Радио "Стори FM"
Бомарше, создавший …Америку

Бомарше, создавший …Америку

Автор: Леонид Спивак

…Летом 1777 года в портах Новой Англии появились корабли под флагом частной французской компании. Груз, который они доставили через океан, был самым строгим секретом тогдашней европейской политики: король Людовик XVI разрешил поставки оружия восставшим американским колониям.


Человек-загадка

…У истоков интриги, приведшей к победе в Войне за независимость США, оказались два известных французских литератора, не чуждых дипломатических хитростей, а заодно и шпионажа.

Первый из них, герой многих романов, человек блестящий и авантюрный (Вольтер назвал «славной загадкой для истории»), родился в 1728 году в захолустном городке Тоннере в Бургундии. Младенец был крещен как Шарль-Женевьев-Луи-Огюст-Андре-Тимоте д’Эон де Бомон. Звучное имя отражало славное прошлое дворянского рода, но никак не финансовое настоящее семьи. Юный Шарль, впрочем, быстро завоевал французскую столицу. По окончании колледжа Мазарини он стал секретарем интенданта Парижа, к тому же слыл задирой и лучшим фехтовальщиком своего времени. При всех этих аристократических достоинствах, он был в своем роде еще и интеллектуалом – скажем, выдающимся шахматистом. Но не только - к своим двадцати пяти (по нашим временам совсем еще юноша) он опубликовал серьезный труд «Финансовое положение Франции при Людовике XIV и в период Регентства», а вдогонку - двухтомник «Политические рассуждения об администрации древних и новых народов».

Однако судьбу Шарля д’Эона решили события, разыгравшиеся не в золоченых покоях Версаля, а в глухих американских лесах. Долго вызревавшая напряженность между английскими и французскими колонистами в Новом Свете прорвалась в 1754 году - стычкой у форта Дюкен (сейчас там город Питтсбург, Пенсильвания). Американскими ополченцами командовал Джордж Вашингтон, в то время лояльный британской короне майор, геодезист и плантатор. Французы одержали верх и взяли Вашингтона в плен, но среди раненых оказался и командующий Жюмонвиль.

Так возник острый конфликт колониальных держав, приведший вскоре к Семилетней войне в Европе.


Тайная переписка монархов

portret-kompr.jpg
Шарль д’Эон
Д’Эон оказался замешан в главные политические интриги своего времени. Кузен Людовика XV принц де Конти вовлек молодого человека в круг «Секрета короля» – самую законспирированную сеть агентов с особыми поручениями. Этому способствовал во многом приукрашенный историками комический эпизод на одном из придворных маскарадов. Известный своей похотливостью Людовик XV увлекся стройной девицей в бархатной маске и вскоре с досадой обнаружил, что перед ним юноша, который умеет постоять за себя. За ангельской внешностью красавца Шарля скрывался блестящий ум и бойцовский характер.

В 1755 году некий шотландец, геолог Дуглас Макензи, и сопровождавшая его «племянница» Лия де Бомон отправились в Санкт-Петербург. Среди прочего дамского багажа миловидная француженка везла шифры в подметках туфель и томик Монтескье «Дух законов», в котором только сам д’Эон мог отыскать тайник для хранения переписки. Известно, что мадемуазель де Бомон не только очаровала русскую столицу изяществом своих манер и остротой ума, но и была представлена самой императрице, Елизавете Петровне. По некоторым сведениям, царица сделала ее фрейлиной и даже допускала в свою спальню читать на ночь французские романы. И в один прекрасный день в царских покоях «девица» де Бомон раскрыл томик Монтескье с личным письмом Людовика, с чего, собственно, и началась «переписка доверия» двух монархов, проходившая через руки курьера д’Эона.

Во время Семилетней войны Россия и Франция стали союзницами, а шевалье д’Эон де Бомон добывал славу в качестве капитана лейб-драгунского полка и был отмечен высшей наградой Франции – крестом Святого Людовика. Умением держаться в седле, стрелять и владеть шпагой он превосходил любого офицера. К этому времени из-под пера д’Эона вышло несколько томов исторических исследований (в том числе и по истории России петровского времени), трактаты о налогах, финансах и торговле с Новым Светом.

В конечном итоге кавалер д’Эон оказался в Лондоне в качестве министра-советника французского посольства, исполнявшего обязанности поверенного в делах. В тайные задачи дипломата входило изучить возможности высадки французских войск на Британских островах. В Альбион направлялись преданные люди с секретной миссией: они собирали информацию о бухтах, пригодных для захода военных кораблей и высадки на берег десанта, о дорогах, местах для бивуаков, направлениях марш-бросков. Франция искала возможности взять реванш за потерянные в ходе Семилетней войны американские колонии.


Скандал при дворе

Однако Д’Эона ждало испытание - его покровитель Людовик XV в 1774 году отошел в мир иной, а новый король, Людовик XVI, отказался от услуг шевалье. Прибывший в Лондон французский посланник граф де Герши высокомерно сообщил, что кавалер должен вручить британцам отзывные грамоты и отбыть в Париж до особого распоряжения. При этом ему запрещалось показываться при дворе. Д’Эон понял, что попал в жернова большой политики и его, скорее всего, ждет Бастилия…

Однако строптивец объявил де Герши, что намерен пока остаться в Лондоне, ибо на бумагах графа нет подписи самого короля. Шевалье, ничуть не стесняясь, продолжал аккуратно посещать посольские обеды. Вышколенные официанты каждый раз терялись, кому подавать первому: новому послу де Герши с его верительными грамотами или же прежнему послу д’Эону, так и не представившему в Сент-Джеймс отзывные грамоты. Эти обеды проходили в обстановке ледяного молчания сторон. Сверх того, кавалер ордена Святого Людовика выложил новые веские аргументы.

В дни, когда в американских портовых городах происходили нешуточные волнения против британской короны, в Лондоне шла бойкая торговля скандальной книгой «Письма, мемуары и переговоры кавалера д’Эона». В книге была опубликована часть дипломатической переписки между Версалем и французским посольством в Лондоне. Шевалье благоразумно добавил в заглавие книги: «Том первый». Людовик намек понял: у ловкого авантюриста оказались ключи к секретной политике короля, что было чревато не просто международным скандалом, а новой большой войной с Великобританией.


Интриган Бомарше

…Так началась вторая часть истории, главным героем которой стал другой, не менее изобретательный фигурант большой Истории Пьер-Огюстен Карон. Об этом успешном коммерсанте и финансисте, дерзком прожектере и тайном агенте короля написано немало книг. Ну а в мировую литературу он вошел под именем Бомарше.

bomarshe.jpg
Пьер Карон де Бомарше. Художник Жан-Марк Натье (Общественное достояние)
В прошлом придворный часовщик Пьер Карон, женившись на богатой вдовушке, которая очень скоро умерла, изменил свое имя на «де Бомарше», купив впоследствии дворянский титул. На протяжении многих лет он вел весьма деликатные придворные дела, периодически выполнял секретные дипломатические миссии за границей. А между делом писал пьесы, в которых высмеивал чванливую аристократию.

В апреле 1775 года в Лондон прибыл французский дворянин де Ронак. Анаграмма фамилии читалась легко: «Карон». Впрочем, знаменитый автор «Севильского цирюльника» не делал тайны из своей поездки. Нужно было торопиться: только что прогремели первые выстрелы Войны за независимость США, и американцы осадили британский гарнизон в Бостоне. В преддверии новых катаклизмов король желал избавиться от опасного д’Эона. Французская разведка перепробовала варианты отравления и похищения, но бывший драгунский капитан не единожды доказывал, что обладает не только навыками стрельбы и фехтования, но и конспирации. Недолго думая, он переоделся в женское платье – видимо, вспомнив подвиги молодости, - и нашел себе в Лондоне тайное убежище.

В Версале были уверены: Бомарше сможет обвести вокруг пальца кого угодно, но создатель «Севильского цирюльника» решил усложнить интригу. Для начала он сообщил своему королю: «Сир, Англия переживает такой кризис, такой беспорядок царит как внутри страны, так и в колониях, что она потерпела бы полное крушение, если бы только ее соседи и соперники в состоянии были всерьез этим заняться... Англия потеряет Америку, несмотря на все свои усилия; война все яростнее разгорается не в Бостоне, а в самом Лондоне».

Бомарше убеждал Людовика XVI оказать помощь мятежным американцам: здесь играли роль не только его политические убеждения, но и личный коммерческий интерес.

И вот в одном из лондонских особняков за ужином состоялась секретная встреча двух французских авантюристов: драматург предложил шевалье хороший выкуп за его документы и пожизненный пенсион по возвращении во Францию; однако осторожный д’Эон не спешил сдавать позиции. Бомарше доложил в Версаль о трудностях переговоров и запросил в качестве награды для себя большой заем и разрешение на поставки оружия в Америку через частную подставную фирму.

Бомарше устами Фигаро Бомарше дал красочную характеристику тогдашней секретной дипломатии: «Прикидываться, что не знаешь того, что известно всем, и что тебе известно то, что никто не знает; прикидываться, что слышишь то, что никому не понятно, и не прислушиваться к тому, что слышно всем... худо ли, хорошо ли разыгрывать персону, плодить наушников и прикармливать изменников, растапливать сургучные печати, перехватывать письма и стараться важностью цели оправдать убожество средств».

В конечном итоге министр иностранных дел Его христианнейшего величества граф де Верженн тайно выделил Бомарше миллион ливров и разрешил получить оружие из французских арсеналов. После дипломатического нажима такую же сумму предоставила и Испания, связанная с Францией «семейным пактом». На полученные деньги Пьер Карон создал фиктивную торговую компанию «Родриг Орталес и компаньоны», под вывеской которой начались поставки оружия за океан. Кроме королевских денег Бомарше вложил в предприятие и свой капитал, рассчитывая получить в уплату за оружие американский хлопок, табак, индиго и выгодно перепродать их в Европе.

«Великое дело Свободы», по Бомарше, не только не исключало, но и предполагало извлечение коммерческой выгоды.


Барышня-драгун

Как писал американский историк Джоэл Р. Пол, «д’Эон невольно послужил катализатором, подвигнувшим Людовика XVI вооружить американцев против Британии». Чему предшествовала трагикомическая сцена в лондонской гостиной. Бомарше, умело используя подкуп и запугивания, склонял д’Эона к соглашению. К изумлению драматурга, шевалье в драгунском мундире неожиданно расплакался и признался, что он всего лишь «несчастная женщина», которая испытывает сильные чувства к Пьеру Карону. Комедиограф поначалу не мог поверить своим глазам и ушам, но Шарль-Женевьева искренне рассказывала о жестокой родительской воле, когда из-за ожидавшегося наследства ее одевали и воспитывали как мальчика. Бомарше писал королю: «Мое сердце наполнилось состраданием, когда я узнал, что это преследуемое создание принадлежит к полу, которому все прощается...»

В архиве французского министерства иностранных дел сохранился весьма необычный договор, подписанный с одной стороны господином Кароном де Бомарше в силу полномочий, возложенных на него Людовиком XVI, а с другой – «барышней де Бомон, старшей дочерью в семье, известной до сего дня под именем кавалера д’Эона, бывшего капитана драгунского полка, кавалера ордена Святого Людовика...» Де Бомон соглашалась вернуть свой архив французской короне и признавала следующее: «По воле родителей барышня де Бомон до сего времени жила под чужим ей мужским обличьем, и отныне, дабы положить конец этому двусмысленному положению, вновь станет носить женское платье и больше никогда от этого не откажется, за что ей позволено вернуться во Францию. Как только это условие будет выполнено, она получит пожизненную ренту в 12 тысяч ливров годовых, а все долги, наделанные ею в Лондоне, будут оплачены. Учитывая ее ратные заслуги, ей разрешается носить крест Святого Людовика на женском платье и выделяется 2000 экю на приобретение женского гардероба».

В Лондоне было объявлено о помолвке двух литераторов и дипломатов. Женевьева де Бомон выражала самые нежные чувства Пьеру Карону, подписывая послания к нему «ваша драгуночка». Бомарше развлекал гостей любовными песнями, сочиненными для невесты. Английские граверы изображали двуполую возмутительницу спокойствия одновременно в виде Минервы (богини войны) и Венеры (богини любви). А распутный Париж с интересом ждал, чем закончится первая брачная ночь «капитана в юбке» с ловким комедиантом.


Бомарше, создавший Америку           

Тем временем торговая компания «Родриг Орталес» под прикрытием лондонской шумихи активно снаряжала корабли и организовывала отправку в США тысяч ружей, сотен тонн пороха, амуниции, медикаментов и более двухсот пушек, на которых значилась монограмма Людовика ХVI. Фирма работала как часы: опытные агенты действовали во всех крупных французских портах, где закупались и оснащались суда. Сам Бомарше под именем господина Дюрана совершал длительные вояжи в Бордо, Марсель, Нант, Гавр и лично нанимал капитанов и корабельные команды.

Суда принимали грузы только под покровом ночи…

Деятельность «частной» фирмы Дюрана-Бомарше не была тайной для Лондона. Располагая достоверной агентурной информацией, посол Георга III в Версале лорд Стормонт заявлял протесты министру иностранных дел Франции графу де Верженну. Протесты оспаривались, суда с грузами для Америки на время задерживались, но затем поставки возобновлялись. Французско-британский конфликт до поры до времени ограничивался дипломатической сферой.

…Торговый флот Пьера Карона насчитывал 40 кораблей, включая трехпалубный пятидесятипушечный фрегат «Гордый Родриг». В общей сложности они перевезли в Америку такой объем оружия и снаряжения, которым можно было вооружить тридцатитысячную армию. Важность этих поставок для исхода военных действий трудно переоценить. Достаточно, например, упомянуть, что более восьмидесяти процентов ружейного пороха в войсках Вашингтона было поставлено из Франции.

Сам Бомарше писал об этом без ложной скромности: «Из всех французов, кто бы они ни были, я больше всех сделал для свободы Америки, породившей и нашу свободу, я один осмелился составить план действий и приступить к его осуществлению...»


Бомарше женится на д’Эоне

По прибытии во Францию кавалерша де Бомон сменила драгунские лосины на пышные фижмы, Бомарше поставил в Париже «Женитьбу Фигаро», а в 1778 году возник франко-американский стратегический союз, приведший в итоге к победе в Войне за независимость США. Два талантливых плута, драматург-контрабандист и драгун-девица, стоили один другого, но оба немало споспешествовали делу американской свободы. Однако помолвка Бомарше и д’Эон расстроилась. Шевальерша с обидой, «по-женски», писала об этом в мемуарах: «Там, где требовалась прямота, он использовал хитрость; он должен был предстать посланником великого и щедрого короля перед его нижайшей подданной, а предстал мелким и скаредным торгашом...». Оскорбленная в лучших чувствах д’Эон даже попрекнула Бомарше происхождением, назвав его «сыном часовщика». Королевский агент предпочел цинично отшутиться: «Что можно ожидать от женщины?»

Вскоре «амазонка» д’Эон, прослышав о французской помощи восставшим американским штатам, начнет забрасывать Версаль просьбами о зачислении в волонтерский корпус графа Рошамбо, отправлявшийся в США. В ответ ослушницу посадили в подвал Дижонского замка, а затем отправили под домашний арест в дом матери в Тоннер, где «кавалер-девица» провела шесть лет.

То есть американское приключение гениального интригана, к великой жалости историков, так и не состоялось.

Дальнейшие судьбы шевальерши д’Эон и ее коварного суженого Бомарше оказались удивительно схожими. Оба приветствовали падение Бастилии, не ведая, какие потрясения сулит им новая жизнь. Создатель Фигаро – простолюдина, одерживающего верх над циничными и глупыми аристократами, не подозревал, что в реальной жизни эти Фигаро явятся громить его парижский дом. Лишились голов многие из дворян-офицеров, воевавших в Америке. Бомарше также оказался в тюрьме по обвинению в государственной измене и чудом избежал гильотины.

Госпожа де Бомон отправилась искать утерянное счастье в британскую столицу. Там же вскоре оказался и Пьер Карон. Оба познали забвение и нужду и даже побывали в английской долговой тюрьме. Они более никогда не встречались на берегах Альбиона.

«Я все видел, всем занимался, все испытал», – говорит Фигаро в «Женитьбе». После падения режима Робеспьера писатель смог вернуться на родину и коротал свой век в стесненных материальных условиях. Ходили слухи, что он просил ведомство иностранных дел Франции подыскать ему торговую должность в Америке, но получил отказ…

На туманных берегах Темзы энергичная мадам д’Эон зарабатывала на жизнь уроками обращения с рапирой. Ее физические кондиции удивляли даже опытных мужчин-фехтовальщиков. Она прекратила турниры в возрасте семидесяти лет (!), да и то потому, что получила серьезное ранение в поединке.


Усопшая была мужчиной

23 мая 1810 года лондонский хирург Томас Копленд был вызван для медицинского освидетельствования скончавшейся в преклонном возрасте французской эмигрантки. Подписанное им в присутствии двух других врачей свидетельство о смерти д’Эон утверждает, что нет никаких сомнений в том, что усопшая особа является мужчиной со всеми выраженными признаками своего пола. Словно в насмешку шевалье оставил завещание с просьбой установить на могиле камень с его собственной эпитафией: «...Теперь хвалу и клевету приемлю равнодушно».

Мундиры и кружева, парики и корсеты, пьесы и шифровки... В донельзя запутанной интриге д’Эон–Бомарше теперь уже никто не разберется, кто кого провел и кто был большим ловкачом.

Но зато порох и пушки американцы получили всего за неделю до битвы при Саратоге.

фото: Topfoto/FOTODOM

Похожие публикации

  • Мефистофель, соавтор утопии
    Мефистофель, соавтор утопии
    "О нет! Широкий мир земной еще достаточен для дела!" - воскликнул Фауст. Но соратником и помощником в делах он выбрал черта
  • Барин
    Барин
    Виктория Токарева — о писателе Юрии Нагибине: «В нагибинской жизни можно было всё, не существовало никаких запретов»
  • Белый генерал
    Белый генерал
    В тридцать с небольшим Михаил Скобелев стал настоящим национальным героем сразу в двух странах. Почему не боявшегося пуль и снарядов смельчака сразил злой умысел политиков?
PARA.jpg

BRAK_535х535_story (1).jpg