Радио "Стори FM"
Сергей Соловьев

Сергей Соловьев

25 августа Сергею Александровичу Соловьеву, одному из самых талантливых режиссеров России, исполняется 77.

Соловьеву, выросшему, как это ни странно, в Северной Корее (куда в конце сороковых послали на работу его отца и где Сергей провел первые шесть лет своей жизни), повезло уже в 14: после Кореи семья поселилась в Ленинграде - и вот там, прямо на улице, его заметил Игорь Владимиров, пригласив сыграть в своем спектакле. Видимо, на глазок определив, что в ребенке есть артистизм.

«Вундеркинд» своих занятий не оставил – вместе с будущим театральным режиссером Львом Додиным они посещали актерскую студию при Ленинградском Дворце пионеров. Видимо, первые навыки исполнительского мастерства (впоследствии Соловьев сумел, как никто, раскрыть актеров, с которыми работал) он получил именно там. Хотя после успешного дебюта его никуда не приглашали – и юному Соловьеву пришлось устроиться простым рабочим на Ленинградское телевидение.

Упорства, однако, ему было не занимать: вскоре он поступит во ВГИК, упрямо овладевая режиссерским ремеслом, вскоре дебютирует двумя новеллами по рассказам Чехова. Что, в общем, символично: Соловьев воспитан на русской классике, недаром его ранние картины буквально пронизаны ее духом. И «Станционный смотритель», поставленный по одноименной повести Пушкина, и «Наследница по прямой», где героиня одержима опять же «нашим всем», и «Сто дней после детства», где влюбленные подростки, особенно прекрасная Таня Друбич во всем великолепии юной прелести, будто вышли из XIX века.

Пятнадцатилетняя Таня, гений чистой красоты (ее лик, иначе не скажешь, обыгран и у Балаяна в фильме «Храни меня, мой талисман») становится музой Соловьева и главной героиней его фильмов.

Между культовой «Ассой», которую обожала молодежь конца восьмидесятых, и поэтической трилогией, овеянной духом Пушкина, Соловьев неожиданно снимет фильм совсем из другой жизни, послевоенной, где описываются события 1946 года. Хотя в повести Бориса Ряховского, сюжет которой лег в основу фильма, время действия –1953-й, последний год жизни Сталина (автор повести считал такое смещение акцентов неверным).

«Чужая белая и Рябой» (экзотическое название означает имена голубей, которыми увлекались мальчишки той поры) – изумительная по красоте изображения картина, где скудный послевоенный быт как бы одухотворяется красотой пернатых, которые, в отличие от нас, могут взмыть в небо. Голубь – мечта, что ведет ввысь, подальше от нищенской страшной жизни. Кстати, этот фильм снят на «Казахфильме», при содействии знаменитого поэта Олжаса Сулейменова, сумевшего «пробить» постановку («Мосфильм» наотрез отказался субсидировать картину). Может, в благодарность за это Соловьев впоследствии наберет так называемый «казахский курс»: студентов из Казахстана, которых обучит режиссуре. И не ошибется в выборе: в начале девяностых фильмы этих ребят получали множество премий на европейских фестивалях, а явление получило название «казахская новая волна» (российское кино во времена рухнувшего проката, после Пятого съезда кинематографистов, было очень провинциальным). Среди учеников Соловьева достаточно назвать одну только «Иглу» Рашида Нугманова, хотя на курсе учились и другие талантливые режиссеры, например, Абай Карпыков и Серик Апрымов.    

Следующая трилогия, состоящая их трех знаменитых картин - «Асса» (1987), «Черная роза - эмблема печали, красная роза – эмблема любви» (1989) и «Дом под звездным небом» (1991) – запечатлевают последние дни ныне несуществующей страны СССР. Соловьев чутко улавливает «томление духа», когда старое на глазах рушится, а новое пока еще лишь проклевывается.

Конечно, Соловьев – режиссер восьмидесятых, именно он, порой в абсурдной форме и тем не менее очень точно уловил это странное межеумочное время, когда страна вдруг стала во всех смыслах свободной, порой до ужаса свободной.

В 2000-м, поставив фильм «Нежный возраст», он будто распрощается с «лихими» девяностыми, и сожалея о них, и понимая, с какими потерями рушится старое и строится новое. Соловьев уже тогда, двадцать с лишним лет назад, как провидец, понимает, что этот новый путь – тоже тупиковый…

Последние его фильмы, особенно «Анна Каренина» (долгострой, снимавшийся много лет), кроме отдельных удач - ну, например, Янковского в роли Каренина – уже не попадают в нерв времени. Возврат к классике обернулся некоторым академизмом: а ведь раньше его излюбленная тема наследия традиций великой культуры прошлого была огромным культурным явлением.

Но это процесс естественный: мы не можем порой нагнать время, да и надо ли? В конце концов именно Соловьев создал целый мир, в свое время улавливая эпоху как никто другой.  

фото: FOTODOM  

Похожие публикации

  • Обыкновенные чуда
    Обыкновенные чуда
    Олег Янковский и Александр Абдулов, снявшись вместе в картине «Обыкновенное чудо», доказали, что всё, непостижимое умом, – единственное, о чём стоит задумываться
  • Принудительное обаяние Олега Янковского
    Принудительное обаяние Олега Янковского
    Режиссер Сергей Соловьёв на протяжении долгих лет очень близко общался с Олегом Янковским и Александром Абдуловым. Но стоит заикнуться «Дружили?..» - как у него каменеет лицо: «Такого ничего не было. Но… было ужасно надежное ощущение того, что Олег – свой. Это даже дороже, чем друг. Понятие друг хранит этакий пафосный задор: как, обидели моего друга?! Это невозможно представить в наших отношениях. Просто были свои»
  • Неравный брак
    Неравный брак
    Самые счастливые встречи происходят неожиданно, и самые страшные потери, увы, неожиданно тоже. Закон компенсации. Именно так и произошло в жизни актрисы Юлии Ромашиной. Случайная встреча подарила ей двенадцать лет надёжного и нежного брака с известным артистом Анатолием Ромашиным, а нелепый несчастный случай – разлучил навсегда