Радио "Стори FM"
Декабрь 1930 Дмитрий Шостакович стал заложником азарта

Декабрь 1930 Дмитрий Шостакович стал заложником азарта

В семье Шостаковичей был ритуал – чуть ли не каждый вечер мама призывала сына разделить с ней увлечение преферансом, объясняя это тем, что игра успокаивает нервы. А в результате не учла силы его азартной натуры и тихой сапой подсадила сына на игру. 

В начале 30-х годов Шостакович сдружился с компанией, в которую входили Исаак Дунаевский, Леонид Утесов и Клавдия Шульженко с мужем Владимиром Коралли. Помимо общих музыкальных пристрастий у всех них была одна, но пламенная страсть – преферанс. Самым азартным оказался именно 24-летний Шостакович. Только как раз он чаще всего и проигрывал. Очевидцы вспоминают, как всякий раз, проигравшись, он выбегал из комнаты, через какое-то время его находили в слезах, так эмоционально все переживал. 

В декабре 1930 года компания вновь встретилась за игрой. Накал был такой, что игра растянулась на двое суток. Шостакович проигрался буквально «до нитки». Но из игры так и не вышел, поставив на кон свой кабинетный рояль марки «Беккер». И снова продул. И тогда в дело вмешалась Клавдия Шульженко. Молодая артистка мюзик-холла до этого много раз обращалась к Дунаевскому с просьбой написать музыкальные номера для спектакля, в котором она мечтала сыграть главную роль. Дунаевский обещал, но нещадно динамил. И тогда Шульженко взялась за Шостаковича, предложив ему сделать ставкой 20 номеров для ее спектакля. Композитор согласился, но снова оказался в проигрыше. И уже сам поставил на кон еще 20 номеров. В тот раз фортуна так и не улыбнулась Шостаковичу. Однако это тот самый случай, когда от проигрыша выигрывают. Написанные композитором 40 номеров для спектакля «Условно убитый», который был поставлен в ленинградском мюзик-холле (в главной роли – Клавдия Шульженко, за дирижерским пультом – сам Дунаевский), снискали ему в конце концов и славу, и деньги.

«В 1934 году моим родителям удалось приобрести квартиру в писательском кооперативном доме (Нащокинский переулок, д. 5). За новое жилище надо было внести довольно большую сумму, и деньги эти достались самым неожиданным образом. В те годы среди писательской и актерской братии были весьма распространены карточные игры, и ставки бывали довольно высокие. Так вот, незадолго до того, как надо было вносить пай за квартиру в Нащокинском, моя мать играла в карты. Ей очень везло, а тем партнером, который все время проигрывал, был не кто иной, как сам Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Так что та квартира была куплена, так сказать, на деньги Шостаковича» 

(Из книги Михаила Ардова «Вокруг Ордынки»)


фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK; LEGION-MEDIA

Qwin.jpg

redmond.gif


livelib.png