Радио "Стори FM"
Август 1916 Мата Хари потеряла голову

Август 1916 Мата Хари потеряла голову

Вадим Маслов, капитан 1-го русского особого императорского полка, получил отпуск в связи с отравлением горчичным газом и прибыл во французскую столицу, справедливо считая, что парижские салоны и их легковоспламеняемые посетительницы − лучшее лекарство от любых болезней. Ему было всё равно, с кем крутить целебный роман. 

Модная танцовщица, самая дорогая куртизанка Европы, чей портрет украшает почтовые открытки и банки с печеньем? Замечательно. Г-н Маслов всего лишь расслабился. А Мата Хари влюбилась, да так, как во все времена влюблялись продажные женщины: мгновенно и насмерть. И тут же сочинила сказку о бешеной страсти русского офицера к эксцентричной шоу-звезде. В сказку же и поверила. 

Но разве такого не бывало? Женились же знатные российские отпрыски на таборных цыганках, на крепостных актёрках, на дворовых девках, на армейских шлюхах, на безродных лодочницах. Единственным препятствием на пути к алтарю, по мнению Маты Хари, был пустоватый на тот момент кошелёк. Она не хотела финансово обременять завтрашнего мужа. 

Прежде легко решила бы проблему неделей постельного режима – мужчин, готовых выложить семь тысяч долларов за ночь с ней, ещё хватало. Например, шоколадный король Менье или барон Анри Ротшильд. Но с секс-услугами – «лублу тибья, Маслофф» – завязано. Зато идёт мировая война, и шпионаж – весьма прибыльное занятие. Особенно если работать сразу на две враждующие страны. Например, на Францию и Германию. 

Разоблачили Мату Хари французы. Вадим Маслов в беседе со следователем назвал свои отношения с Матой Хари «случайной связью» и отказался присутствовать на суде в качестве свидетеля защиты. Расстреляли её 15 октября 1917 года в Венсенском лесу. Она отвергла повязку на глаза, поблагодарила за комплимент «мадам знает, как умирать» старшего сержанта, улыбнулась и послала воздушный поцелуй солдатам за секунду до залпа. 

В анатомичке Сорбонны студенты выковырнули из учебного трупа казнённой куртизанки одиннадцать пуль. Смертельной была всего одна. Та, что попала точно в сердце.


«Нам остался лишь призрак большой искусницы в любви, которую казнили лишь потому, что осенью 1917 года понадобился широкий международный жест» 

Магнус Хиршфельд, «История нравов времён Первой мировой войны»


фото: MAGNUM/EAST NEWS

Netrebko.jpg

redmond.gif


livelib.png