Радио "Стори FM"
После прочтения сжечь: один день американской истории

После прочтения сжечь: один день американской истории

Автор: Леонид Спивак

Гроза двенадцатого года, столица, отданная неприятелю и спаленная пожаром… Речь пойдет об одном очень несчастливом дне в американской истории.


Две войны

В июне 1812 года почти одновременно начались две большие войны - армия Наполеона вторглась в Россию, а Конгресс США по представлению четвертого президента страны Дж. Мэдисона объявил войну Великобритании.

Причиной англо-американской схватки послужили введенный Лондоном запрет для нейтральных стран торговать с наполеоновской Францией, захваты Британией американских торговых судов и поддержка враждебных американскому правительству индейских племен. Сыграло важную роль и желание США расширить свои границы за счет британских владений в Канаде.
Первоначально военные действия были сумбурными и разворачивались в основном в районе Великих озер. Канаду завоевать не удалось, американские войска смогли лишь разорить и сжечь форт Йорк (будущий Торонто) весной 1813 года. После чего англичане, вместе с канадским ополчением, разбили американцев под Детройтом и погнали их назад на юг.

Пепел Йорка стучал в сердца гордых сынов Альбиона и британское командование наметило акцию возмездия. Самой привлекательной целью виделся Вашингтон, недавно заложенная федеральная столица Соединенных Штатов.

К лету 1814 года высвободились английские войска, сражавшиеся с Наполеоном в Европе. Поход в Новый Свет возглавил шотландский вице-адмирал сэр Александр Инглис Кокрейн, ненавидевший и презиравший янки. 25 марта 1814 года он пишет лорду Мелвиллу: 

«Американцы – это вечно скулящая, лицемерная нация, лишенная благородства и храбрости. Они напоминают мне спаниеля, в которого только палкой можно вбить благовоспитанность и вежливость».

…В начале августа 1814 года английский флот из 50 боевых кораблей вошел в узкий и длинный залив Чесапик в штате Мэриленд. На военном совете в Белом доме министр обороны США Джон Армстронг заявил, что британцев вряд ли интересует столица, не имеющая стратегического значения, а следует ожидать атаки на порт Балтимор.

20 августа полки Его Величества начали высадку на материк. Навстречу им выдвинулись шесть тысяч плохо обученных американских ополченцев. Президент Мэдисон выехал на встречу с армией. Сражение произошло утром 24 августа близ городка Блейденсбург. Королевские войска, прошедшие выучку под началом герцога Веллингтона, будущего победителя Наполеона, без особого труда смяли ряды местных ополченцев. Джеймс Мэдисон сам находился под огнем и в какой-то момент даже взял на себя командование одной из немногих оставшихся американских батарей: он, кстати, первый и единственный президент США, который осуществил свою власть непосредственно в бою и в качестве главнокомандующего. Тем не менее разгром был полным, и покинувший поле боя и едва не попавший в плен президент послал в Белый дом записку супруге Долли, предупреждая, что британцы скоро будут в столице…


Первая леди

Первая леди страны Долли Мэдисон была дамой изящного вкуса. Она потратила немало сил и семейных средств на благоустройство Белого дома (тогда он именовался Домом президента). Теперь же у нее не было никаких возможностей для эвакуации – в охваченном паникой и быстро пустеющем городе исчезли все повозки и другие транспортные средства. «Меня бросили все друзья», – признавалась она в частном письме.

Война войной, но президентский обед по распоряжению госпожи Мэдисон готовился по расписанию. В это время супруг Долли, автор американской Конституции и четвертый президент США, метался в окрестностях Вашингтона, пытаясь организовать военный отпор британцам. Члены правительства переехали в городок Бруквилл в штате Мэриленд - ныне этот город известен как «столица на один день».

24 августа в пять часов пополудни Долли, взобравшись на крышу Белого дома с подзорной трубой, увидела красные мундиры англичан. Очевидец событий, личный слуга Джеймса Мэдисона, пятнадцатилетний раб Пол Дженнингс вспоминал: «Миссис Мэдисон вырезала из рамы большой портрет Вашингтона (одно из самых известных изображений первого президента кисти Г. Стюарта – Л. С.) и унесла его с собой – у нее просто не было времени, чтобы снять портрет со стены в раме». Садовник президента помог на своей тачке вывезти за пределы города свернутый холст, немного столового серебра и бумаги президентской администрации.

Английская пехота под бой барабанов входила в американскую столицу…


Обед за счет президента

Командовавший наземной операцией генерал-майор Роберт Росс рассчитывал на «цивилизованную» бескровную капитуляцию Вашингтона. Однако передовой отряд его парламентеров был обстрелян из засады на перекрестке Мэриленд-авеню и Конститьюшн-авеню. После чего английские джентльмены оставили свои хорошие манеры и быстро прорвались к президентской резиденции. Взломав дверь, гренадеры вошли в покинутый своими хозяевами Белый дом. На кухне остывал ужин, приготовленный для президентской четы. Как вспоминал адъютант генерала Росса, «нектар на пире богов не был бы приятнее, чем наш ужин с мадерой за счет мистера Мэдисона».


Пылающий Капитолий

…Покончив с трапезой, англичане приступили к основной цели своего предприятия. Слуга Дженнингс вспоминал: «Генерал Росс дал мне серебряную монету и сказал, чтобы я бежал из города».

Солдаты разломали дорогую мебель, свалили ее в кучи, обсыпали их порохом и подпалили. Огонь быстро перекинулся на шторы и деревянные панели Белого дома. Роберт Росс взял себе на память шляпу из гардероба президента.

В тот же вечер на пристани на Потомаке высадились британские морские пехотинцы под командованием контр-адмирала Джорджа Кокберна. Они захватили недостроенное здание Капитолия, в котором в то время, помимо Сената и Палаты представителей, располагались Библиотека Конгресса и Верховный суд. Над Капитолийским холмом единственный раз за всю историю США взвился флаг неприятеля.

Джордж Кокберн со своими офицерами прошелся по залам Капитолия, затем уселся в кресло спикера Палаты представителей и, как гласит легенда, спросил, немного прикрыв утомленные глаза, «может, нам сжечь этот приют американской демократии?», на что британские морские пехотинцы с радостью закричали - «Да, сэр!»

…Капитолий запылал с нескольких сторон. В огне погибли исторические интерьеры, рухнул купол законодательного собрания и сгорели три тысячи томов Библиотеки Конгресса. Себе на память британский адмирал оставил приходно-расходную книгу федерального правительства за 1810 год.


Скромный герой

…Войны, как правило, выявляют героев и трусов. Многие из столичных чиновников бежали из столицы со всех ног, другие успели разворовать закрома казначейства. А вот скромный служащий госдепартамента Стивен Плезонтон, который ничем не отличился ни до, ни после этого исторического дня, спас оригиналы Декларации независимости, Конституции США, Билля о правах и другие важнейшие документы страны. Драгоценные бумаги, стенограммы заседаний Конгресса, переписка Джорджа Вашингтона времен революции, архивы и международные договоры – всё это отправилось на подводах на старую мельницу на реке Потомак в нескольких милях от города, в грубых холщовых мешках, принесенных этим незаметным человеком.

Военный министр Дж. Армстронг, увидев приготовления Плезонтона, сказал тому, что не видит прямой опасности английского вторжения. Между тем все дороги из Вашингтона были забиты покидавшими свои дома жителями. Как вспоминал сам Плезонтон, поначалу он забыл взять Декларацию независимости США, которая висела в раме под стеклом в помещении государственного департамента, но уже зная о приближении британцев, оседлал коня, вернулся в Госдеп (!), разбил раму и стекло и вывез старейший из манускриптов республики.

…Оккупация Вашингтона продлилась немногим более суток. Помимо Белого дома и Капитолия, утром 25 августа англичане подожгли здания Госдепа и других министерств, арсенал и судоверфь. Единственным из уцелевших департаментов оказалось федеральное Патентное бюро. Его глава, оставшийся в городе архитектор Уильям Торнтон, строивший Капитолий и другие здания столицы, заявил офицерам Росса, что здание Патентного бюро (где размещался и офис генерального почтмейстера) – музей, а экспонаты его – частная собственность, неприкосновенная в «войнах джентльменов».

Контр-адмирал Кокберн намеревался сжечь и редакцию столичной газеты «National Intelligencer», ибо в ее публикациях он именовался обидными эпитетами вроде «головореза». Выскочившие при виде факелов женщины-соседки упросили адмирала не делать этого, поскольку огонь мог перекинуться на их дома, а это имущество гражданского населения. Насладившись ролью победителя, Кокберн проявил специфическое чувство юмора: он распорядился уничтожить все типографские знаки с литерой «C», дабы «неотесанные мерзавцы» не могли впредь склонять его благородную фамилию (Cockburn).

В то утро 25 августа Стивен Плезонтон, видя пожары в столице, решил, что старая деревянная мельница – не самое безопасное место для главных документов Соединенных Штатов. Рядом с мельницей находилась оружейная мануфактура, которую англичане при желании могли взорвать. Чиновник раздобыл у местного фермера крытый фургон и перевез мешки с бумагами в городок Лисбург в 35 милях к западу от столицы. Здесь они были спрятаны в глубоком подвале заброшенного каменного дома, ключи от которого Плезонтон вручил местному шерифу.


Спасительный ураган

А к вечеру на Вашингтон обрушился невиданной силы грозовой дождь, а через центр города прошел торнадо. Ветер сносил крыши домов, валил деревья и даже убил перевернувшейся пушкой двух британских солдат. Генерал-майор Роберт Росс, посчитав задачу выполненной, отдал приказ об эвакуации на корабли.

Современная метеослужба США утверждает, что это был единственный ураган в Вашингтоне за весь период наблюдений. Стихия оказалась спасительной для столицы, ибо мощный ливень погасил большинство пожаров. В частности, выстояли несущие стены Белого дома и Капитолия, сложенные из песчаника.


Патриотический подъем

Сожжение Вашингтона произвело на американцев вовсе не тот эффект, на который рассчитывали в Лондоне - вместо паники и уныния граждан США охватил патриотический подъем. Если раньше война была не очень популярна в обществе, то теперь в армию стали записываться в массовом порядке. После падения Вашингтона американцы всерьез опасались потери суверенитета и восстановления британского владычества, поэтому с этого момента борьба с англичанами стала называться Второй войной за независимость.

На волне объединившего всех патриотизма родился самый известный фольклорный американский герой - Дядя Сэм. В это же время был написан текст нынешнего гимна Соединенных Штатов. Молодой адвокат и поэт-любитель Фрэнсис С. Ки, вдохновленный защитниками форта Мак-Генри в Балтиморе, которые не спустили американский флаг под обстрелом британского флота, летом 1814 года написал патетическое стихотворение «Знамя, усыпанное звездами».

В сражении под Балтимором 12 сентября 1814 года погиб герой Блейденсбурга и разрушитель Белого дома Роберт Росс. Тело генерал-майора было заспиртовано в ста двадцати галлонах ямайского рома, перевезено на корабле «Royal Oak» в Галифакс и предано канадской земле. Его потомкам было позволено называться Россами-Блейденсбургскими (англ. Ross-of-Bladensburg), а в родовой герб была добавлена рука, сжимающая сломанное древко звездно-полосатого флага.

Ущерб, нанесенный Вашингтону, оценивали в полтора миллиона долларов в ценах 1814 года. Вернувшимся в город конгрессменам пришлось заседать в здании Патентного ведомства, спасенного Торнтоном. Несколько месяцев дебатировался вопрос, восстанавливать ли разрушенную столицу или перенести ее в Филадельфию. Президент Мэдисон, вернувшийся в Вашингтон через три дня после ухода британского десанта, больше никогда не жил в Белом доме, а снимал частный особняк.


Итоги войны      

В 1815 году военные действия на двух материках завершились, Наполеон был разгромлен при Ватерлоо, и Альбион потерпел поражение под Новым Орлеаном. В Бельгии, в городе Генте, были подписан мирный договор Соединенных Штатов с Великобританией, где были подтверждены довоенные границы Канады и США. Обе стороны объявили о своей победе.

Счастливо завершилась и «война портретов». Спасенное Долли Мэдисон изображение первого президента США со временем возвратилось в Восточную комнату Белого дома. У англичан в числе трофеев оказались два парадных портрета: короля Георга III и его жены, королевы Шарлотты Софии, которые были обнаружены в одном из зданий в Вашингтоне. Вывезенные британцами на Бермуды, они и поныне украшают местный парламент.

Адмирал Джордж Кокберн заказал свой парадный портрет в полный рост на фоне пылающего Вашингтона - эта картина сейчас находится в королевском Морском музее в Гринвиче. В начале 1815 года адмирал был награжден орденом Бани, а по возвращении в Европу ему дали особой важности поручение: отвезти пленного Наполеона на остров Св.Елены. Где сэр Кокберн оставался несколько месяцев в качестве губернатора острова и первого тюремщика французского императора.

Завершив президентский срок в 1817 году, Джеймс Мэдисон удалился на покой в свое имение Монпелье в Вирджинии, где счастливо жил с супругой. Мэдисон участвовал в создании университета Вирджинии и десять лет был его ректором. Его жена Долли, в прошлом первая леди Вашингтона, после смерти мужа сильно нуждалась и зачастую выживала за счет продажи личных бумаг экс-президента.

Неудачливый военный министр США Джон Армстронг после падения Вашингтона был вынужден подать в отставку. Он поселился на своей ферме в штате Нью-Йорк, где прожил три десятилетия, написал ряд исторических книг и несколько работ по агрономии.

Уильям Торнтон возглавлял Патентное бюро в течение рекордного срока, более двадцати пяти лет. Американские историки отдают ему должное не только как умелому чиновнику, но и как видному архитектору-классицисту и изобретателю, работавшему над усовершенствованием парохода и некоторых видов вооружений.

«Скромный герой» Стивен Плезонтон после войны служил аудитором федерального казначейства, затем много лет курировал возведение маяков на атлантическом побережье страны. В сфере берегового строительства он прослыл одним из самых скупых администраторов за всю историю США…

фото: TOPFOTO/FOTODOM

Похожие публикации

  • Рыцарь светлого образа
    Рыцарь светлого образа
    Актёр Борис Хмельницкий был игроком. Азартным, умным, фартовым. Но ему везло не только за игральным столом. Ему и в жизни везло. И вот почему…
  • Бедный доктор
    Бедный доктор
    Удивительная вещь, но знаменитый Бенджамин Спок, пытавшийся научить чадолюбивых родителей правильному воспитанию детей, к концу жизни сам разуверился в собственной теории. Что случилось?
  • Бег в колесе истории
    Бег в колесе истории
    То был распространённый в XVIII веке жанр – описание далёкой страны, в которой автор не был, а лишь имитировал записки путешественника. Так проще рассказать о своей стране и своей эпохе – под видом путешествия в чужую страну.
PARA.jpg

BRAK_535х535_story (1).jpg