Никого не найдя, Роберт обернулся на буддизм. Взялся за тибетский язык. Язык дался Роберту так стремительно, как будто он не учил его, а вспоминал забытый. Оно и понятно! Реинкарнацию-то у буддистов никто не отменял. Так вот, ровно через десять недель Роберт заговорил на тибетском вполне свободно. И убедил всех в Голливуде, что буддизм – это круто, надо брать. Голливудские стали подтягиваться. 

В феврале 1997 года актёр Стивен Сигал сообщил, что тибетский учитель распознал в нём, простом Стивене, перевоплощение тертона XVII века Чунгдраг Дордже, бывшего опекуном Ябши Пан Ригдзин Вангмо, дочери Панчен-ламы. Ламы признали его своим и теперь дружат.

«Я захотел стать монахом. А геше Вангьял, мой учитель, отговаривал, уверял, что монахом мне не бывать, потому что у меня другая карма» 

Роберт Турман


 

фото: VOSTOCK PHOTO

Qwin.jpg

Heeley.jpg