Радио "Стори FM"
Дастин Хоффман

Дастин Хоффман

Автор: Диляра Тасбулатова

Дастину Хоффману, которого мы, кажется, знаем всю жизнь (он будто передает эстафету от старшего поколения, которое помнит его ранние фильмы, к младшему, не забывшему этого великого актера) исполняется, ни много ни мало, 85.

…Как-то привыкаешь, что такие, как Хоффман, вечно молоды – и потому от этой умопомрачительной цифры невольно вздрагиваешь. И дело даже не в возрастных изменениях, шокирующих в случаях с такими эталонными красавцами, как, например, Ален Делон (Хоффман - не «эталонный», хотя тоже в своем роде хорош), а в том, что он и юным работал в арт-кино, и зрелым – тоже. Конечно, такие легковесные комедии, как «Знакомство с Факерами», в его триумфальный список не входят, но Хоффману есть чем похвастаться и без этих «факеров» с их намеренно неприличной фамилией.

Тем, кому за 50, он, разумеется, больше всего запомнился в «Тутси», комедии 1982 года, кому за сорок – в «Человеке дождя», ну а киноманы с бОльшим стажем, так называемые шестидесятники, помешаны на его «Выпускнике» (за который он чуть не отхватил Оскара), «Соломенных псах», «Марафонце», «Полуночном ковбое» и пр.

1-1.jpg
Кадр из фильма "Тутси"

Хоффман, ярко выраженный еврей, небольшого роста, с выразительным носом и открытым и в то же время лукавым взглядом, в свое время сильно комплексовал по поводу своей внешности (почему над всеми давит этот пресловутый «нордический» типаж, ума не приложу) и об актерской карьере поначалу не помышлял. Тем более его, кажется, тетя решительно заявила племяннику, что актера из него не выйдет – ну, конечно, он же не Гэри Купер, не Дольф, извините, Лундгрен, не Пол Ньюман (который, кстати, еврей наполовину и от этой половины у него как раз античные черты лица, чуть сглаженные другой половиной, ирландской) и уже точно не Марлон Брандо. Который как раз был его идеалом – Хоффман, как, впрочем, и многие другие, мечтал с ним сняться, чего так и не произошло. Зато они как-то болтали по телефону целых полтора часа - Хоффману запомнилось, как Брандо заявил, что ему никогда не будет больше восьмидесяти (как в воду глядел, скончавшись именно в этом возрасте). Сам он, младший коллега великого Брандо, в те времена слабо представлял, что ему самому когда-то будет больше восьмидесяти (да и кто из нас представляет), а лет 15 назад, будучи всего-то семидесятилетним, сетовал, что время летит так стремительно, что не успеешь оглянуться как пора писать завещание.

3-1.jpg
Кадр из фильма "Выпускник"

В юности он учился на пианиста, где, как утверждает, высот все равно бы не достиг (кто знает, человек он скромный), потом, как опять-таки доказывает, причем, всем кому ни попадя, совершенно случайно пошел учиться актерскому мастерству, потому что курсы были самыми дешевыми из всех возможных; потом – театр, где его наконец заметили, чтобы попробовать на главную роль в «Выпускнике». Примечательно, что кроме него как раз пробовались нордические парни, яркий блондин Роберт Редфорд и главный американский плейбой Уоррен Битти. Однако выбрали Хоффмана - как раз потому, что он был стеснительным. Ну да, попробуй поверить, что у Редфорда и Битти не было внятного сексуального опыта. Зато, когда Хоффману нужно было изобразить на пробах свою сноровку в постели, помощи партнерши он никогда не просил: на пробах к «Выпускнику» его визави Кэтрин Росс была уверена, что Дастин провалится, таким неумелым он казался.

Кстати, это важная тема – как и Вуди Аллену, вечно самого себя высмеивающему, тоже невысокому, с несколько комической внешностью тихого еврейского интеллигента, эдакого провинциального профессора, Хоффману нужно было доказать, что он небезразличен противоположному полу: ищите, как говорится, женщину. При всем интеллектуализме и искрометном таланте Аллена, он то и дело завистливо поминает накачанных парней, а в своих фильмах играет жалкого «задрота» (на деле же ему доставались лучшие из лучших, которых он сам бросал). То же самое и с Хоффманом: с какого-то времени, когда он раз и навсегда решил, что девушки от него никуда не денутся, его донжуанский список всё пополнялся и пополнялся, и конца этому не было видно, хотя на экране он мог изобразить хоть девственника, хоть психа, хоть забулдыгу. Да кого угодно вплоть до женщины, как в «Тутси».

Для роли в этом знаменитом фильме он тесно общался с трансвеститами, добивался женского голоса, носил тесный корсет, туфли на каблуках, парик, каждый день просиживал часами на гриме, сочинял реплики (вместе с Биллом Мюрреем) и чего только еще ни вытворял. Результат не замедлил сказаться – по иным опросам «Тутси» - лучший фильм всех времен и народов (потеснивший даже, хм, «Броненосца «Потемкина» - шутка, хотя…), входит в реестр достижений мирового кино, номинировался на Оскар во всех позициях и так далее.

2-1.jpg
Кадр из фильма "Человек дождя"

Для «Человека дождя» он много общался с аутистами, для «Полуночного ковбоя» чуть ли не ночевал в трущобах, для «Ленни» пересмотрел всех на свете стэндаперов … И так далее.

Упорный – как, впрочем, большинство американцев, неважно, какого происхождения (дедушка и бабушка Хоффмана родом из Киевской области), въедливый, когда того требует роль, последовательный, чуткий, вибрирующий, тонко реагирующий на партнера, обладающий практически бесконечным диапазоном.

Именно они, вместе с Ал Пачино (их даже путают и потому они не слишком любят друг друга), отвлекли женскую, а вслед за ней и мужскую аудиторию от тех самых «нордических» красавцев, на которых ориентировалось американское кино. А заодно и от типажа «латинских любовников» - Делон, который слишком хорош и для этой категории, можно сказать, вершина латинского типа, в Голливуде, между прочим, не прижился: в отличие от Хоффмана, опасающегося в юности, что ему будут доставаться еврейские ростовщики или роли второго плана, оттеняющие первых парней на деревне с их белобрысыми чубами. «Виной» тому не только несомненный талант Хоффмана, его харизма, внутренняя свобода и интеллект – время тоже сменилось, и «человек с улицы» стал в глазах тех самых девушек, которых мечтал покорить Хоффман, сексуальнее, чем тупой «викинг». Рост (167 см) оказался тому не помехой, да и комичности в нем не так уж много: живое всегда победит мертвое, в афронт эстетическим приоритетам «белой культуры».

У представителей которой тоже немало достижений, здесь ведь и буквализм – в погоне за «толерантностью» - может навредить: вопрос в том, что Дастин Хоффман или Ал Пачино и не нуждались в снисхождении, превратив свой типаж в абсолютный исключительно силой дарования. Кроме того, на мой приватный вкус, оба они действительно хороши собою. Требовательные голливудские продюсеры, просчитывающие каждый миллиметр успеха (герой прежде всего должен угодить дамской части аудитории) склонились перед напором темперамента обоих – да что там темперамента, перед напором, прямо скажем, их гениальности.

Так «всего лишь» актер, поневоле транслирующий коллективное бессознательное, может своей волей это бессознательное изменить в корне, вот ведь что поразительно.

фото: SIPA/FOTODOM; kinopoisk.ru

Похожие публикации

  • Кристиан Лубутен: Выход в красном
    Кристиан Лубутен: Выход в красном
    Ну, с каким еще мужчиной, скажите мне, можно часами говорить об искусстве ходить на каблуках? С мужем? Не смешите меня – в лучшем случае этот диалог продлится пару минут и закончится его монотонным речитативом: «Иди-покупай-что-хочешь-не-мешай-мне-смотреть- футбол»… С бой-френдом? Ой, я вас умоляю: даже не хочу развивать эту мысль… Вот поэтому я отправилась к достойному собеседнику, умеющему воспевать красоту высоких каблуков и красных подошв, - Кристиану Лубутену
  • Красавица и умник
    Красавица и умник
    Так называли американцы союз лицензированной богини экрана 40-х годов Риты Хейворт и кинорежиссера, актера, непривзойденного гения кинематографа Орсона Уэллса. Они поженились, собираясь налаживать образцовый голливудский быт — божественный, звездный… Но их брак развалился, едва начавшись. Почему?
  • Ку! или Записки трезвенника
    Ку! или Записки трезвенника
    Сейчас режиссёр Георгий Данелия пребывает в том периоде жизни, о котором сам говорит так: «Бросил пить, курить и любить... Не очень завлекательно». Но он нашёл способ, как смягчить удар, променяв всё на прозаический образ жизни. Об этом – в его новой книге «Кот ушёл, а улыбка осталась», издательство «Эксмо»