Радио "Стори FM"
Людмила Гурченко

Людмила Гурченко

Автор: Сергей Лесковский

12 ноября Людмиле Гурченко, мегазвезде советского кино, могло бы исполниться 85 лет.

…Роясь в своих старых книжках, нашел очерк о Гурченко, опубликованный в сборнике «Актеры советского кино», в третьем выпуске за 1967 год. Виктор Дёмин, блестящий кинокритик, звезда тех времен, анализирует первое злосчастное десятилетие «посткарнавального» периода актрисы, столь нелюбимое самой Людмилой Марковной. Любопытно, что ее нелюбовь и даже отчаяние как будто передавалась не только Демину, но и всем, писавшим об актрисе.  

Между тем время, наступившее после ошеломительного успеха «Карнавальной ночи», было не столь уж безнадежным. Гурченко не забыли - до появления «Иронии судьбы» весь советский народ, так сказать, многонациональный, встречал каждый Новый год в компании с этой юной очаровательной актрисой. Подняв бокалы, вся страна хором подпевала Леночке Крыловой – пять минут, пять минут…

С годами произошла ещё одна метаморфоза. «Девушка с гитарой», когда-то бешено популярная в народе и раскритикованная профессионалами, сейчас приобрела новое качество. Бог с ним, с фальшивым сюжетом, но в этом вроде как незатейливом фильме есть приметы исторического времени, а уж Гурченко со товарищи столь прекрасны, что невольно процитируешь знаменитое, что, дескать, плохой вкус простака гораздо глубже коренится в действительности, нежели изысканный - сноба. Владимир Гусев и Олег Анофриев, гротесковые Жаров и Раневская – все здесь на месте, фильм получился органичным и естественным, несмотря на сюжетные натяжки.

Провальным, пожалуй, оказалась «Гулящая» по роману Панаса Мирного, поставленная Иваном Кавалеридзе, мало что оставившем от литературного первоисточника.

В шестидесятые Гурченко все же играла драматические роли, позволившие заговорить о ней как о серьезной разносторонней актрисе. Прежде всего это «Балтийское небо» и «Рабочий поселок» Венгерова, где ей повезло с партнером, великим Олегом Борисовым – позже она любила работать именно с ним. А в 1964-м снялась у Константина Воинова в «Женитьбе Бальзаминова» - в гротесковой роли Устиньки, изменив себя до неузнаваемости. Гурченко была всегда, что называется, искрометной: настолько, что ее легкомысленные дивертисментные шансоньетки - Грета во «Взорванном аде» и Аграфена Заволжская в «Короне Российской империи» - работали на ее будущее. Она постепенно входит в раж, демонстрирует, что может всё и даже более. А легкий жанр ей пришелся настолько впору, что она возвращалась к нему и после триумфального успеха «Старых стен».

Она оттачивала свое мастерство и в сборных концертах «Товарищ кино», с которыми разъезжали по стране свободные от съемок артисты, состоящие в штате Театра киноактера. Для кого-то это был «чёс», халтура и легкий заработок, но не для Гурченко, которая всегда работала всерьез: у нее были собственные концертные программы, безупречно отточенные, где она пела под аккомпанемент пианиста Константина Купервейса. Не обходилось и без песенки про пять минут, но исполнялись и композиции собственного сочинения.

Что дальше - все прекрасно помнят. Перерыв, обидный простой – тем более для звезды такого уровня, таланта и темперамента. Не напрасно в минуты отчаяния отец Людмилы Марковны утешал свою любимую дочку: «Жизнь хорошего человека пожмет-пожмет, да и отпустит».

Так и вышло. Пришло наконец время большого кино и великих ролей: Тамара в «Пяти вечерах»», Тая в «Сибириаде», Вера в «Вокзале для двоих», Раиса Захаровна в комедии «Любовь и голуби», Рита в «Любимой женщине механика Гаврилова», Ника в «Двадцати днях без войны», где Гурченко блистает, демонстрируя все грани своего дарования.

У Людмилы Марковны обнаруживается еще и литературный дар, ее автобиографические книги написаны легко, свободно и стилистически безупречно; ее воспоминания - смешные и одновременно грустные, что выгодно отличает их от тяжеловесных мемуаров коллег.

То есть именно такие, что способны продлить ее присутствие, как говорится, в сердцах соотечественников, не говоря уже о киношедеврах, где она играла во всю мощь своего незаурядного, редкого таланта.

фото: Архив фотобанка/FOTODOM

Похожие публикации

  • Романс о непотерянном поколении
    Романс о непотерянном поколении
    Судьба сценаристов Петра Луцыка и Алексея Саморядова, двух простых парней, покоривших в 90-е годы вершины киномира, напоминает не оборванный на полуслове черновик, а жестокий завораживающий романс – про Россию, лихорадку перемен, бессмертную мужскую дружбу и всесилие русских привычек, что не приносят счастья
  • Человек и книга
    Человек и книга

    Валерий Залотуха, кинодраматург, написавший сценарии более двадцати художественных фильмов, среди которых «Садовник», «Рой», «Макаров», «Мусульманин», «72 метра», в сорок восемь лет оставил кино.  И последние двенадцать лет писал книгу. Книга называется «Свечка». Закончив работать над ней, автор умер

  • Укротительницы мечты и яви
    Укротительницы мечты и яви
    Во все времена жили на свете дамы, кроящие сказку из самих себя. Как?